О российско-саудовском космическом сотрудничестве на фоне ситуации в королевской семье

Российский опыт освоения космоса будет отражен в национальной космической стратегии Саудовской Аравии, которую планируется утвердить в этом году. Об этом сообщил в четверг 18 апреля принц Султан бен Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд, который также является председателем Совета директоров Саудовского космического комитета (СКК). «Этот визит [в Россию] вписывается в наш визит по тем странам, которые имеют передовой опыт освоения космоса. Мы стараемся перенять их опыт и отразить в национальной космической стратегии, которая сейчас разрабатывается и будет утверждена в этом году. Мы сейчас работаем над созданием партнерства с РФ и включаем в национальную космическую программу очень много положений, касающихся нашего перспективного сотрудничества», — сказал принц журналистам в ходе посещения российского Центра управления полетами (ЦУП). По его словам, подготовка национальных кадров — ученых и космонавтов — очень важна и отразится в космической программе Саудовской Аравии. «Мы думаем, что Россия займет свое достойное место в этом сотрудничестве. О результатах мы объявим позже», — уточнил председатель Совета директоров СКК. Принц также сообщил, что изучит предложения России об участии Саудовской Аравии в программе Международной космической станции (МКС), но при этом будет учитывать планы других стран арабских, в первую очередь Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Ранее сообщалось, что первый астронавт ОАЭ должен отправиться на МКС 25 сентября. В этой связи отметим, что это решение Абу-Даби безусловно подталкивает Эр-Рияд к аналогичным шагам в рамках сотрудничества в этой сфере с Москвой, но пока надо признать, что все это еще находится пока на чисто теоретическом уровне обсуждений. Ранее в «Роскосмосе» сообщили, что в среду 17 апреля  принц встретился в Москве с главой госкорпорации Дмитрием Рогозиным. В ходе встречи саудовские партнеры проявили интерес к сотрудничеству с РФ по пилотируемой космонавтике, навигационным системам, сообщили в среду в пресс-службе госкорпорации.  На этом пока все. К тому же, по некоторым данным, члены саудовской делегации в рамках вроде бы дискуссий по сотрудничеству в области космоса все время  будировали тему ливанской «Хизбаллы» и необходимости ограничить путем введения санкций ее ракетную программу. К тому же напомним, что  Совет министров Саудовской Аравии еще 11 сентября прошлого года одобрил  соглашение о сотрудничестве с Россией в вопросе освоения космического пространства в мирных целях, что в общем-то никакого практического воплощения для сих пор не получило.  «Совет министров одобрил соглашение между правительством Саудовской Аравии и России в сфере освоения космического пространства и использования в мирных целях», — говорится в сообщении госагентства королевства. Отмечается, что ранее документ был ратифицирован в Консультативной совете (законосовещательном органе) и получил поддержку Министерства энергетики, промышленности и минеральных ресурсов страны. В октябре 2017 года в ходе исторического визита в Москву короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда было подписано 14 документов по взаимодействию в ряде областей, в том числе в космосе. В частности, была достигнута договоренность о сотрудничестве в освоении космоса. Однако в реальности саудовцы раскачиваются долго, и совершенно на сегодня непонятно, к чему все эти визиты и экскурсии по космическим объектам в России это приведет. Рискнем предположить, что большого прогресса в данном случае ожидать не стоит. По нескольким причинам.

  1. Основной целью в данном случае для Эр-Рияда является не сколько некий престиж (в конце концов первого своего астронавта они уже давно запустили), сколько чисто практический интерес получения в свое распоряжение конечного цикла производства и запуска баллистических ракет. И конечно соответствующих навигационных систем, что они особенно старались подчеркнуть в рамках нынешнего визита в Москву. И совсем не для мирного освоения космоса. На сегодня Эр-Рияд получил отказ в рамках передачи таких технологий со стороны США. И как представляется, получат ровно такой же ответ от французов. До этого аналогичные саудовские попытки получить какие-то соответствующие технологии от Киева большого успеха не имели. В этой связи вопрос стоит в следующей плоскости: готова ли Москва представить Эр-Рияду соответствующие технологии? Очень сомневаемся.
  2. Надо отдать себе отчет в том, насколько в рамках нынешней внутривидовой борьбы в саудовской элите тема космоса вообще имеет приоритетное значение; каковы позиции главы саудовского космического агентства (SSA), сына короля и бывшего астронавта Султана бен Салмана в этой властной иерархии и насколько он свободен от того же американского влияния. Он совершил свою первую поездку в Москву в качестве главы нового саудовского космического агентства (SSA) в рамках общего турне по странам Европы и США.  Султан, который ушел с поста главы Саудовской комиссии по туризму и национальному наследию (SCTH), чтобы занять свою нынешнюю новую должность,  должен по идее определить для Эр-Рияда перспективы его участия в мирном освоении космоса и ключевых партнеров в этой сфере.  Его команда в SSA включает ключевых сотрудников, которые были с ним в SCTH и принадлежат к кланам, близким к королю Сальману бен Абдель Азизу. Его ближайший советник, Абдулазиз аль-Шейх, бывший консультант  ВВС Саудовской Аравии (RSAF), который работал в BAE Systems, является сейчас управляющим директором SSA. Абдулазиз аль-Горайеб, бывший глава отдела по связям с иностранными компаниями в SCTH, сейчас находится на той же должности в SSA, где он также занимается связями с иностранными космическими агентствами. Бюджет SSA, как ожидается, превысит $ 1 млрд в первый год. Но опять рискнем заметить,  что перемещение сына короля на эту должность произошла не без участия его брата, наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, и это вряд ли можно расценивать как повышение веса Султана во властной иерархии. Он, кстати, лично просил короля именно о своем назначения в  SCTH, который считается в КСА проектом первоочередного порядка. А совсем не космос и все, что с ним связано. И лоббизм его брата в этой связи очень логичен.  Место Султана бен Сальмана в  SCTH тут же заняли союзники его сводного брата, наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, в лице прежде всего   Бадра бен Абдаллы бен Мухаммеда бен Фархана Аль Сауда, который был назначен министром культуры и главой Королевской комиссии по Аль-Ула. Повторим, что это первоочередной культурный и туристический проект в КСА в рамках усиления местными властями идеологии саудовского национализма. И делается это в рамках минимизации влияния на ситуацию во властной верхушке КСА представителей консерваторов и радикального духовенства. При этом, несмотря на свою новую должность, Султан продолжает обозначать свое участие в этих проектах. В частности,  компании, которыми он владеет, такие как Al Turath, сосредоточены именно на туризме. При этом  Султан бен Сальман сохраняет интерес и к компании  Al Mishari Trading, которая работает с международными компаниями, имеющими местные интересы в туристической отрасли.

 

Если рассматривать все эти назначения очень линейно, то это означает по факту только лишь то, что Мухаммед бен Сальман очень четко оттер своего сводного брата от самого перспективного проекта в королевстве, дав ему в качестве утешения «космическую» должность, куда его и сослали вместе с его командой. Да, это «золотая клетка» (бюджет SSA очень неплох), но именно «клетка» (все познается в сравнении и по перспективам). В этой связи отметим, что  второй сын короля Салмана бен Абдель Азиза Султан бен Сальман получил шанс для выхода на первый план в силу учета интересов международных инвесторов и необходимости  восстановления реноме Эр-Рияда в их глазах именно после дела Хашогги. До своего назначения на должность руководителя космического агенства он возглавлял Саудовскую комиссию по туризму и национальному наследию (SCTH), и тогда он очень ясно артикулировал своему отцу о том, что он хотел бы курировать и проект «Аль-Ула». И он его поначалу получил в довесок к новому министерскому портфелю. При этом Султан бен Сальман был идеальным кандидатом на эту должность   для иностранных компаний, желающих получить контракты на разработку земли и строительство в проектах Саудовской Аравии в области туризма и археологии. Помимо продвижения туризма Султан бен Сальман, как мы показали выше, также владеет несколькими компаниями, которые имеют наработанные связи и  партнерские контакты с иностранными бизнес-группами.  Тем более, надо учитывать репутацию Султана бен Сальмана бен Абдель Азиз Аль Сауда, который широко известен в гуманитарных кругах Запада и является обладателем многих зарубежных престижных медалей (французский Почетный легион, Почетная медаль НАСА «За заслуги в космических полетах» – он стал первым арабским и мусульманским астронавтом в 1985 году), и тот факт, что он занимается туризмом в Саудовской Аравии уже более десяти лет. Назначение его главой SSA с одновременным дистанцированием от амбициозных проектов в области туризма, развитию которой Эр-Рияд уделяет особое внимание, означал резкий поворот в стратегии королевского двора и  весомое усиление позиций наследного принца после кратковременного ухода в тень после дела Хашогги. И эта тактика короля уже принесла определенный  успех: на место американским инвестициям того же Endeavor приходят французские инвесторы.  Миллиарды долларов, которые вводятся в огромный археологический туристический проект «Аль-Ула», — это то, о чем мечтают промышленные игроки Франции и Министерство иностранных дел Франции. Париж надеется позиционировать себя главным, если не единственным партнером Саудовской Аравии. Министр культуры Франции Франк Ристер в сопровождении нескольких директоров ключевых французских культурных учреждений прилетел по этому случаю в феврале с.г. в Эр-Рияд на самолете Saudi Arabian Airways, причем все расходы были покрыты саудовской стороной. На встрече с королем присутствовали Жан-Франсуа Эбер, директор замка Фонтенбло и бывший экономический советник Франсуа Леотара и Шарля Мийона в Министерстве обороны; Эрв Лемуан, директор Mobilier national, Жерар Местрале, почетный председатель французского энергетического гиганта Engie, который возглавляет французский эквивалент комиссии «Аль-Ула» в лице Agence francaise pour le developpement d’Al-Ula (AFDU). Когда Мухаммед бен Сальман объявил об этом  проекте во время своего визита в Париж в апреле 2018 года, Эр-Рияд пообещал предоставить AFDU операционный бюджет в размере $35 млн в год в течение десяти лет, а именно в общей сложности $350 млн. При этом основным оператором этого проекта со стороны   Франции выступает бывший советник Миттерана Ж.Местралле.  Он  управляет проектом вместе с Жаком Аттали, который был в Эр-Рияде в феврале одновременно с французской делегацией. Имея опыт работы на Мухаммеда бен Сальмана и тесные связи еще с одним  консультантом  наследного принца Джонатаном Греем, Аттали теперь отвечает в «Королевской комиссии по Аль-Ула» (RCU) за разработку проекта. В основном он работает через консалтинговую фирму Boston Consulting Group (BCG), которая напрямую консультирует RCU.   Долгосрочная цель Франции, стоящая за этой культурной дипломатией, состоит в том, чтобы проложить путь для французских компаний и обеспечить им прибыльные инфраструктурные и строительные контракты по проекту. В меморандуме, направленном министру иностранных дел Жан-Иву Ле Дриану 13 марта 2018 года, Местралле оценивает, что «инвестиции, необходимые для развития «Аль-Ула», должны достичь $19 млрд к 2035 году», значительная часть из которых («между четвертью и половиной») могут быть получены  французскими компаниями. Он заканчивает на оптимистичной ноте, заявив, что «ключевые французские фирмы теперь могут начать подготовку к раундам торгов».  В этой связи еще раз подчеркнем разность бюджетных трат королевства на развитие космоса и туризма. И это обстоятельство предопределяет и быструю отставку с поста «главного саудовского туриста» Султана, и еще более быстрое возвращение в строй на этом направлении Мухаммеда бен Сальмана. Пусть и через своих доверенных лиц. Это же обстоятельство определяет и жесткое разочарование самого принца Султана, что безусловно накладывает отпечаток на всю его будущую активность на «космическом поприще». При этом чистое франкофонство Султана в этой связи практически не оставляет российской стороне каких-либо осязаемых надежд на скорое заключение реальных глобальных контрактов в космической сфере с КСА в среднесрочной перспективе.

51.91MB | MySQL:101 | 0,427sec