Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (8 — 14 апреля 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Судане и Израиле. В Судане 11 апреля в результате военного переворота был свергнут режим президента О. аль-Башира. 9 апреля в Израиле прошли выборы депутатов Кнессета (парламента). Убедительную победу на них одержала партия Ликуд во главе с премьер-министром Б. Нетаньяху.

11 апреля командование ВС Судана совершило военный переворот и отстранило от власти президента страны О. аль-Башира. Этому шагу военных предшествовали массовые выступления оппозиции, не прекращавшиеся с декабря 2018 г., участники которых требовали смены власти в Судане. Для управления страной в переходный период был создан Военный совет. Первоначально его возглавил глава Минобороны генерал А. бен Ауф, а 12 апреля его сменил генерал А. Ф. аль-Бурхан — бывший начальник штаба Сухопутных войск, назначенный в феврале главным инспектором ВС Судана. Именно А. Ф. аль-Бурхана считают в Судане подлинным организатором переворота.

В своем заявлении военные объявили о начале двухлетнего переходного периода, введении на территории страны режима чрезвычайного положения сроком на три месяца и комендантского часа сроком на один месяц, приостановке действия временной конституции 2005 г., роспуске парламента, правительства и местных органов власти. Обещано провести выборы после окончания двухлетнего периода. Военный совет призвал к диалогу и консенсусу с политическими силами Судана. Также было заявлено, что военные «не будут вмешиваться в процесс формирования и деятельности гражданского правительства». Кроме того, армия рассматривает вариант досрочного возвращения гражданскому правительству власти в стране, если ситуация в Судане «заметно улучшится». Все политические заключенные и те, кто был арестован в ходе последних массовых акций протеста, освобождены из тюрем. В то же время сообщается о задержании более 100 человек из окружения О. аль-Башира, включая действующих и бывших высокопоставленных лиц. Сам бывший президент также арестован и «удерживается в безопасном месте». Военные не намерены выдавать О. аль-Башира Международному уголовному суду, который обвинил его в военных преступлениях в Дарфуре. В отставку подал глава Национальной службы разведки и безопасности Судана С. Гош. Военный совет Судана «продолжит соблюдать все международные нормы и соглашения для обеспечения стабильного переходного процесса».

Со своей программой политических преобразований в стране выступили 12 апреля Силы быстрого реагирования Судана, одно из наиболее мощных формирований армии (численность до 40 тыс. человек) под командованием генерала М. Х. Дакло (более известен как «Хамидти»). В частности, было предложено «начать диалог с различными слоями общества, политическими партиями, профессиональными объединениями, молодежными и гражданскими организациями», указана необходимость разработки «четкой программы переходного периода сроком от 3 до 6 месяцев, в течение которого будет пересмотрена конституция».

13 апреля Военный совет отменил комендантский час и режим чрезвычайного положения, призвав народ вернуться к повседневной жизни. Глава совета А. Ф. аль-Бурхан пообещал сформировать гражданское правительство и искоренить в стране все, что связано с прежним режимом. В этот же день М. Х. Дакло был назначен заместителем главы Военного совета Судана.

Суданская оппозиция, прежде всего Объединение профсоюзов Судана – основной организатор акций протеста в стране, отвергла заявления военных, выступила за формирование гражданского совета на переходный период, призвала к новым акциям протеста. В Хартуме продолжаются выступления оппозиции с требованием создания гражданского правительства. Вместе с тем, по информации СМИ, «назначению Бурхана «улица» обрадовалась».

Ведущие страны Запада выступили за политическое урегулирование и «демократический переход» власти в Судане. Саудовская Аравия и ОАЭ заявили о поддержке действий и планов новых властей в Хартуме и намерены оказать Судану гуманитарную помощь. Москва призвала суданские стороны решать все вопросы мирными средствами через национальный диалог.

В заключение отметим, что «многие экономические проблемы Судана носят структурный характер и для их решения потребуются долгосрочные реформы и инвестиции. Отсутствие политических реформ и улучшений в экономике делает вероятным продолжение протестов».

9 апреля в Израиле прошли выборы в Кнессет, на которых возглавляемая премьер-министром страны Б. Нетаньяху партия Ликуд добилась крупного успеха, завоевав 36 из 120 мест (в предыдущем составе Кнессета – 30 мест). Ближайший конкурент Ликуда — центристский блок «Кахоль-Лаван» бывшего начальника Генштаба ЦАХАЛа Б. Ганца — получил 35 мандатов. Традиционными участниками коалиций во главе с Б. Нетаньяху выступают движения ультраортодоксальных еврейских общин – сефардский ШАС и ашкеназийское «Еврейство Торы», которые будут представлены в Кнессете 8 и 7 депутатами соответственно. Всего же, как полагают политические наблюдатели, Нетаньяху может рассчитывать на 65 мандатов, что позволит ему вновь сформировать коалиционное правительство страны. В Москве сообщили, что не сомневаются в том, что новое правительство Израиля сохранит дружественные отношения с Россией.

На подступах к столице Ливии Триполи продолжаются боевые действия между силами Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара и военными формированиями, поддерживающими Правительств национального согласия (ПНС) Ф. Сараджа. Выйдя с юга на окраины Триполи, передовые подразделения ЛНА увязли в боях с формированиями ПНС примерно в 10−11 км от центра столицы. К концу минувшей недели бои приняли преимущественно позиционный характер. Обе стороны активно используют боевую авиацию. Общенациональная конференция с участием различных сторон ливийского конфликта, запланированная на 14-16 апреля в городе Гадамас, перенесена на фоне эскалации конфликта в стране. Президент Египта А. Ф. ас-Сиси провел 14 апреля в Каире встречу с командующим ЛНА фельдмаршалом Х. Хафтаром. Египетский руководитель подтвердил поддержку Каиром усилий по борьбе с терроризмом, экстремистскими и повстанческими группировками в целях достижения безопасности и стабильности на всей территории Ливии.

Парламент Алжира утвердил 9 апреля отставку президента А. Бутефлики. В этот же день временным президентом АНДР депутатами обеих палат парламента утвержден глава Совета нации (верхней палаты парламента) А. Бенсалех. Выборы нового президента Алжира состоятся 4 июля.

Тем временем в столице и других городах страны не прекращаются массовые протестные выступления, участники которых требуют отставки временного президента А. Бенсалеха, премьер-министра Н. Бедуи, руководителей правящей партии Фронт национального освобождения и всех, кто так или иначе связан с окружением бывшего президента и нынешней политической системой. Массовая манифестация в столице страны, проходившая 12 апреля, переросла в жесткое противостояние ее участников с полицией и спецназом. В итоге ранения получили 83 полицейских, сообщается о задержании 180 нарушителей правопорядка.

8 апреля в Москве состоялись переговоры президентов России и Турции В. Путина и Р. Т. Эрдогана, а также прошло очередное заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня с участием лидеров двух стран. В. Путин отметил энергичные усилия Москвы и Анкары для активизации внутриполитического процесса в Сирии, а завершение контракта по поставке в Турцию ЗРС С-400 назвал приоритетом для Москвы и Анкары. Путин сообщил, что обсудил с Эрдоганом тему поставок С-400, а также другие текущие и перспективные проекты военно-технического сотрудничества, подчеркнув, что две страны могут выйти на совместную разработку и производство высокотехнологичной военной техники. Россия и Турция договорились способствовать скорейшему запуску конституционного комитета Сирии и продолжат эффективное взаимодействие с участием Ирана в рамках астанинского формата. В то же время договоренности РФ и Турции по Идлибу реализуются, хоть и не так быстро, как планировалось, отметил В. Путин. В целом он назвал прошедшие в Москве переговоры с Р. Т. Эрдоганом деловыми и конкретными, хотя «они прошли не без споров». Так, Москва будет искать решение проблемы цены на газ, так как дорожит турецким рынком и отношениями с «турецкими партнерами и друзьями». Россия и Турция заключили несколько новых соглашений по итогам переговоров В. Путина и Р. Т. Эрдогана.

Администрация США продолжает оказывать жесткое давление на Турцию с целью вынудить ее отказаться от приобретения в России ЗРС С-400. Так, госсекретарь США М. Помпео 9 апреля уведомил власти Турции о том, что после развертывания С-400 Анакара больше не сможет участвовать в программе создания и приобретения истребителя 5-го поколения F-35. Турция пока твердо отстаивает свою позицию. «Если США не захотят продать нам ЗРК «Пэтриот», то завтра мы можем приобрести второй комплекс С-400, можем также закупить и другие системы ПВО», — объявил глава турецкого МИД М. Чавушоглу. Кроме того, Турция может обратиться к любой другой стране, если США откажутся поставить республике F-35, отметил министр. Отдельные компоненты для комплекса С-400, согласно договоренностям Москвы и Анкары, могут производиться в Турции, заявил 11 апреля пресс-секретарь президента России. Д. Песков.

8 апреля США приняли решение внести Корпус стражей исламской революции (КСИР) Ирана в список иностранных террористических организаций. По словам президента Д. Трампа, данное решение призвано в первую очередь лишить ресурсов КСИР. Кроме того, этот шаг Вашингтона коснется всех физических и юридических лиц в других странах, которые поддерживают КСИР. Это первый случай, когда США внесли в список террористических организаций иностранную государственную структуру. Иран в ответ объявил США «государством-спонсором терроризма, а Центральное командование ВС США и силы, связанные с ним, террористической группировкой».

Средства ПВО Сирии 13 апреля перехватили несколько израильских ракет в провинции Хама в районе города Масьяф. Израильтяне атаковали иранские военные объекты.

Боевики в идлибской зоне деэскалации на минувшей неделе неоднократно обстреливали населенные пункты в провинциях Идлиб, Латакия, Хама и Алеппо, а правительственная армия наносила удары по позициям противника. По информации СМИ, примерно 2,5 – 3 тыс. боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) активно действуют в пустынных районах в центральной части Сирии. Большая часть из них имеет поддержку со стороны местных бедуинских племен. Сообщается, что на минувшей неделе сирийская армия второй раз за апрель «потеряла» конвой, который должен был прибыть из Пальмиры в Дейр эз-Зор. Командование ВС САР считает, что колонна могла попасть в засаду, устроенную террористами ИГ.

Глава МИД САР В. Муаллем провел 14 апреля в Дамаске встречу со спецпосланником генсека ООН по Сирии Г. Педерсеном. Обсуждались усилия по урегулированию сирийского кризиса.

На прошедшей неделе президент Египта А. Ф. ас-Сиси посетил с визитом США. По итогам переговоров с А. Ф. ас-Сиси президент Д. Трамп сообщил: «У нас никогда не было лучших отношений, Египта и Соединенных Штатов, чем сейчас». Тем временем США пригрозили Египту санкциями в случае покупки у России истребителей Су-35, сославшись на закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (2017 г.). В Вашингтоне выразили надежду, что Каир оценит ситуацию и решит «не идти по этому пути, а пойти по пути поддержки и инвестиций со стороны Соединенных Штатов» и будет «больше ориентироваться на Запад, на США». Сообщается, что американская администрация получила от Египта заверения, что Каир учитывает угрозу санкций за покупку самолетов у России. По имеющейся информации, Египет уведомил США об отказе участвовать в формировании лоббируемого Вашингтоном Ближневосточного стратегического альянса (MESA, также известного как «арабская НАТО»).

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях оманско-американских отношений

 

 

Оманско-американские отношения имеют давнюю историю. В настоящее время они развиваются стабильно, на прагматичной основе. Традиционно, тесные военно-политические связи с США, в целом прозападная внешнеполитическая ориентация страны, остаются одной из основ международной политики султаната, определяют его долгосрочные приоритеты в области национальной безопасности и обороны. В Маскате выступают за сохранение американского военного присутствия в регионе Персидского залива. Из аравийских монархий Оман в большинстве случаев наиболее последовательно поддерживает политику Вашингтона на Ближнем Востоке, в том числе по вопросам арабо-израильского урегулирования. В то же время оманское руководство, стремясь упрочить положительную для страны тенденцию развития взаимовыгодного многопланового сотрудничества с Соединенными Штатами, не отстраняется «от тесных контактов с другими государствами, которые имеют не самые лучшие отношения с США».

В Вашингтоне рассматривают Оман в качестве важного регионального партнера США «по широкому кругу вопросов, связанных с политикой и безопасностью на Ближнем Востоке». Принимая во внимание значимость султаната для американской политике в регионе, сменяющиеся администрации в Вашингтоне воздерживаются от гласной критики отношений Омана с Ираном. Это относится и к нынешней администрации президента Д. Трампа, которая также не просит Маскат разорвать отношения с Тегераном, хотя, в частности, «прозрачно» намекает оманцам на необходимость перекрыть путь иранским караванам для йеменских мятежников-хоуситов. Напомним, что, имея особые отношения с Тегераном, Оман в период отсутствия официальных дипломатических отношений между США и Ираном неоднократно выступал посредником в интересах Соединенных Штатов в различных «щекотливых делах». По информации СМИ, при Д. Трампе этот посреднический канал, скорее всего, не используется. Считается, что султанат сыграл достаточно важную посредническую роль в подготовке переговоров международных посредников с Тегераном по иранской ядерной программе (ИЯП). Оман заявил о своей поддержке соглашения по ИЯП, достигнутого в 2015 г. В то же время султанат не одобряет предполагаемые намерения Ирана по созданию собственного ядерного оружия. В целом Оман умело балансирует между США и Ираном.

В Вашингтоне поддержали курс султана Кабуса на постепенную демократизацию политической жизни Омана, к реализации которого глава государства приступил еще в начале 1980-х гг. Вместе с тем, американцы продолжают подвергать критике политику оманских властей в сфере соблюдения прав человека и демократических свобод. В частности, указывается, что действующие в Омане законы «обеспечивают ограниченную свободу слова и печати», однако правительство страны на практике во многом не соблюдает даже эти ограниченные права.

Военно-политическое сотрудничество между Оманом и США имеет прочную договорно-правовую базу. Еще в 1980 г. Оман заключил с США соглашение о военном и экономическом сотрудничестве, по которому американские вооруженные силы получили право пользоваться военными базами на территории султаната в случае чрезвычайных обстоятельств и при условии предварительного уведомления со стороны Соединенных Штатов. Данный документ регулярно продлевается каждые 10 лет. Последний раз это было сделано в 2010 г.

В 1981 г. Оман и США подписывают соглашение о расширении двустороннего военно-политического и военно-технического сотрудничества. Речь, в частности, шла об оказании американской военной помощи султанату и предоставлении Соединенным Штатам возможности размещения на оманской территории различных военных запасов.

На сегодняшний день США имеют право использовать военно-воздушные базы в Маскате, Тумарите и на острове Масира. На этих объектах заскладированы боеприпасы и различное оборудование, а также размещены примерно несколько сотен американских военнослужащих, преимущественно из состава ВВС. Кроме того, американские военные склады имеются на военной базе Мутанна.

24 марта 2019 г. между США и Оманом подписано дополнительное соглашение, по которому султанат предоставил ВМС США право захода в порты Салала и Дукм, расположенные на побережье Персидского залива, что расширяет возможности для деятельности американских военных кораблей в зоне Ормузского пролива. «Соглашение подтверждает приверженность обеих стран продвижению целей взаимной безопасности и подчеркивает прочную силу стратегических отношений между США и Оманом», заявили в американском посольстве в Маскате.

Соединенные Штаты неоднократно использовали оманские базы в ходе войн и вооруженных конфликтов в регионе (Ирак, Афганистан). При этом отметим, что, предоставляя военные базы для использования вооруженными силами США (а также Великобритании), руководство султаната предусмотрело отказ от своих обязательств на случай, если боевые действия будут вестись против Ирана. И еще. Получая от Вашингтона дотации за использование военных баз, оманцы направляли их как на реализацию различных экономических проектов, так и на закупку вооружения и военной техники в тех же США. Американские военные неоднократно модернизировали используемые ими оманские базы.

Развивается оманско-американское военное сотрудничество и в других сферах. Так, США помогают в подготовке местных военных кадров: оманские военнослужащие обучаются в Соединенных Штатах по специальностям управление войсками, разведка, военная логистика, обеспечение безопасности на море, борьба с терроризмом. Периодически проводятся совместные учения вооруженных сил двух стран с участием подразделений сухопутных и воздушно-десантных войск, ВВС и ВМС. В 2013 г. Оман и США провели переговоры о возможном участии султаната в создаваемой американцами региональной системе ПРО в зоне Персидского залива. Корабли американских ВМС совершают частые заходы в оманские порты.

США являются основным поставщиком вооружения и военной техники Оману. В 2016 г. завершена поставка оманским ВВС второй партии из 12 тактических истребителей F-16А/С и модернизация 12 ранее поставленных самолетов этого типа. Для истребителей F-16 из США поставлены авиабомбы, управляемые по лазеру, и ракеты класса «воздух-воздух» средней и малой дальности. Кроме того, в последние годы оманские вооруженные силы получили три военно-транспортных самолета С-130, противокорабельные ракеты типа «Гарпун», 400 ПУТР «Джавелин», ПТРК ТОУ-2В, 20 многоцелевых автомобилей повышенной проходимости.

Оман и США активно сотрудничают в деле борьбы с терроризмом. В 2014 г. Оман присоединился к возглавляемой Вашингтоном коалиции против «Исламского государства» (запрещено в России), но не принимает участия в военной кампании. Американцы оказывают султанату помощь в подготовке кадров по борьбе с терроризмом, поставляют необходимое оборудование и технику.

В 2015 г. Оман согласился на «разгрузку» американской антитеррористической тюрьмы на базе в Гуантанамо с переводом части заключенных в тюрьмы султаната.

Поддерживаются отношения между спецслужбами двух стран в вопросах противодействия наркобизнесу и незаконному трафику оружия и контрабанде. США оказывают помощь Оману в укреплении служб пограничной и береговой охраны, поставляя специальную технику, средства связи и обучая личный состав.

Развиваются оманско-американские торгово-экономические связи. С 2006 г. между сторонами действует соглашение о свободной торговле. США являются четвертым по величине торговым партнером Омана. Американский экспорт в Оман представлен преимущественно автомобилями, самолетами и запчастями к ним, буровым и нефтепромысловым оборудованием, другой продукцией машиностроения. Оманский экспорт в США состоит в основном из удобрений (пестицидов) и побочные продуктов переработки нефти, таких как пластмассы. Соединенные Штаты почти не ввозят к себе сырую нефть из Омана, и это является одной из причин дефицита в двусторонней торговле для султаната.

Таким образом, оманско-американские отношения развиваются стабильно и по обоюдному намерению сторон имеют хорошие перспективы для дальнейшего укрепления и развития. При этом, несмотря на имеющую место известную неопределенность в вопросах престолонаследия, «большинство компетентных наблюдателей в США выражают твердую уверенность, что связи Омана с США вряд ли ослабнут в случае естественной смены монарха».

38.98MB | MySQL:87 | 0,876sec