О продвижении американцами арабо-израильских отношений накануне обнародования «сделки века» президента Д.Трампа

Два года назад Белый дом анонсировал наличие мирного плана урегулирования палестино-израильского конфликта, названного «сделкой века». В виду отсутствия по сей день официальной информации о ее содержании, на протяжении всего этого времени в СМИ периодически появлялись «утечки» и сообщения о «раскрытии подробностей». В израильских СМИ, в частности, в 2017 году писали о том, что президент США Дональд Трамп и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху договорились о новых условиях, исключающих решение конфликта на основе принципа «двух государств для двух народов». В случае утверждения такого плана к Египту перейдет находящийся в блокаде сектор Газа, а Западный берег р. Иордан – к Иордании. Израиль оставит под своим контролем часть Западного берега р. Иордан и предоставит израильское гражданство палестинцам, и так по факту находящимся под его управлением. С этой целью было проведено много тайных встреч между израильскими официальными лицами и арабскими лидерами, в том числе египетским президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси и королем Иордании Абдаллой II.

В Палестинской национальной администрации (ПНА) во главе с Махмудом Аббасом (Абу Мазеном) утверждают о наличии «заговора Израиля, Америки, Саудовской Аравии и Египта, цель которого состоит в том, чтобы отделить сектор Газа от Западного берега р. Иордан, решить экономическую проблему Газы, одновременно укрепляя ХАМАС, таким образом избежать дипломатических переговоров о будущем Палестины»[i].

При этом официальная египетская позиция заключается в том, что Каир поддерживает все усилия и инициативы по достижению всеобъемлющего соглашения, основанного на принятых в прошлом международных резолюциях и на принципе двух государств для двух народов в границах до 1967 года со столицей Палестины в Восточном Иерусалиме. Это говорит о том, что Египет выступает против саудовской идеи признать столицей Палестины Абу-Дис (предместье Иерусалима). Египтяне настаивают на том, что любой экономический план в отношении Газы не заменит политическое соглашение, принятое всеми палестинцами. Таким образом, Египет разделяет продолжение этого процесса на две части: помощь Газе и развитие ее экономики с одновременным укреплением египетской границы с Сектором и всеобъемлющие дипломатические переговоры независимо от экономических проблем Газы.

Король Иордании Абдалла II обеспокоен возможным намерением Саудовской Аравии покуситься на иорданский статус покровителя святых мест Иерусалима, что было зафиксировано в израильско-иорданском мирном договоре. Амман также волнует то, что в рамках мирного плана Иорданская долина останется под контролем Израиля. В краткосрочной перспективе Абдалла II не выступает против экономического развития Газы, но поддерживает традиционную арабскую позицию, согласно которой сектор Газа и Западный берег р. Иордан не должны быть отдельными образованиями.

Что касается Саудовской Аравии, позиция короля Сальмана  по этому вопросу расходится с мнением его сына, наследного принца Мухаммеда бен  Сальмана, который является активным сторонником американского плана и отделения Газы от Западного берега р. Иордан. Его отец обеспокоен критикой, которая неизбежно последует, если он откажется от принципов Арабской мирной инициативы 2002 года, разделив «палестинскую проблему» на две части и отказавшись от позиции, что Восточный Иерусалим – столица Палестины. Напомним, что эта инициатива, предложенная Саудовской Аравией и принятая Лигой арабских государств (ЛАГ) в 2002 году, предусматривает достижение всеобъемлющего мира с Израилем и окончание арабо-израильского конфликта при условии ухода Израиля с оккупированных им в 1967 году территорий (включая Голанские высоты и фермы Шебаа), а также создание независимого палестинского государства в границах до 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме.

Помимо самого мирного плана Вашингтона, разногласия среди арабских лидеров вызвал призыв президента Д.Трампа к Саудовской Аравии, Объединенным Арабским Эмиратам и Катару принять участие в финансировании новых проектов в Газе. Это предложение натолкнулось на жесткое сопротивление со стороны КСА и ОАЭ, которые давали понять США, что участие Катара будет означать, что в Газу через «черный « войдет Иран. Они выражали готовность финансировать палестинский анклав самостоятельно, если Египет и Израиль согласятся. В результате Катар направил средства на оплату беспрерывной подачи электричества жителям Газы и на выплаты зарплат сотрудникам ХАМАСа.

Этот арабо-американский спор по поводу окончательного решения палестинской проблемы играл на руку Израилю, т.к. экономические проблемы Газы превращали ее в гуманитарный, а не политический вопрос. По этой причине израильское руководство прилагало усилия, чтобы не поддаться на провокации в виде ракетных обстрелов своей территории и не вступить в военную конфронтацию с ХАМАСом, а также столкнуться в этом отношении с Вашингтоном.

Одновременно Б.Нетаньяху одной из своих заслуг считает прорыв в налаживании контактов с рядом лидеров арабских государств. Накануне победы своей партии Ликуд на выборах 9 апреля 2019 года премьер-министр заявил, что развивающиеся связи Израиля с арабскими странами являются «важным посланием для видения мира – мира через силу»[ii].

В настоящее время Иерусалим находится в контакте с «полудюжиной важных арабских и мусульманских стран, которые до недавнего времени были враждебны Израилю», – сказал Б.Нетаньяху. Выступая в марте с.г. на Горе Герцля («Горе памяти») в день памяти премьер-министра Леви Эшколя, который руководил страной во время Шестидневной войны 1967 года, глава правительства назвал это процессом «ускоренной нормализации», большая часть которой скрыта от общественности. Причина секретности заключается в том, что придание огласке отношений ряда арабских стран с Израилем приведет к срыву процесса нормализации.

По словам Б.Нетаньяху, было ясно, что победа в Шестидневной войне, во время которой, в частности, произошло изгнание сирийцев с Голанских высот, стала результатом готовности Армии обороны Израиля (ЦАХАЛа), которой Л.Эшколь занимался в годы, предшествующие войне. Шестидневная война, сказал Б.Нетаньяху, «стала одной из прочных основ железной стены, которую мы воздвигли перед лицом арабского превосходства, как и предполагал [Зеэв] Жаботинский». Речь идет об эссе Жаботинского от 1923 года «Железная стена». В этой работе лидер сионистов-ревизионистов, (продолжателем их идей является возглавляемая Б.Нетаньяху партия Ликуд), утверждал, что арабы примут еврейское присутствие в том виде, что сегодня является Израилем, только если они поймут, что не смогут его победить. Интересно, что днем ​​ранее на это же эссе, обсуждая предпосылки мира в регионе, ссылался и бывший соперник Б.Нетаньяху на выборах Моше Яалон из партии «Кахоль Лаван». По словам Б.Нетаньяху: «Только когда наши соседи убедятся в том, что наша сила и присутствие здесь являются неопровержимыми фактами, только тогда некоторые из них будут готовы заключить с нами [Израилем] мир». «Мы продвигаем этот процесс признания и согласия с остальными нашими соседями, не со всеми, но с большинством из них», – добавил премьер-министр, не указывая, о каких конкретно странах идет речь.

Израиль в первую очередь нацелен на взаимодействие с монархиями Персидского залива, которые в сложившейся ситуации в регионе являются естественными союзниками еврейского государства в сдерживании «иранской угрозы».

По словам госсекретаря США Майка Помпео, именно США развили отношения между Израилем и арабскими странами против угрозы со стороны Ирана. «Мы [США] установили связи между [Израилем и арабскими странами], чтобы сформировать коалицию на Ближнем Востоке, которая сохранит безопасность США». Он добавил: «Бывшая администрация [Б.Обамы] решила сделать Иран, первого поборника терроризма на Ближнем Востоке, своим партнером в регионе, но мы полностью это изменили. Мы знаем, что представляет реальную угрозу для Америки и всего мира». Что касается потенциального «мира» на Ближнем Востоке на фоне заявлений Д.Трампа о выводе или сокращении американского воинского контингента в регионе, то согласно М.Помпео, США создали такие условия в ближневосточном регионе, которые позволят США вместе с их партнерами «эффективно противостоять угрозе ИГ <…> умнее и лучше – мы можем сделать это благодаря коалициям, созданным президентом Трампом».

Накануне этих комментариев, сделанных М.Помпео в январе 2019 года, на тот момент еще президент Судана Омар аль-Башир заявил, что Судан получил совет «нормализовать [отношения] с Израилем», чтобы провести реформы в стране. «Нам рекомендуется нормализовать отношения с Израилем для решения наших проблем, но мы говорим, что средства к существованию находятся в руках Бога, а не кого-либо», – заявил О.аль-Башир на встрече с суфийскими лидерами, не называя, кто именно дал ему такой совет[iii].

Очевидно, что США жестко пытаются продвигать свой план создания ситуации на Ближнем Востоке, при которой региональную политику будет определять антииранская коалиция государств, в той или иной мере дружественных или зависимых от Вашингтона. Успешное осуществление американского мирного плана вполне реально в сложившихся условиях и победа Б.Нетаньяху на выборах в Израиле не является единственной тому предпосылкой.

Из 22 членов ЛАГ на ежегодную встречу организации в Тунисе 30 марта прибыли только 13. Не было президента Судана Омара аль-Башира и президента Алжира Абдельазиза Бутефлики. Король Марокко решил остаться дома из-за кризиса в отношениях с Эр-Риядом с момента его решения покинуть возглавляемую Саудовской Аравией коалицию против Йемена. Король Саудовской Аравии Сальман и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси прибыли на саммит. Как пишет Jerusalem Post, «все арабские государства являются членами ЛАГ, созданной в 1945 году Великобританией для того чтобы увековечить ее контроль над этими государствами и влияние в регионе под видом помощи в экономическом развитии. Сегодня влияние Великобритании ослабло. Арабские страны так и не демократизировались, а на Ближнем Востоке правят военные режимы и идут братоубийственные войны. ЛАГ никогда не была единой организацией и еще более разобщена в результате «арабской весны» 2011 года, которая привела к гражданским войнам в Сирии, Ливии, Йемене и военному режиму в Египте»[iv].

Действительно, ежегодные саммиты ЛАГ становились все менее актуальными и местом для осторожного обмена мнениями, периодически прерываемого всплесками противоречий. Каждый саммит завершается совместной декларацией по текущим вопросам без предложения реальных решений с тщательно продуманными компромиссами, не оскорбляющими его участников.

Решение президента США Д.Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами за несколько дней до саммита показало, как мало он обращает внимание на встречи глав арабских государств.

В свою очередь арабские лидеры, собравшиеся в Тунисе, еще раз продемонстрировали, что их национальные интересы имеют приоритет перед арабским единством. Эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани, втянутого в конфликт с Египтом и Саудовской Аравией, удивил всех тем, что приехал на саммит, но так и не выступил с запланированной речью на открытии сессии в знак протеста. Генеральный секретарь ЛАГ осудил вмешательство Ирана и Турции в арабские дела, а также зону безопасности, которую Турция планирует создать в Сирии вдоль турецко-сирийской границы. Эмир Катара, который, в отличие от большинства арабских стран, является близким союзником Турции и поддерживает хорошие отношения с Ираном, воспринял это как личное оскорбление.

Что касается короля Саудовской Аравии, то он решил покинуть собрание перед выступлениями генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша и Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, которые собирались указать на ответственность его королевства и ОАЭ за гуманитарный кризис в Йемене.

На саммите межарабские противоречия не обсуждались; конфликт между Катаром и Саудовской Аравией не был в повестке дня; не состоялось и повторного приема Сирии, членство которой было приостановлено после гражданской войны. Традиционная заключительная декларация состояла из 19 пунктов. Перечислялись многочисленные преступления Израиля, и звучал упрек в адрес Соединенных Штатов. Признание Вашингтоном израильского суверенитета над Голанскими высотами решительно осуждено и объявлено недействительным.

Особо подчеркивалась важность палестинской проблемы для арабской нации. Стратегической целью арабских стран названо достижение мира в регионе на основе Арабской мирной инициативы. Действия Израиля на Западном берегу р. Иордан осуждены и объявлены недействительными, особенно шаги, направленные на «иудаизацию» Восточного Иерусалима и отрицание его «арабской идентичности». Имелась в виду ситуация на Храмовой горе и недавние столкновения у Ворот милосердия. Американское признание Иерусалима столицей Израиля в очередной раз подверглось резкому осуждению.

Иран занял второе место после палестинского вопроса и был обвинен во вмешательстве во внутренние дела арабских государств и создании угроз. Вся деятельность Тегерана, согласно итоговой декларации ЛАГ, противоречит добрососедству и международному праву. От Ирана требуется, чтобы он вывел свои вооруженные отряды и прекратил ракетные обстрелы Саудовской Аравии.

В целом, окончательная декларация была не чем иным, как кратким перечислением проблем, с которыми сталкиваются арабские страны, без каких-либо конкретных предложений их решения. Этот документ оторван от реальности и происходящих в регионе процессов.

Жесткое осуждение Израиля и соображения по поводу палестинского конфликта не соотносятся с тем фактом, что еврейское государство на различных уровнях поддерживает отношения с рядом арабских стран. У Израиля есть мирные договоры с Египтом и Иорданией, тесные отношения в области безопасности с Саудовской Аравией и ОАЭ. Недавно израильские спортивные делегации и министры приезжали в Абу-Даби. Б.Нетаньяху с официальным визитом посетил Оман. Израиль развивает туристические связи с Марокко и Тунисом. Периодически официальные лица арабских монархий поднимают вопрос о необходимости переоценки отношений между Израилем и арабским миром. Таким образом, разыгрывание иранской карты США и Израилем призвано обеспечить достижение цели – перевод региона с антиизраильской позиции на антииранские рельсы.

[i]                      Analysis: Trump’s ‘Deal of the Century’ for the Middle East Might Live or Die in Cairo // Haaretz. 26.06.2018 — https://www.haaretz.com/middle-east-news/trump-s-deal-of-the-century-for-middle-east-peace-might-live-or-die-in-cairo-1.6199973

[ii]                     NETANYAHU: ISRAEL IN CLOSE CONTACT WITH 6 ARAB COUNTRIES // The Jerusalem Post. 13.03.2019 — https://www.jpost.com/Middle-East/Netanyahu-Israel-in-close-contact-with-6-Arab-countries-583217

[iii]                   US’ Pompeo: ‘We have developed relations between Israel and Arab countries’ // MEMO. 05.01.2019  — https://www.middleeastmonitor.com/20190105-us-pompeo-we-have-developed-relations-between-israel-and-arab-countries/

[iv]                    A poorly attended Arab League summit in Tunis with no concrete results // The Jerusalem Post. 06.04.2019 -https://www.jpost.com/Opinion/A-poorly-attended-Arab-League-summit-in-Tunis-with-no-concrete-results-585965

51.93MB | MySQL:109 | 0,458sec