Ослабление политических позиций президента Судана О.аль-Башира на фоне народных протестов

Президент Судана Омар аль-Башир, правивший страной почти 30 лет, может объявить о своей отставке. Об этом сообщили «Ъ» осведомленные источники. Официально эта информация не подтверждена. Протесты в Судане, спровоцированные повышением цен на хлеб, начались еще в декабре. С тех пор власти пытались найти компромисс с оппозицией. В минувшие выходные протесты резко усилились. Западные страны призвали суданского лидера к сдержанности, а суданская оппозиция пытается наладить контакты с Россией. О.аль-Башир — последний арабский лидер-долгожитель, находящийся на избранной должности, может объявить о своей отставке, сообщили вчера «Ъ» источники, близкие к суданской оппозиции. Информация о том, что в Судане произошел военный переворот и Омар аль-Башир покинул страну, появилась в суданских соцсетях еще в выходные. Однако в понедельник председатель парламента Судана Ибрагим Ахмед Омар в интервью «РИА Новости» опроверг эти сообщения. Их не подтвердили «Ъ» и в посольстве Судана в Москве, заявив, что это «пропаганда оппозиции» и ситуация под контролем. Однако подтвердились сообщения из суданской столицы о том, что армия вступилась за протестующих. Протесты в Судане вспыхнули в декабре прошлого года из-за решения правительства в три раза поднять цену на хлеб и урезать субсидии. Когда недовольство распространилось по всей стране, власти попытались вступить в диалог с протестным движением, которое возглавила Ассоциация суданских профсоюзов. Так, 23 февраля президент распустил центральное правительство, отправил в отставку глав всех провинций, с постов были смещены несколько лидеров региональных подразделений правящей партии «Национальный конгресс». Сам Омар аль-Башир отказался от поста лидера партии. И одновременно ввел в стране чрезвычайное положение сроком на год для принятия экстренных мер по выходу из тяжелого экономического кризиса. Парламент одобрил это решение, но сократил срок ЧП на полгода. В конце февраля президент назначил нового госминистра обороны и произвел перестановки в командовании вооруженными силами. В марте был представлен новый состав правительства. Одним из самых нестандартных шагов президента стало назначение своим помощником главы партии «Аль-Умма» («Нация») Садыка аль-Махди, чье правительство было свергнуто им в результате военного переворота почти тридцать лет назад, 30 июня 1989 года. В последние годы Садык аль-Махди находился в эмиграции и вернулся в страну с началом протестов, претендуя на лидерство среди оппозиции. Несмотря на предложенный ему пост, в конце прошлой недели Садык аль-Махди призвал президента уйти в отставку. Отвергли предложение президента о диалоге и другие лидеры оппозиции. Еще 11 февраля «Альянс суданских революционных сил», называющий себя «новым временным правительством», гарантировал президенту безопасность, заявив, что он может выбирать, покинуть страну или остаться на родине. Более того, оппозиция обещала оказать содействие в отмене ордера на арест Омара аль-Башира, выданного в 2008 году Международным уголовным судом по обвинению в геноциде в Дарфуре. В альянс вошли многочисленные суданские профсоюзы, а также представители полиции и армии. Оппозиция успела не только написать программу действий, но и составить список будущего временного правительства. По соображениям безопасности люди, передавшие «Ъ» программу оппозиции, попросили не называть имя лидера альянса. Отвергнув предложенный президентом диалог, оппозиция перешла к более решительным действиям. По одной из версий, импульс протестам придал успех антиправительственных выступлений в Алжире, где в начале апреля под давлением «улицы» ушел в отставку правивший с 1999 года президент Абдель Азиз Бутефлика. В минувшие выходные, впервые с декабря, на улицы суданских городов вышли десятки тысяч человек. В субботу демонстранты окружили здание Генштаба и отказались расходиться, требуя от военных встать на сторону народа. Силы безопасности попытались разогнать протестующих, но военные вступились за гражданских. Однако без жертв, в том числе среди военных, не обошлось. Суданский комитет врачей сообщает на своей странице в Facebook о 21 погибшем за последние три дня. По официальным данным, число жертв в несколько раз меньше. Как рассказал «Ъ» доцент кафедры всеобщей истории РГГУ Сергей Серёгичев, ситуация в Судане развивается по пессимистичному сценарию. «Власти не могут наладить снабжение населения в столице минимальным продуктовым набором. А это значит, что протесты не прекратятся»,— считает он. По мнению эксперта, ситуация зашла в тупик: президент не может договориться с оппозиций или подавить протесты, а она не в состоянии свергнуть президента. «В интересах оппозиции провоцировать власти на более жесткие меры, чтобы вызвать гнев народа и привлечь внимание международного сообщества»,— сказал эксперт. По его прогнозам, есть два варианта развития событий: относительно мягкая смена власти или резкая эскалация конфликта. В этом случае, скорее всего, вмешается армия. Сергей Серёгичев указал, что до сих пор международное сообщество было достаточно сдержанно. «Никто не стремится к свержению Башира, но, если он не удержит свои позиции, никто ему не поможет»,— сказал эксперт. Вчера Вашингтон, Лондон и Осло призвали власти Судана освободить всех политических заключенных, прекратить насилие в отношении мирных участников протестов, отменить чрезвычайное положение и начать национальный национальный диалог.

В этой связи видимо необходимо пройтись по каждому из этих пунктов, изложенных в российской газете.

В отставку О.аль-Башир не ушел и пока не уйдет. При этом констатируем, что продолжающиеся протесты против президента Судана не только беспрецедентны по своим масштабам и продолжительности, но и по привлечению в ряде случаев поддержки со стороны некоторых подразделений регулярной армии. 8 апреля солдаты, дислоцированные рядом с протестующими, вступили в столкновения с другими силами безопасности, которые пытались разогнать демонстрантов. Утром 9 апреля силы безопасности возобновили  свои попытки разогнать протестующих, что спровоцировало, по данным оппозиции,  «перестрелки» с рядом  подразделений  регулярных армейских сил. В реальности солдаты стреляли в воздух. Тогда же армия призвала полицию, а также сотрудников мощной и влиятельной Национальной службы разведки и безопасности (НСРБ) проявлять сдержанность и не применять против людей слезоточивый газ, что послужило поводом говорить о том, что армия переходит на сторону протестующих  На фоне этих разногласий с армией руководство полиции также приказало своим силам отойти. При этом важно отметить данный момент, однако, неясно, как далеко пойдет регулярная армия, чтобы поддержать протестующих, или какой реально  симпатией движение протеста  на самом деле пользуется в Вооруженных силах Судана. Армия, в конечном счете, по сути, стремилась в рамках этих выступлений оставаться над схваткой: она не предприняла никаких действий по расширению своего контроля в Хартуме, но и не предприняла никаких шагов для свержения правительства, как того требуют протестующие. Вместо этого военные действовали только в оборонительных целях за пределами штаба армии, одного из главных мест проведения демонстраций в конце прошлой недели. Одновременно армейское командование очень четко указало на то,  что оно будет продолжать занимать именно такую позицию.  Армия Судана не допустит хаоса в стране, раскола в рядах вооруженных сил и мятежа внутри силовых структур. С таким заявлением выступил в понедельник 8 апреля министр обороны генерал-лейтенант Авад бен Ауф по итогам заседания высшего армейского командования, передает суданское информационное агентство СУНА. «Вооруженные силы — это предохранительный клапан страны, и они не будут пренебрегать вопросами безопасности и мира своих граждан», — сказал он, подчеркнув, что армия «не пытается использовать текущую ситуацию, чтобы спровоцировать раскол в своих рядах и мятеж среди сотрудников силовых структур страны». «Мы не допустим этого, тем более ценой лишений, нужды и жертв», — подчеркнул он. По его словам, армия «отдает должное побудившим народ выйти на протесты причинам, которые не противоречат чаяниям и устремлениям граждан, но не позволит стране скатиться к хаосу и не потерпит какого-либо вторжения в национальную систему безопасности».

 

Таким образом, армия дистанцировалась от открытой поддержки протестующих. В этой связи обозреватели отмечают,  что такое развитие событий в столице подтверждает сведения о том, что часть офицерского состава среднего и низшего звена не разделяют решения высшего командования поддержать президента. Но и в этом у нас есть определенные сомнения, но о них ниже. В любом случае  это не совсем то, что имеют в виду журналисты. В этой связи закономерен второй вопрос: насколько глубоки расколы в армии и службах безопасности? Регулярная армия Судана является одной из основных ветвей суданского правительства, но она не обеспечивает монопольно систему, которая лежит в основе контроля О.аль-Башира над Суданом. Для этого президент в гораздо большей степени полагался на НСРБ, а также на Силы быстрой поддержки (СБП) — по существу бывшие формирования «Джанджавид», которые играли важную роль в конфликте в Дарфуре, и в настоящее время выполняют функции личной охраны О.аль-Башира и поддержание федерального контроля на местах. СБП получили лучшую технику и больший приоритет в плане оплаты, чем армия. Хотя эти факторы повышают вероятность того, что недовольство регулярной армии правительством будет расти — до такой степени, что она может даже стать активным его противником, — НСРБ  и СБП, вероятно, будут продолжать оказывать сильную поддержку О.аль-Баширу. Однако даже в этом фундаменте поддержки появились трещины, о чем свидетельствуют комментарии командующего СПБ генерала Мухаммеда Хамдана Хемити, который высказал  определенную поддержку ряду требований протестующих. В этой связи отметим, что если правящая партия Судана решит отстранить О.аль-Башира, она, скорее всего, приступит к осуществлению внутреннего переходного плана, который будет равнозначен медленному дворцовому перевороту. Как будет выглядеть план перехода? В то время как Осло, Вашингтон и Лондон призывают Хартум представить политический переходный план, неясно, как будет выглядеть такой план — или даже будет ли он работать. О.аль-Башир и его партия «Национальный конгресс» (ПНК) предложили вступить в переговоры  оппозиционным группам, но они вряд ли пойдут на кардинальные  уступки, которые коренным образом изменят структуру правительства, институциональную силу партии или аппарат разведки и безопасности страны. Вместо этого ПНК, скорее всего, будет обсуждать, является ли продолжение  пребывания О.аль-Башира у власти  в конечном итоге оптимальным алгоритмом действий в такой ситуации.  Потенциальным преемником при этом называют Мухаммеда Тахира Айалу, который стал премьер-министром в прошлом месяце и является протеже О.аль-Башира. В этой связи отметим, что инцидент у штаба армии и противостояние армии и служб безопасности  могут иметь под собой и более прозаичные причины. А именно борьбу за власть внутри самой ПНК. Ведь таким образом армия (и стоящие за ней некоторые руководители ПНК) четко сигнализируют Западу и США о том, что  глава  НСРБ С.Гош, которого они активно обсуждают в качестве возможного преемника О.аль-Башира, не обладает всей полнотой власти в стране и не контролирует силовой блок целиком и полностью. И такие сигналы очень в натуре О.аль-Башира, который сейчас на фоне эскалации С.Гоша открыто тронуть не может, но скомпрометировать его в качестве кандидата в возможные преемники очень даже способен. В любом случае, внутренние игры в ПНК будут барометром потенциальных изменений в Судане, особенно в отношении того, поддерживают ли некоторые в партии требования протестующих.

В этой связи остается главный вопрос: может ли Хартум купировать нынешний экономический кризис? Хотя устранение О.аль-Башира стало сейчас общим рефреном среди протестующих, суть их жалоб — плачевное состояние экономики. Судан балансирует на грани экономического кризиса с тех пор, как Южный Судан получил независимость в 2011 году, забрав с собой три четверти добычи нефти в Судане. С начала 2018 года экономика Судана погрузилась в кризис, так как инфляция достигла 73% в годовом исчислении. ПНК обещала экономические реформы, повышение заработной платы и увеличение инвестиций, но клятвы не смогли поколебать демонстрантов. В данном случае вопрос стоит очевидно – нужны кредиты. О.аль-Башир надеялся, что его обращение к Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) принесет финансовую поддержку, но его призывы к Объединенным Арабским Эмиратам и Саудовской Аравии о выделении средств до сих пор оставались без внимания. И поскольку О.аль-Башир ранее делал предложения своим региональным врагам, Турции и Катару, Абу-Даби и Эр-Рияд могут даже поддержать свержение О.аль-Башира в пользу якобы более податливого правителя, такого как глава НСРБ Салах Гош. Они, как и американцы, ставят на него. Если О.аль-Баширу и ПНК удастся заручиться финансовой поддержкой со стороны ССАГПЗ, это может быть связано с будущим политическим выживанием президента. Но, учитывая постоянные демонстрации, шаткую поддержку со стороны военных и опасный финансовый кризис, О.аль-Баширу, возможно, придется согласиться принять помощь из любой страны, где он может ее получить, независимо от ее стоимости с точки зрения политических уступок.

51.87MB | MySQL:101 | 0,350sec