О возможных перспективах развития ирано-суданских отношений после отставки президента Омара аль-Башира

Последние дни внимание мирового сообщества приковано к Судану. Изначально социальные протесты, инициированные в декабре прошлого года по причине тяжелого экономического положения, вылились в антиправительственные акции с требованием отставки президента Омара аль-Башира, правившего в стране на протяжении последних 30 лет. К протeстному движению по просьбе самих участников присоединились суданские военные. 11 апреля с.г. армейское руководство провело срочное заседание и выступило на пресс-конференции, на которой заявило, что берет власть в свои руки, а президент О.аль-Башир взят под арест.  В отставку ушло все правительство Судана. Вооруженные силы намерены взять под свой контроль руководство страной в переходный период, который продлится до двух лет. За несколько месяцев продолжительных протестов погибло около 60 человек.

Многие страны региона уже отреагировали на события в нестабильном Судане. Среди них и Исламская Республика Иран. Представитель Министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касеми назвал недавние политические события в Судане внутренним делом африканского государства, заявив, что Тегеран не будет вмешиваться. «Принципиальная политика Ирана — не вмешиваться во внутренние дела других стран», — заявил Б.Касеми.

Он утверждает, что Иран всегда призывал и будет призывать к стабильности и безопасности мусульманских стран. «Мы надеемся, что все суданские стороны будут сдержанно и мирно выдвигать свои требования, используя все мирные средства и проводя политику взаимодействия и диалога», — добавил пресс-секретарь МИД и выразил надежду на то, что спокойствие и стабильность будут восстановлены в Судане как можно скорее.

Позиция Ирана относительно ситуации в Судане примечательна тем, что свергнутый президент Омар аль-Башир на протяжении долгих лет был одним из близких партнеров Ирана, и имел личные теплые отношения с Верховным лидером ИРИ (рахбаром) аятоллой Али Хаменеи. За годы своего правление О.аль-Башир неоднократно посещал Иран, где ему оказывали прием на высшем уровнем. А.Хаменеи во время своей встречи с президентом Судана в 2011 году, подчеркнул поддержку Ираном «Исламского государства, правительства и народа Судана», высоко оценил «стойкость и сопротивление» страны «заговорам и давлению со стороны Соединенных Штатов, сионистского режима и Запада». Президенты ИРИ Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, Мохаммад Хатами и Махмуд Ахмадинежад также совершали официальные визиты в африканскую страну.

Когда в 2008 году Международный уголовный суд вынес обвинительный приговор О.аль-Баширу по делу о геноциде в Дарфуре, страны Лиги арабских государств, Африканского союза и Движения неприсоединения, членом которого является и Иран, выразили несогласие с решением суда. Спикер Меджлиса ИРИ Али Лариджани даже отправился в Судан с целью выразить поддержку своей страны и всего исламского мира, а тогдашний министр иностранных дел Манучехр Моттаки заявил об официальной поддержке правительства Исламской Республики О.аль-Баширу и его кабинету.

Согласно неофициальным данным, Иран и Судан активно сотрудничали в военной сфере: Тегеран финансировал поставки вооружений Судану. Западные источники утверждают, что 96% оружия, импортируемого в Судан, поступает из Ирана и Китая. В 2014 году в Организации Объединенных Наций обвинила Исламскую Республику в передаче оружия Судану. Ранее Израиль захватил корабль в Красном море под флагом Панамы, который шел из Бандар-Аббаса в Судан и перевозил ракеты с дальностью действия до 200 км. Однако никакого документального подтверждения этих обвинений не было представлено, а Иран никак не комментирует эти сведения. Дело в том, что практически все оружие в Судане не задекларировано, а производители не указываются, что дает возможность международным организациям обвинять Иран в поставках вооружений. Также распространена версия о том, что Корпус стражей исламской революции (КСИР) оказывает поддержку суданским вооруженным силам. Судан в свою очередь предоставил Ирану свои военно-морские объекты. В 2006 году аятолла Хаменеи на встрече с президентом Судана даже предложил предоставить иранские ядерные технологии африканской стране.

Курс Омара аль-Башира на исламизацию находил полное понимание у Ирана, использующего все возможные механизмы для экспорта исламской революции. При финансовой поддержке Ирана в стране были построены новые мечети, открывались иранские культурные центры. Наиболее активные связи относятся к периоду президентства Махмуда Ахмадинежада (2005-2013).

Возможное развитие ирано-суданских отношений после отставки давнего союзника ИРИ прокомментировал доктор Мани Мехраби — старший аналитик научного центра по международным отношениям Ирана. По оценкам эксперта, отношения между Ираном и Суданом за последние годы свелись к минимуму. Вслед за Саудовской Аравией Хартум сократил свои связи с Тегераном, на что иранская сторона ответила взаимным ограничением контактов.

Что касается военного сотрудничества, то М.Мехраби считает обвинения в адрес Ирана в поставках вооружений манипуляцией американской стороны с целью создать формальный повод для введения антииранских  санкций, что в результате и было сделано Вашингтоном. Но, по словам эксперта, никаких двусторонних военных соглашений между Тегераном и Хартумом никогда не подписывалось.

По мнению аналитика, такая страна, как Судан, находящаяся в глубокой региональной изоляции, нуждается в поддержке сильного соседа, как Саудовская Аравия. После действия многолетних санкций против Хартума экономическая ситуация в стране достигла кризисного состояния, а некогда партнер — Иран оказался не в состоянии оказать необходимую помощь, т.к. сама Исламская Республика переживала сложные времена из-за давления тех же санкций.  Любое сближение с Тегераном вызывало ответную негативную реакцию Эр-Рияда. Напомним, что когда в 2013 году О.аль-Башир намеревался принять участие в церемонии инаугурации президента Хасана Роухани, то КСА запретило пролет над его территорией. Под давлением Эр-Рияда власти Судана закрыли несколько культурных центров Ирана, которые занимались пропагандой шиизма в населенной суннитами стране, и дали три дня на эвакуацию их сотрудников. Более того, Омар аль-Башир заявил о запрете въезда в Судан шиитам из Ирака, Ливана, Сирии и Йемена. В 2013 году Судан присоединился к саудовской коалиции против хоуситов Йемена, в то время как Тегеран с самого начала военных действий их поддерживает. В 2016 году Судан, вслед за КСА разорвал дипломатические отношения с Ираном после нападение на саудовское посольство в Тегеране в связи с казнью шиитского священнослужителя шейха Нимра ан-Нимра.

Исходя именно из экономических соображений, новое временное военное руководство Судана будет выстраивать свою дальнейшую внешнюю политику, оглядываясь на Эр-Рияд, что, очевидно, приведет к дальнейшему дистанцированию от Ирана. Иранская сторона, предвидя такой сценарий, не предпринимает никаких действий для восстановления былого уровня двусторонних отношений. Тегеран не рассматривал Судан в качестве основного партнера в Африке, т.к. страна является лишь региональным игроком и не имеет необходимого политического веса для роли стратегического партнера. В первую очередь Тегеран рассматривал Судан как очередную платформу для распространения идей и ценностей Исламской революции. Однако Иран не только не добился своей цели, но и получил дополнительные проблемы в виде санкций и негативного имиджа на Западе.

51.47MB | MySQL:103 | 0,371sec