Об основных темах на российско-турецких переговорах на высшем уровне в Москве

Президенты РФ и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в понедельник в Москве примут участие в восьмом заседании российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня. В центре внимания на переговорах — ситуация в Сирии, поставки Турции зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400, реализация «Турецкого потока» и другие актуальные темы. Кроме того, президенты России и Турции проведут совместную встречу с ведущими представителями деловых кругов двух стран. Эрдоган будет находиться в России с рабочим визитом. Предыдущая встреча лидеров состоялась 14 февраля в Сочи в рамках трехстороннего саммита РФ, Турции и Ирана по сирийскому урегулированию. Ранее, 23 января, Путин и Эрдоган проводили переговоры в Кремле. Как сообщила пресс-служба президента РФ, на переговорах Путина и Эрдогана в понедельник «планируется осуществить углубленный обмен мнениями по всему спектру российско-турецких отношений, включая реализацию совместных стратегических проектов в энергетической сфере, а также сверить подходы сторон по актуальным региональным и международным проблемам». Переговоры Путина и Эрдогана начнутся со встречи в узком составе, отметил помощник президента РФ Юрий Ушаков. Не исключено, что для обсуждения самых чувствительных вопросов часть беседы будет проходить тет-а-тет, сказал представитель Кремля. Затем лидеры двух стран примут участие в пленарном заседании Совета сотрудничества, после чего состоится их встреча с представителями бизнеса в формате круглого стола. По итогам визита будет подписан ряд двусторонних документов в различных областях.

Представитель Кремля уточнил, что приоритетное внимание в рамках обсуждения международной проблематики будет уделено сирийскому урегулированию, в том числе запуску работы конституционного комитета Сирии, проблеме стабилизации обстановки в провинции Идлиб. Напомним, что в сентябре прошлого года на встрече в Сочи президенты России и Турции договорились создать вдоль линии соприкосновения сирийских войск и военной оппозиции в Идлибе демилитаризованную зону: оттуда должны вывести тяжелое вооружение, а саму территорию будут контролировать российские и турецкие военные патрули. В конце марта 2019 года стало известно, что военнослужащие РФ и Турции приступили к скоординированному патрулированию в районе сирийского населенного пункта Телль-Рифаат. По последним данным, за 20 дней военные двух стран уже трижды проводили патрулирование в этом регионе. В Минобороны Турции заявили, что подобное взаимодействие между Анкарой и Москвой продолжится. Речь на переговорах пойдет также о ситуации, связанной с объявленными планами США по выводу американских войск из Сирии. В ходе визита в Россию Эрдоган может вновь поднять вопрос создания зоны безопасности на территории к востоку от реки Евфрат в Сирии. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу после переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым в Анталье сообщил, что Вашингтон не будет выводить войска из Сирии, если контроль над территориями к востоку от реки Евфрат перейдет правительственным войскам президента Башара Асада. Министр иностранных дел России заявил, что Москва и Анкара обсуждают ситуацию на северо-востоке Сирии по линиям внешнеполитических ведомств, министерств обороны и служб безопасности.

В этой связи отметим несколько моментов.

  1. Экономическая составляющая выносится в рамках указанных переговоров практически на приоритетный план. Это понятно и логично: Москва хочет дипломатически поддержать Анкару в рамках ее нынешнего противостояния с Вашингтоном по вопросу сделки по приобретению С-400. В последние недели американцы планомерно давили на турок по этому вопросу на разных уровнях, но пока это окончилось ничем.  Даже несмотря на отказ Пентагона реализовывать ранее согласованную программу по поставкам Турции с самолетов F-35. При этом одним из самых важных вопросов, который обсудят президенты, — это реализация контракта на поставку Вооруженным силам Турции российских зенитно-ракетных систем С-400. В преддверии поездки в российскую столицу Эрдоган в очередной раз подчеркнул, что вопрос о закупке у РФ С-400 завершен, а Турция «продолжает совершать выплаты по контракту». Позицию Анкары до американских коллег донес и глава МИД Турции в ходе визита в Вашингтон, заявив, что «сделка по С-400 не может быть отменена». Ранее официальный представитель президентской Партии справедливости и развития (ПСР) Омер Челик также обрушился с критикой на партнеров Турции по НАТО и страны ЕС по данному вопросу. Он пояснил, что Турции пришлось наращивать мощности ПВО после частичного вывода ее партнерами ЗРК «Пэтриот» несколько лет назад. По мнению политика, получив С-400, Турция не только сможет защитить свои границы, но и «обеспечит безопасность стран — членов Европейского союза и НАТО».  Как заявил 3 апреля вице-премьер РФ Юрий Борисов, Москва не видит оснований опасаться, что Анкара откажется от С-400. «Пока они (турецкие партнеры — прим. ТАСС) привержены подписанным контрактным обязательствам и четко их выполняют. Остальное — это слухи. У нас пока опасений нет», — сказал зампред правительства. В этой связи отметим, что Москва тем не менее опасается. И оговорки российского вице-премьера про «пока», которые прозвучали применительно к этой теме дважды, это косвенно подтверждает.  Прежде всего по причине того, что неизвестна готовность США на глубину уступок Турции по вопросу вынуждения отказа Анкары от реализации такой сделки. И соответственно нет никакой уверенности в стойкости самого Р.Т.Эрдогана при таком сценарии.  В Кремле безусловно учитывают и крайне сложное экономическое положение в самой Турции, ее заинтересованность сохранить и укрепить свое членство в НАТО, а также невнятные результаты правящей в Турции партии ПСР по итогам муниципальных выборов 31 марта. Собственно вся эта история с закупкой С-400 была инициирована Анкарой именно с этой целью, а совсем не с точки зрения повышения своей обороноспособности. Можно конечно иметь ввиду наличие у традиционного антагониста Турции в лице Греции российских систем С-300 (и, кстати, никто в НАТО серьезно не опасается угрозы тем самым для обороноспособности блока), но в реальности Анкара конечно в ее нынешней экономической и политической ситуации воевать с Афинами не собирается, да и собственно никто в НАТО такой войны не допустит. Точно также не будет воевать Турция  с Израилем из-за палестинцев. А иных потенциальных врагов у Турции нет, поскольку даже в случае гипотетического конфликта с Россией очевидно, что С-400 будет при таком сценарии слабым подспорьем.  В этой связи всю эту историю с С-400  надо рассматривать прежде всего как политический маневр Р.Т.Эрдогана в рамках его глобальной торговли и с США, и с ЕС. С первыми  по вопросу своей роли глобального союзника США в регионе (и Сирия в данном случае лишь лакмусовая бумажка в рамках этого), со вторым — по вопросу своей реальной инкорпорации с ЕС. Сигналы от такой готовности Анкары  четко следовать рекомендациям США в случае назначения «своей любимой женой» в регионе Р.Т.Эрдоган посылал в Вашингтон при любом удобном случае.  И естественно, обеспечение интересов Турции в отношениях  с НАТО с точки зрения получения доступа к новейшим оборонным технологиям. Такая политика безусловна является основным базисом неосманской идеологии Анкары. И разворот к России в виде реализации ряда крупных экономических проектах ( АЭС «Аккую» или газопровод «Турецкий поток») — это лишь попытка стимулировать США и ЕС к более осмысленным действиям на вышеуказанных направлениях с одновременной заявкой на получение  серьезных экономических позиций с точки зрения реэкспорта газа в Европу и превращения Турции в мощного экспортера электроэнергетики в регионе, что является обязательным условием экспансии турецкого капитала. Собственно ровно по этой причине турки и планируют поставить эти два проекта во главу угла в рамках переговоров. Как сообщил Ушаков, в повестке переговоров будут также торгово-экономическое сотрудничество двух стран именно в контексте  реализации проекта газопровода «Турецкий поток». Ушаков напомнил, что до конца 2019 года планируется начать первые поставки газа по этому трубопроводу. Еще одна тема — возведение российской стороной первой в Турции атомной электростанции «Аккую», завершение строительства первого блока которой запланировано на 2023 год. То, что спасает сейчас сделку С-400 от ее приостановки или блокирования — это категорический отказ Вашингтона удовлетворять требования Анкары полагать именно ее главным своим стратегическим союзником в регионе, и на сирийском направлении, в частности. В рамках прошедших консультаций в последние недели  американцы в общем-то очень четко дали понять, что менять свою стратегию в Сирии не намерены, и будут продолжать открыто ставить в этой связи на курдов. И в Москве это упрямство американцев был воспринято с удовлетворением, но окончательного спокойствия тем не менее не принесло. Отсюда и новый очень широкомасштабный жест со стороны России в рамках поддержки Р.Эрдогана в виде всей программы нынешнего визита. Его итоги должны четко положительно диссонировать со всеми провальными итогами невнятных консультаций турок с американцами в последний месяц. И вот этот момент не оставляет практически никаких надежд на реально эффективное взаимодействие Москвы и Анкары в том же Идлибе.
  2. Москва безусловно не будет излишне напрягать двусторонние отношения какими-то резкими движениями на сирийском направлении. Как минимум, до окончания завершения сделки по С-400. При этом Кремль жертвует «малым» ради «большого». При этом никаких иллюзий о реальном положении дел в самом Идлибе и прогрессе в рамках выполнения Анкарой Сочинских соглашений в Кремле нет. Умеренных оппозиционных сил в сирийском Идлибе не осталось, все они перешли на сторону террористической организации «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ). Об этом заявил в интервью ТАСС 26 марта заместитель министра иностранных дел России Олег Сыромолотов. «В Идлибе [собрался] очень приличный костяк террористического интернационала. Весь мир шумит, что надо оставить ситуацию в таком виде, но бесконечно это продолжаться не будет, — заявил он. — В сентябре 2018 года мы подписали с Турцией меморандум, согласно которому турецкая сторона будет заниматься выводом оттуда оппозиционных сил. Хотя, на наш взгляд, оппозиционных сил уже не осталось, все они перешли под крышу»Джебхат ан-Нусры», а «ан-Нусра» — это «Аль-Каида» (террористическая организация, запрещенная в РФ)». По словам Сыромолотова, Россия, Иран и Турция будут решать эту проблему. Военные России и Турции находятся в постоянном взаимодействии, шаг за шагом продвигаясь к выполнению совместного меморандума по деэскалации в провинции Идлиб. Об этом заявил в пятницу 5 апреля министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на пресс-конференции с участием главы МИД Турции Мевлютом Чавушоглу по итогам заседания Совместной группы стратегического планирования. «Наши [российские и турецкие] военные, играющие решающую роль в выполнении этого меморандума, находятся в повседневном тесном контакте, — сказал он. — Я уверен, что, учитывая действительно тяжелую ситуацию, которая там сложилась, шаг за шагом мы продвинемся (и уже начали продвигаться) к поставленной президентами задаче, включая создание трех зон совместного патрулирования в качестве первого шага»». Лавров отметил, что Алеппо и другие города на северо-западе Сирии — это цели, по которым террористы «хотели бы наносить удары», в том числе из идлибской зоны. Он подчеркнул, что военные обеих стран это осознают и предупреждают такие действия: «Мы принимаем меры в поддержку тех усилий, которые турецкие военные осуществляют для пресечения подобных вылазок». Обратим внимание на заявления Дамаска в этой связи, которые прозвучали практически в унисон с заявлением министра иностранных дел России. Вице-премьер и министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что Сирия все еще ждет выполнения Турцией сочинского соглашения по Идлибу. Такое заявление, как информирует агентство САНА, он сделал 4 апреля в ходе пресс-конференции со своим венесуэльским коллегой Хорхе Арреасом. «Турецкая сторона медлила с приведением в исполнение сочинского соглашения по Идлибу. Мы продолжаем ожидать выполнения соглашения, но терпение имеет пределы, и мы должны освободить эту землю», — заявил Муаллем. То есть, вот собственно констатация истинного положения дел там, что собственно еще надо дополнить разностью видения на эту тему со стороны Москвы и Дамаска. В этой связи смеем предположить, что касательно Идлиба Москва в рамках предстоящего визита снова ограничится констатацией своей «озабоченности в рамках графика выполнения Сочинских соглашений». Ровно так же Москва очень сдержанно отреагирует на инициативы Анкары по созданию в Сирии своей зоны безопасности по всему периметру сирийско-турецкой границы. Президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что Анкара полностью готова к проведению новой операции в Сирии и будет обсуждать этот вопрос с президентом РФ Владимиром Путиным. Об этом он заявил в понедельник 8 апреля перед вылетом в Москву. «У нас все готово [для операции]. Мы подготовили все, что необходимо, вдоль границы с Сирией. В ходе двусторонней встречи [с Путиным] мы это будем обсуждать», — сказал он в эфире телеканала Эн-ти-ви. Эрдоган указал, что операция «может начаться внезапно ночью» и войска «придут туда, куда необходимо». Внезапный переход границы, по словам президента, является одним из вариантов развития событий, обсуждаемых военным командованием. Сразу отметим, что «добро» от России на такие действия Турция не получит. Даже несмотря на все спекуляции Анкары по вопросу того, что американцы останутся в Сирии, если во главу угла будет ставится присутствие на этой границе именно сирийских правительственных сил. А именно этот вариант, по оценке Москвы, является оптимальным в качестве главной гарантии безопасности Анкары со стороны возможных курдских провокаций. Но самое главное, что в этом плане в заявлении Р.Т.Эрдогана нет ни слова про Идлиб. В сухом остатке — стороны по этим ключевым вопросам останутся, что называется, «при своих». В этой связи рискнем предположить, что гораздо более сильный упор будет сделан в ходе переговоров в этом контексте на формирование конституционного комитета и сохранения в этой связи на плаву Астанинского формата. Собственно об этом намерении свидетельствует все оптимистичные заявления на эту тему со стороны представителей  МИД РФ в последние две недели,  а также обобщение итогов визитов мининдел России в Амман и Анкару в конце марта. В рамках визита С.Лаврова в Турцию  было констатировано, что   министры также рассмотрели формирование сирийского конституционного комитета, решение о создании которого было принято более года назад в Сочи. Как сообщил Лавров, Москва и Анкара договорились ускорить формирование данной структуры, действуя в контакте с ООН, сирийским правительством и оппозицией. «Уверены, что создание такого комитета наконец-то поможет начать тот самый женевский процесс, о котором так много говорят наши западные и другие коллеги», — сказал глава российского дипведомства. Он также констатировал, что РФ и Турция солидарны в необходимости соблюдения резолюции Совбеза ООН 2254 по Сирии, а работа в рамках астанинского процесса по-прежнему является ключевым путем к нормализации обстановки в арабской республике. «»Астанинский формат остается на сегодня, по сути, единственным эффективным механизмом решения многочисленных вопросов сирийского урегулирования», — подчеркнул Лавров. Ну вот две мантры прозвучали, и они будут в центре переговоров. Это конституционный комитет и переговоры в Астане (ныне Нур-Султан). При этом существует очень серьезная проблема — это абсолютно разное видение Анкары и Москвы с точки зрения степени и персоналий курдского присутствия в этом комитете. Но основное даже не в этом, а в том, что говорить о каком-то успехе работы этого комитета сейчас не приходится. При этом опять же повторим, что помимо чисто курдского вопроса, есть и более глобальные вещи. Прежде всего те, что перспективы любого органа в рамках разработки новой сирийской конституции являются очень печальными при наличии параллельного правительства Сирии в Идлибе и наличия нескольких миллионов сирийских беженцев за границей. По этой очень простой причине все рекомендации этого комитета будут носить очень лимитированный характер, а значит будут бесполезными. Снова Москва вытягивает на повестку дня проект новой конституции, хотя для этого нет никаких надлежащих внутренних и внешних предпосылок. Не принимают Основной закон в стране, которая находится в состоянии гражданской войны при отсутствии контроля над значительной частью своей территории. При этом все попытки российской дипломатии такие предпосылки создать, начиная от массированной кампании по возвращению сирийских беженцев из-за границы и заканчивая попытками добиться от ЛАГ возвращения Сирии в ряды этой организации на полях последнего саммита в Тунисе, в общем-то благополучно провалились. Да и собственно и не могли не провалиться, поскольку говорить о прогрессе на этих направлениях возможно говорить только после ликвидации оплота сопротивления в Идлибе. До этих пор все попытки на этом направлении обречены на неудачу. Нельзя ставить телегу впереди лошади. Тем более, что процесс достижения национального консенсуса — это дело очень постепенное, и к конкретной дате его достичь не получится. К конкретной дате можно завершить военную операцию в том же Идлибе, а вот взгляды людей трансформируются вне зависимости от планов на бумаге, а исходя из создания внутренних предпосылок для этого.  А это прежде всего прогресс в рамках локальных перемирий, а не в создании чисто формальных переходных органов.
51.96MB | MySQL:101 | 0,439sec