О последствиях включения США КСИР в список террористических организаций для внутренней политики Ирана

8 апреля президент США Дональд Трамп издал распоряжение о включении Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в американский список террористических организаций. Этот акт американской администрации, представляющийся ненужным и недальновидным, существенно осложнил американо-иранские отношения, и без того находящиеся в состоянии конфронтации. Однако куда большее влияние он имеет для внутриполитической ситуации в Иране. Резко враждебное отношение нынешней администрации к ИРИ существенно подрывает престиж Соединенных Штатов среди населения этой страны, а также укрепляет позиции консервативных и радикальных сил в ущерб реформистам.

Реакция иранской политической элиты на объявление КСИР террористической организацией была предсказуемо жесткой. Одним из первых ответил на этот шаг командующий КСИР генерал Мохаммад Али Джафари. Он заявил: «В случае такой глупости американские войска в Западной Азии не будут вести такую спокойную жизнь как теперь. Если американцы примут такое глупое решение, угрожающее нашей национальной безопасности, мы примем аналогичные оперативные контрмеры». Разумеется, вряд ли иранская армия или проиранские вооруженные формирования начнут атаковать американских военных в регионе, но по законам иранской политической системы ответ должен быть угрожающим.

В свою очередь консервативный политик Эбрахим Раиси, соперник Х.Роухани на президентских выборах 2017 года, назначенный недавно руководителем судебной системы ИРИ, обвинил США в том, что они являются спонсором международного терроризма. «Страна, которая не делает ничего кроме вооружения, финансирования и поддержки террористов, объявляет вооруженные силы другой страны террористическими», — констатировал Раиси. По его словам, этот шаг американской администрации «не имеет политической или законной ценности», но тем не менее он попросил иранское правительство и вооруженные силы принять соответствующие контрмеры. Обычно по-дипломатически сдержанный министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф назвал американских руководителей, принявших данный акт «фанатами и шестерками Нетаньяху». Он добавил, что «те, кто толкают США на этот шаг, должны осознавать его последствия для американских сил в регионе. Они должны осознать тот кошмар, в который они вовлекают американских военных по прихоти Нетаньяху».

255 депутатов иранского парламента подписали заявление в поддержку КСИР. В нем отмечаются огромные заслуги КСИР в деле защиты иранского государства в период ирано-иракской войны 1980-1988 годов, послевоенного восстановления страны и военных побед над ИГ и другими экстремистскими группировками в Сирии и Ираке. Подчеркивается также, что КСИР «помогает всем государствам Ближнего Востока, борющимся против терроризма». В заявлении подчеркивалось, что «безопасность Ирана и его вооруженные силы являются «красной линией» для депутатов иранского меджлиса». Позже иранский парламент принял резолюцию, приравнивающую вооруженные силы США к террористическим организациям. Руководитель комитета парламента по национальной безопасности и внешней политике Хешматолла Фалахатпише обвинил США в поддержке терроризма и даже сослался при этом на Трампа. Он сказал: «Как признал Трамп, США создали ИГИЛ (прежнее название «Исламского государства», запрещено в России — авт.), а наши вооруженные силы и КСИР нанесли поражение ИГИЛ и его террористам».

В то же время решение Трампа привело к консолидации иранской политической элиты, причем даже в тех ее сегментах, которые ранее считались реформистами и активно выступали против усиления силовых структур в иранской внутренней политике и экономике. Известный реформистский политик Мустафа Таджзаде, который в свое время провел 7 лет в тюрьме, написал в своем Твиттере: «Я рассматриваю вмешательство КСИР в экономику, внутреннюю и внешнюю политику как нарушение закона и нанесение ущерба государству. Однако я категорически осуждаю навешивание им ярлыка террористов, поскольку целью Трампа является не защита демократии и мира. Его цель состоит в том, чтобы увеличить давление на иранский народ и спровоцировать нестабильность в нашей стране». Реформистский активист Абдулла Рамазанзаде,  который в свое время провел 5 лет в тюрьме, отметил в своем Твиттере 9 апреля: «Несмотря на все разногласия по внутренним вопросам, мы поддерживаем наши вооруженные силы в их борьбе против безумного внешнего врага».

Долгое время запрещенное «Движение за свободу Ирана» выпустило 13 апреля заявление, в котором говорится: «Объявление КСИР террористической группировкой и вмешательство во внутренние дела Ирана не соответствует обеспечению фундаментальных прав иранского народа, демократии и развития. Соединенные Штаты ищут конфронтации с иранскими национальными интересами и стремятся усугубить внутренний кризис, чтобы начать процесс разрушения Ирана и его безоговорочного подчинения всем американским требованиям в регионе».

Конфронтационная политика, которую проводят США по отношению к Ирану, выражается в демонстративном неуважении к международному праву (выход из СВПД), наращивании санкций, попытке сколачивания военного блока против этой страны. Такая политика приводит пока к обратному результату: подъему в Иране консервативных и антиамериканских сил, а также к резкому усилению антиамериканских настроений среди рядовых иранцев. В этом смысле с точки зрения американских интересов гораздо более прагматичной была политика администрации Б.Обамы с мягким вовлечением иранской элиты и попыткой ее раскола. Близорукая политика вражды привела к резкому усилению позиций консерваторов в иранской элите. Сегодня уже никто в ИРИ не сомневается в том, что они выиграют парламентские выборы 2020 года и президентские выборы 2021 года. Одновременно наблюдается разочарование иранцев кабинетом Хасана Роухани. По большому счету Роухани мог записать в свой актив одно достижение – подписание СВПД и частичное снятие санкций с Ирана. Однако с возобновлением американских экономических санкций эти достижения были сведены на нет. Сегодня жизнь простых иранцев стала еще тяжелее, чем в санкционный период 2010-2015 годов. Одновременно разочарование в результатах переговорного процесса, который вели Зариф и Роухани, будет отталкивать иранцев от идеи любых переговоров с США, а также от подписания документов, ведущих к интеграции Иранка в мировое сообщество, таких как Конвенция FATF, против ратификации которой выступает ряд авторитетных политиков из Совета по высшей целесообразности принимаемых решений. Согласно недавнему социологическому опросу, 80% иранцев рассматривает США в качестве враждебного государства. Десять лет назад этот показатель был в два раза ниже. Несмотря на официальный лозунг «Смерть Америке», далеко не все иранцы тогда конфронтационно относились к США, надеясь на нормализацию двусторонних отношений. Однако сейчас именно ни винят американцев в экономических трудностях и снижении своего уровня жизни.

42.89MB | MySQL:92 | 1,060sec