О террористической активности ИГ в Центральной Африке

Судя по всему, потерпев открытое военное поражение в Ираке и Сирии, некоторые структуры «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) пытаются расширить свое присутствие в ряде стран Центральной Африки. По крайней мере, на это указывают публикации и сообщения на ряде сайтов в интернете, которые прочно ассоциируются с деятельностью этой группы. 18 апреля центральный канал средств массовой информации «Исламского государства» Amaq опубликовал заявление о нападении, которое произошло в Северном Киву в Демократической Республике Конго. По данным Amaq, боевики, принадлежащие к «Центрально-африканской провинции» ИГ, напали на конголезских солдат, убив троих и ранив пятерых в отдаленном населенном пункте Каманго. Это первый случай, когда Amaq заявила о нападении в стране, хотя боевики, заявляющие о своей верности «Исламскому государству», проводят атаки в этом районе в течение многих лет. Отметим при этом, что наиболее активными в этом районе являются «Альянс демократически сил» (АДС) — джихадистская группа с корнями в Уганде, которая попыталась недавно провести ребрендинг, частично приняв лозунги и флаги ИГ. Последними знаковыми проявлениями боевой активности этой группировки было нападение в декабре прошлого года на несколько населенных пунктов в той же провинции Северное Киву на северо-востоке Демократической Республики Конго (ДРК). Тогда 5 декабря 12 мирных жителей были убиты в результате нападения боевиков из группировки АДС в Манголикене близ города Бени и еще спустя два дня пять мирных жителей погибли в ходе аналогичного нападения в квартале Пайла. До этого такие нападения проходили в мае прошлого года. Тогда нападению сил группировки подвергся населенный пункт Мбау в провинции Северное Киву на востоке ДРК, во время которого погибло 10 мирных жителей были убиты и еще 2 получили ранения. В этой связи отметим, что   группировка «Альянс демократических сил» (АДС) активно действует в регионе Великих африканских озер с 1996 года. В его состав входят угандийские исламистские фундаменталисты, изгнанные из Руанды радикальные хуту и боевики из ДРК. Власти Уганды и эксперты Миссии ООН по стабилизации в ДРК утверждают, что группировка, терроризирующая население приграничных районов двух стран, поддерживает связи с радикальными исламистскими организациями «Аш-Шабаб» и «Аль-Каида» (запрещены в РФ), что выглядит очень мало правдоподобно. Но это к вопросу компетентности экспертов ООН. В реальности, цель АДС, которая действует в пограничных районах между Конго и Угандой с 1996 года, заключается в создании исламского государства, хотя до сих пор она не достигла своих целей за пределами нескольких отдаленных деревень в тропических лесах. Однако, несмотря на многочисленные угандийские и конголезские наступательные действия против этой группы, она продолжает представлять угрозу. С 2015 года АДС стремится укрепить свою значимость, приняв на вооружение символы «Исламского государства», на фоне утверждений о том, что она даже получил прямое финансирование от известных финансистов ИГ по крайней мере один раз. Однако эксперты отмечают, что в реальности существует очень слабая коммуникация АДС с неким координирующим центром ИГ в Месопотамии. Особенно, если учесть бедственное положение самого ИГ в Ираке и Сирии. В этой связи эксперты не считают, что АДС получила от ИГ какие-то новые военные и финансовые возможности за ближайшие месяцы, что практически исключает расширение масштабов ее деятельности. И такое положение дел вряд ли изменится даже при учете того, что боевая активность группы начала более осмысленно освещаться в пропагандистском рупоре ИГ Amaq. При этом надо отметить, что соответствующее заявление Amaq вписывается в более широкую попытку «Исламского государства» изобразить себя как организацию, которая сохраняет до сих пор свой глобальный охват. Репутация ИГ сильно пострадала с тех пор, как оно потеряло свою последнюю территорию в Ираке и Сирии, но заявления о деятельности по всему миру помогают восстановить ее имидж. Так видят ситуацию в Пентагоне. По их оценкам, какими бы ни были попытки ИГ сформировать на международной информационной площадке представления о росте своего потенциала, угроза реальной воинственности джихадистов на местах в восточной части Конго вряд ли возрастет. Amaq заявила о серии нападений в ряде стран Африки в рамках того, что она описывает как «кампанию мести за благословенную провинцию Аш-Шам» (то есть мести за Сирию, но непонятно причем здесь солдаты и жители Конго). На самом деле, однако, нападения были частью типичной военной деятельности в локальных театрах действий в различных странах Африки, которые носили в большей степени характер борьбы сепаратистов и криминалитета с правительством, единственным связующим звеном которого были соответствующие требование Amaq. Аналогичным образом, конголезское нападение демонстрирует, как «Исламское государство» стремится сформировать мировое восприятие действительности, независимо от реальности на местах. При этом, по оценкам американских аналитиков в сфере исламистского террора, это утверждение информационного рупора ИГ не обязательно указывает на быстрый приток боевиков на конголезский театр действий с соответствующей угрозой роста воинственности джихадистов на местах.
В этой связи в общем и целом согласимся с такими выводами, но с одной оговоркой. Мы бы более пристально отнеслись бы к публикациям в Amaq с той точки зрения, что именно это издание надо полагать тем самым «целеуказателем», который определяет те или иные перспективы роста террористической активности ИГ. Или, вернее, который дает разрозненным группам и индивидуумам не только конкретные направления для террора в качестве целевых публикаций, но и даже иногда указывают формы совершения таких акций. Самый очевидный пример — это публикации в Amaq статей несколько лет назад о необходимости переноса нападений на территорию Европы с использованием т.н. «автомобильного террора», после чего последовали соответствующие инциденты в Ницце и Берлине. И именно в этой связи к публикациям в Amaq стоит относится более пристально и серьезно.

42.88MB | MySQL:92 | 1,003sec