Об ужесточении американских санкций за закупки нефти у Ирана

США с начала мая не предусматривают никакого исключительного льготного периода для стран, которые теперь попадут под действие американских санкций за закупки нефти у Ирана. Об этом заявил в понедельник 22 апреля на брифинге для журналистов госсекретарь США Майкл Помпео. «Я объявляю сегодня, что отныне мы не будем предоставлять никаких исключений. Мы доводим это [число исключений] до нуля», — отметил он. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс ранее информировала о решении президента США Дональда Трампа с 1 мая больше не выводить другие страны из-под действия своих санкций за закупку нефти у Ирана. При этом Соединенные Штаты обещают не допустить дефицита нефти на мировом рынке. В ноябре прошлого года Соединенные Штаты приняли решение на 180 дней сделать исключение для восьми стран и территорий, импортирующих углеводороды из Ирана, чтобы не допустить роста цен на нефть в мире, а также дать время для поиска альтернатив. По данным газеты «Вашингтон пост», три из них уже сократили импорт иранской нефти до нуля: Греция, Италия и китайский Тайвань. Индия, Китай, Республика Корея, Турция и Япония теперь должны будут прекратить закупки нефти у Тегерана, либо Белый дом введет против них карательные меры. Крупнейшие импортеры иранской нефти на текущий момент — это Пекин и Нью-Дели.   В этой связи отметим реакцию этих стран на новые рестрикции США. Индия ищет новые пути получения нефти после того, как США отказались продлить ряду стран исключительный льготный период на закупку нефти у Ирана после 1 мая. Об этом сообщил во вторник глава Министерства нефти и природного газа Индии Дхармендра Прадхан.  «Индийские нефтеперерабатывающие заводы полностью готовы обеспечить потребности в бензине, дизтопливе и других нефтепродуктах», — цитирует газета «Таймс оф Индиа» слова министра. Прадхан отметил, что Индия намерена приобретать сырую нефть у других стран-поставщиков. Как сообщает во вторник газета «Экономик таймс» представители индийских компаний уже подготовили альтернативные пути приобретения нефти на май, а также ищут источники поставок на июнь. «Срыва поставок не будет» — цитирует газета слова высокопоставленного сотрудника компании Indian Oil («Индиан ойл»). Индия — второй по объемам покупатель иранской нефти, она импортировала порядка 24 млн тонн сырой нефти в 2018-2019 финансовом году. Только одна Indian Oil импортировала 9 млн тонн иранской нефти в 2018-2019 финансовом году (начинается 1 апреля). В качестве альтернативных источников нефти рассматриваются Кувейт, Абу-Даби (ОАЭ), Саудовская Аравия, США и Мексика. При этом официальные лица сообщили «Экономик таймс», что Индия намерена продолжить с США переговоры по поводу иранской нефти. Совершенна иная риторика у Пекина. Китайские власти требуют от Соединенных Штатов отказаться от односторонних нефтяных санкций против Ирана, поскольку такие меры дестабилизируют ситуацию на глобальном рынке. Об этом заявил во вторник официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан. «Китай категорически против однобоких санкций США. <?> Действия американской стороны усиливают нестабильность на Ближнем Востоке и на международных рынках энергоносителей, — отметил он, выступая на регулярном брифинге. — Мы требуем, чтобы Вашингтон уважал интересы Пекина, учитывал нашу обеспокоенность и воздерживался от ошибочных шагов, наносящих ущерб КНР». По словам дипломата, Китай осуществляет взаимодействие с Ираном на законной основе и будет защищать права национального бизнеса. «Мы требуем от американской стороны действовать ответственно, играть конструктивную роль, а не наоборот», — подытожил Гэн Шуан. Как отметил представитель внешнеполитического ведомства, власти КНР уже сделали представление США по этому поводу. Согласно официальной статистике, в 2018 году Китай импортировал из Ирана 29,27 млн тонн нефти, сократив ее закупки на 6% по сравнению с предыдущим годом. Тегеран — седьмой по значимости поставщик этого энергоносителя Пекину.

В этой связи отметим, что Соединенные Штаты наращивают свою кампанию давления против Ирана с новой амбициозной целью: обнулить экспорт нефти Исламской Республики. Эти новые рестрикции были введены спустя неделю после того, как Белый дом объявил КСИР «террористической организацией». Важной частью новых рестрикций является надежда на то, что   Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты помогут стабилизировать рынок. В этой связи отметим, что реакция на это Эр-Рияда была сдержанной. Саудовская Аравия будет координировать работу с другими нефтепроизводителями в рамках ОПЕК+ по вопросу достаточности предложения на рынке нефти. Об этом, как сообщило агентство Рейтер, заявил в понедельник министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех. «Саудовская Аравия внимательно следит за рынком нефти после недавнего заявления американского правительства по поводу санкций в отношении экспорта нефти Ирана», — отметил аль-Фалех. «Саудовская Аравия будет координироваться с другими производителями нефти для обеспечения адекватных поставок для потребителей и в то же время для того, чтобы мировой рынок нефти не выходил из равновесия», — добавил министр. Отметим, что решение американской администрации сразу же вызвало тренд на повышение мировых цен. В частности, цена барреля Brent подскочила на 3 процента до $ 74 за баррель — самого высокого с октября 2018 года. Как быстро отреагируют на этот вызов Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты? С технической точки зрения, мировых запасов нефти сейчас достаточно, чтобы компенсировать падение иранского экспорта. Производство Саудовской Аравии в марте было ниже 9,8 млн баррелей в сутки-на 1,3 млн баррелей ниже, чем 11,1 млн баррелей в ноябре 2018 года. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты увеличат экспорт, но они нацелены на цены на нефть выше $70, что означает, что они не хотят чрезмерно корректировать свою добычу, как это было в ноябре 2018 года, и непреднамеренно снижать цены. К тому же совершенно не учитывается тот факт, что КСА не может технически поднять свой уровень добычи выше 11 млн баррелей в день. При этом никаких альтернативных источников восполнения иранской нефти на сегодня нет. Такие возможности имеет сейчас только Россия и Ирак. Надежды на начало добычи нефти на спорных между КСА и Кувейтом территориях не оправдались. К этому же осложняющему  фактору отнесем и ситуацию в Ливии и Венесуэле, что оставляет этот рынок за скобками на очень неопределенный срок. При этом американские эксперты отмечают, что если Саудовская Аравия попытается существенно заменить иранский объем, то возрастут риски по поводу количества свободных производственных мощностей в глобальной системе добычи. Отсутствие свободных мощностей может стать хронической и непреодолимой проблемой, особенно если не возобновиться экспорт из Ливии и Венесуэлы. В этой связи отметим попытку внешних игроков решить затяжные кризисы в этих странах накануне как раз этого судьбоносного решения Вашингтона. И в случае в Венесуэлой эти усилия со стороны американцев носили отчетливо агрессивный характер. А в случае в Ливией сейчас — это политика выжидания и скрытного поощрения Х.Хафтара взять наконец-то Триполи.  Но в любом случае отметим, что США не смогли решить эти две существенные проблемы в рамках замещения иранского объема в установленные президентом Д.Трампом сроки. При этом одним из принципиальных моментов в этой ситуации является позиция Москвы. То есть вопрос стоит в такой плоскости: выйдет ли Россия из соглашения ОПЕК+? Россия уже настаивает на изменении соглашения о сокращении добычи, заключенного между ОПЕК и другими крупными производителями нефти (ОПЕК+), и отсутствие дальнейших исключений США в рамках импорта иранской нефти  может создать экзистенциальную угрозу пакту о добыче нефти, которая станет отчетливой  на июньской встрече ОПЕК в Вене. Если пакт развалится, ОПЕК+ не сможет быстро отреагировать на любое внезапное падение цен на нефть в будущем. При этом  президент США Дональд Трамп хочет, чтобы мировые цены на нефть оставались относительно низкими. Но если цены повысятся (а есть все предпосылки для этого), Трамп, скорее всего, будет полагаться на ОПЕК для увеличения добычи и даже может разрешить использовать нефть из стратегического нефтяного резерва США в попытке снизить цены. В любом случае такая практика даст только очень локальный и ограниченный по времени эффект. При этом, говоря об исключении из санкций, надо иметь ввиду не только  Китай, Индию и Южную Корею. Турция — еще один важный экспортер иранской нефти —  ожидала получить от США новые исключения, хотя и на меньшие объемы. В марте Китай закупил 613 000 баррелей иранской нефти, а Индия — 258 000 баррелей. Турция, в свою очередь, купила 97 тыс. Это решение сильно бьет по  Анкаре, так как Турция и Иран договорились на прошлой неделе о создании специального механизма платежей в рамках покупки иранской нефти.  Однако, если Турция продолжит реализовывать эти соглашения, то санкции США могут нанести серьезной ущерб и так достаточно хрупкой финансовой системе страны. А как насчет импорта электроэнергии Ираком из Ирана? Ирак зависит от Ирана примерно на треть своей выработки электроэнергии в пиковые летние месяцы.  Иран увеличит поставки газа в Ирак с 28 до 35 млн куб. м в сутки в июне. Об этом сообщило агентство Рейтер со ссылкой на официального представителя Министерства электроэнергетики Ирака Мусаба аль-Мудариса. «До настоящего момента у нас нет альтернативы для замены импорта иранского газа», — заявил аль-Мударис журналистам в кулуарах энергетического форума в Багдаде. Как поясняет Рейтер, Ирак в значительной степени зависит от импорта иранского газа как источника питания для своей энергосистемы. Ирак вырабатывает 14 тысяч мегаватт посредством национальной электроэнергетической системы, а дополнительные 4 тысячи мегаватт вырабатываются за счет импорта газа и электроэнергии. Официальный представитель ведомства также добавил, что потребности Ирака в электроэнергии растут ежегодно на 7 процентов. Аль-Мударис сообщил, что в летние месяцы, когда температура на юге Ирака резко возрастает, необходимо 24 тысяч мегаватт в день. В марте Багдад получил 90-дневный отказ от импорта иранской энергии, но срок его действия истекает в июне, и, в отличие от других потребителей энергии Ирана, у Багдада нет практической альтернативы импорту природного газа и электроэнергии. И, по ряду данных, Вашингтон уже дал обязательство Багдаду в том, что он не будет вводить санкции в рамках этих сделок. Причина проста — судьба и безопасность американских войск в Ираке. В этой связи у экспертов нет ясного понимания того, будут ли США реально вводить санкции против стран-отступников. Хотя Соединенные Штаты заявили, что введут санкции в отношении иранских нефтяных импортеров, если они не прекратят свои закупки,  на сегодня совершенно неясно, предпримут ли они в конечном итоге такие действия.

При этом, по ряду данных, экспорт нефти из Ирана не упадет ниже миллиона баррелей в сутки, несмотря на все усилия США. Как сообщает во вторник агентство Фарс, такое мнение высказал глава комиссии меджлиса (парламента) страны по национальной безопасности и внешней политике Хашматолла Фалахатпише. «Лимиты продажи иранской нефти фактически определяются двусторонними отношениями, а не политическим блефом [президента США] Дональда Трампа и госсекретаря [США Майкла] Помпео. Наш экспорт нефти никогда не упадет ниже миллиона баррелей в сутки», — указал Фалахатпише. Но, по оценке американских экспертов,  даже если экспорт нефти Ирана не упадет до нуля, страна будет экспортировать гораздо меньше, чем примерно 1,6 млн баррелей в сутки, которые она отгрузила за границу в марте. Хотя эта статистика может быть очень неточной.  Действительно, многие танкеры, перевозящие иранскую нефть, сейчас регулярно отключают транспондеры, чтобы осложнить усилия по отслеживанию экспорта из страны. И примерно так ведут себя прежде всего индийские импортеры иранской нефти. И они также и будут делать и впредь.

Как отреагирует Иран? По оценке американских аналитиков, Иран будет усиливать свою риторику о перекрытии Ормузского пролива или использовании йеменских хоуситов для остановки морского движения через Баб-эль-Мандеб, но фактически такие проявления (если они и будут осуществлены практически) будут носить единичный и эпизодический характер.  Тегеран также рассмотрит вопрос о том, хочет ли он в ответ выйти из ядерной сделки, хотя это может побудить Соединенные Штаты нанести ограниченный военный удар по ядерным целям в Иране, что, соответственно, поставит под угрозу увеличение добычи нефти в регионе. Рискнем назвать также рассуждения во многом абсурдными, за исключением вывода о невозможности Ирана перекрыть Ормузский пролив. Или скорее, нежелания его это делать. Иран перекроет Ормузский пролив, если национальные интересы республики будут нарушены. Об этом, как сообщило в понедельник 22 апреля агентство Мехр, заявил командующий Военно-морскими силами Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитные части ВС Ирана) адмирал Алиреза Тангсири. «Если Иран лишится возможности использовать Ормузский пролив [для экспорта нефти], то мы его перекроем, — заявил Тангсири. — В случае появления какой-либо угрозы мы защитим свои [территориальные] воды без каких-либо сомнений». Командующий ВМС КСИР также отметил, что корпус тесно взаимодействует с ВМС Омана и Катара. Через Ормузский пролив проходит большая часть нефтяных перевозок стран Персидского залива. Иран неоднократно угрожал перекрыть Ормузский пролив в случае угрозы национальным интересам Тегерана. Если читать это объявление внимательно, то становится ясным, что любые действия Ирана на этом направлении будут реальны только в случае попыток США физически задерживать танкеры с иранской нефтью. А этого делать, как и наносить удар по иранским целям внутри страны, США не будут.

В этой связи важно понять, насколько американцы смогут выполнить на практике свои угрозы? Требование США к странам — импортерам иранской нефти прекратить ее закупки будет трудно выполнить, и эти санкции могут оказаться неэффективными. Такое мнение высказала в понедельник американский эксперт по Ирану Барбара Слэвин в материале, размещенном на сайте нью-йоркского Совета по международным делам.     «Для США добиться выполнения этого требования будет трудно, — считает он. — Иран и его основные торговые партнеры в своих операциях уже сейчас избегают использовать доллары. Кроме того, создаются новые механизмы, такие как европейская система INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges, «Инструмент для поддержки торговых обменов» — прим. ТАСС), которые призваны ослабить доминирующее положение доллара в международных операциях». В целом, по мнению эксперта, «чрезмерное применение санкций, без определения четкой и реалистичной цели, может просто привести к тому, что эффективность санкций как метода воздействия в международных отношениях снизится». Полностью согласимся и от себя добавим в пользу этого вывода соображения о лимитированности технического потенциала КСА и ОАЭ восполнить в полном объеме иранский объем, операции с нефтью через перевозку ее танкерами выключенными транспондерами, а также просчет Белого дома в отношении развития ситуации в Венесуэле и Ливии.

42.68MB | MySQL:92 | 0,992sec