Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (22 -28 апреля 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Суданом и Ираном. Армия и оппозиция Судана 27 апреля договорились о создании совместного совета по управлению страной. Президент США Д. Трамп принял решение с начала мая больше не выводить ряд стран из-под действия американских санкций на закупку нефти у Ирана.

На всем протяжении минувшей недели в Судане, главным образом в столице страны Хартуме продолжались массовые акции оппозиции. 25 апреля в Хартуме состоялся третий по счету «миллионный» митинг. Местом сбора протестующих традиционно стала территория постоянной сидячей забастовки возле Генштаба вооруженных сил страны. Оппозиция настаивает на выполнении шести своих основных требований: полная ликвидация прежнего режима, формирование гражданского правительства, законодательного органа и гражданского президентского совета, борьба с коррупцией, реформирование экономики и перестройка аппарата национальной безопасности. Кроме того, оппозиция требует «полной ликвидации однопартийной системы в стране и развития многопартийности».

Одновременно на минувшей неделе велись переговоры между представителями правящего переходного Военного Совета Судана и оппозиционного альянса «За свободу и перемены». 27 апреля стороны достигли соглашения о создании совместного совета по управлению страной. Вместе с тем, военным и оппозиции еще предстоит согласовать численность этого управляющего совета. Так, оппозиционеры предложили, что в его состав должны войти восемь гражданских лиц и семь человек от армии. Военные же настаивают на том, что совет будет состоять из 10 человек, семь из которых делегирует Военный совет, а трое будут представлять гражданские силы.

Участники состоявшегося 23 апреля в Каире саммита лидеров ряда африканских государств призвали дать временному Военному совету Судана три месяца на передачу власти гражданскому правительству. Таким образом, президент Египта А. Ф. ас-Сиси, председательствующий в настоящее время в Африканском союзе (АС), смог добиться продления ультиматума панафриканской организации с 15 дней до трех месяцев. На каирский саммит региональных партнеров Судана в Каире были приглашены президенты Чада, Джибути, Руанды, ЮАР, Республики Конго и Сомали, к которым присоединились главы МИД и спецпосланники из Эфиопии, Южного Судана, Уганды, Кении и Нигерии, а также представитель АС.

22 апреля президент США Д. Трамп принял решение с начала мая больше не выводить другие страны из-под действия американских санкций за закупку нефти у Ирана. Соединенные Штаты намерены ускорять применение мер экономического давления на Тегеран, пока Иран не сядет за стол переговоров с Вашингтоном и не выполнит его требования, заявил госсекретарь М. Помпео, подчеркнув, что «это решение направлено на то, чтобы свести к нулю экспорт иранской нефти, лишив иранский режим основного источника доходов». Одновременно было объявлено, что США, Саудовская Аравия и ОАЭ обещают не допустить дефицита нефти на мировом рынке в связи с санкциями в отношении Ирана. К настоящему времени три из восьми стран, на которых распространялись исключения, уже прекратили импорт иранской нефти. Это — Греция, Италия и китайский Тайвань, а Индия, Китай, Республика Корея, Турция и Япония должны будут прекратить закупки нефти у Ирана, либо США введут против них карательные меры. Крупнейшие импортеры иранской нефти на текущий момент — Китай и Индия.

«Турция отвергает односторонние санкции, а также выступает против того, чтобы [Вашингтон] навязывал [другим странам] методы построения отношений с соседними странами», заявил глава турецкого МИДа М. Чавушлглу. В то же время Турция пытается убедить США позволить государственной нефтеперерабатывающей компании «Тюпраш» продолжать закупать иранскую нефть. Китай выступает против санкций США против Ирана, заявили в МИД КНР, отметив, что «двустороннее сотрудничество Китая с Ираном соответствует закону». Евросоюз сожалеет о том, что США приняли решение не продлевать с начала мая льготный период для восьми стран и территорий, импортирующих углеводороды из Ирана. Реакция мирового рынка нефти на санкции США против Ирана после их вступления в силу в мае непредсказуема, заявил 27 апреля президент России В. Путин.

Саудовская Аравия увеличит добычу нефти в мае относительно апреля на фоне санкций против Ирана, но сохранит ее в пределах уровня, оговоренного в соглашении ОПЕК+, то есть 10,3 млн баррелей в сутки.

В Тегеране жестко ответили на действия Вашингтона. Иран предпримет необходимые шаги в ответ на решение Трампа не делать исключений из иранских нефтяных санкций, заявили в МИД ИРИ. Президент ИРИ Х. Роухани отметил: «Переговоры возможны, если будет прекращено давление и США принесут извинения. Некоторые считают, что США хотят переговоров, а Иран отказывается. Это не так. США сейчас вообще не готовы вести диалог». Тегеран считает возможным использовать все легитимные средства, в том числе оборонного характера, для борьбы с давлением Вашингтона, заявил министр обороны Ирана А. Хатами. Командующий морскими силами КСИР А. Р. Тангсири угрожал, что Иран перекроет Ормузский пролив в случае, если из-за санкций США Тегеран не сможет им воспользоваться. В ответ США заявили, что намерены обеспечить свободу судоходства и свободу транспортировки энергоресурсов в Ормузском и Баб-эль-Мандебском проливах. Глава МИД Ирана М. Д. Зариф подчеркнул, что его страна продолжит продавать свою нефть, несмотря на действия США. Одновременно Зариф сообщил о готовности иранских властей к обмену заключенными с США. 28 апреля Зариф заявил: «Одним из ответов на ужесточение санкций может быть выход Ирана из Договора о нераспространении ядерного оружия».

На минувшей неделе Иран с визитом посетил премьер-министр Пакистана И. Хан. В заявлении по итогам его переговоров с президентом ИРИ Х. Роухани, говорится, что две страны согласились объединить усилия для содействия достижению мира в Афганистане путем диалога, а также «достижения регионального консенсуса по данному вопросу». И. Хан заявил, что Пакистан выступает за «долгосрочные отношения» с ИРИ, подчеркнул важность экономических двусторонних связей, особенно в нефтегазовой сфере. Х. Роухани сообщил, что Иран и Пакистан согласились укреплять двустороннее сотрудничество в сфере безопасности создать и совместные силы быстрого реагирования для борьбы с терроризмом в приграничных районах.

25-26 апреля в столице Казахстана Нур-Султане прошел очередной раунд переговоров по Сирии в астанинском формате, который завершился без достижения каких-либо конкретных результатов. По итогам раунда страны-гаранты астанинского процесса (Россия, Иран, Турция) «отвергли все попытки создать новые реалии «на земле» под предлогом борьбы с терроризмом и выразили решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также национальной безопасности соседних стран». Стороны «договорились продолжить консультации по северо-востоку Сирии и отметили в этой связи, что обеспечение стабильности и безопасности в этом районе возможно только на основе уважения суверенитета и территориальной целостности страны». Три страны «на переговорах по Сирии в столице Казахстана договорились встретиться в Женеве с Г. Педерсеном, чтобы объявить о целом пакете договоренностей по сирийскому конституционному комитету, в том числе в вопросах состава органа и процедур функционирования будущего механизма». Россия, Иран и Турция пригласили Ирак и Ливан присоединиться к астанинскому в качестве наблюдателей. «По [сирийскому] конституционному комитету идет работа в стадии согласования, на финишной прямой. Страны — гаранты намерены продолжить взаимодействие по ликвидации террористов в Идлибской зоне деэскалации. Для одобрения решений конституционного комитета Сирии потребуется консенсус или 75% голосов», — заявил спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию А. Лаврентьев.

Президент России В. Путин считает, что сирийская оппозиция торпедирует работу по созданию Конституционного комитета в этой стране. При этом Путин не стал исключать проведение широкомасштабных акций против террористов в Идлибе, однако считает, что «нужно взвешивать все риски».

Тем временем по всему периметру Идлибской зоны деэскалации продолжаются перестрелки между боевиками экстремистских группировок и правительственными войсками САР. Самолеты ВКС РФ усилили авиаудары по местам базирования джихадистов в Идлибе ввиду непрекращающихся нарушений режима прекращения огня со стороны боевиков.

По итогам референдума, прошедшего в Египте 20-22 апреля, одобрены изменения 12 статей конституции страны, утвержденные ранее парламентом. Наиболее важной поправкой считается продление срока президентских полномочий с четырех до шести лет. Таким образом, действующий глава государства А. Ф. ас-Сиси получил возможность находится на посту президента АРЕ до 2030 г. Кроме того, восстанавливается пост вице-президента, вводится Сенат — верхняя палата парламента с ограниченными полномочиями, устанавливаются квоты на представительство в парламенте для женщин, рабочих и крестьян, молодежи, христиан и людей с ограниченными возможностями, учреждается Высший совет судебных органов во главе с президентом, расширяются прав вооруженных сил. За поправки проголосовали 88,33% египтян, принявших участие в референдуме. Явка составила 44,33%.

Отношения России с Египтом сегодня развиваются очень энергично, эта страна является надежным партнером РФ, в том числе в ближневосточном регионе, заявил 26 апреля президент России В. Путин на встрече со своим египетским коллегой А. Ф. ас-Сиси в Пекине в рамках международного форума «Один пояс — один путь».

В Алжире не прекращается противостояние властей и оппозиции. Традиционно, в пятницу, 26 апреля, многотысячные митинги и манифестации прошли в столице и многих других городах страны. Их участники требовали немедленной отставки временного президента АНДР А. Бенсалеха, премьер-министра Н. Бедуи и других представителей правящей верхушки. Кроме того, манифестанты настаивали на аресте С. Бутефлики — родного брата бывшего главы государства А. Бутефлики, которого многие алжирцы называют «главарем банды, приведшей страну к кризису». Манифестанты также требовали проведения подлинных демократических реформ и повышения уровня жизни.

22 апреля в столице Алжира прошла общенациональная консультационная встреча лидеров политических партий, представителей гражданского общества, юристов и специалистов по конституционному праву. Обсуждался механизм формирования независимого национального органа, который займется подготовкой и проведением выборов. Ее участники высказались за скорейшее создание национального коллегиального органа, который займется подготовкой и проведением выборов главы государства, намеченных на 4 июля. В то же время ряд партий Алжира отклонил приглашение администрации президента принять участие в консультационной встрече.

На подступах к столице Ливии Триполи продолжаются в основном позиционные бои между силами Ливийской национальной армии под командованием маршала Х. Хафтара и формированиями, лояльными Правительству национального согласия Ф. Сараджа. Враждующие стороны активно используют боевую авиацию.

Ливийской армии и национальным институтам страны нужно предоставить возможность уничтожить терроризм, заявил 23 апреля президент Египта А. Ф. ас-Сиси на саммите «тройки» АС по Ливии в Каире с участием президентов Руанды и ЮАР, главы Республики Конго, а также представителя АС. Участники саммита потребовали немедленного и безоговорочного прекращения огня в Ливии, призвали все стороны конфликта в стране «проявлять сдержанность, уважать безопасность гражданских лиц и облегчить доступ гуманитарной помощи во все районы Ливии». Кроме того, стороны подчеркнули «основную и ключевую роль Афросоюза и его государств-членов в решении и урегулировании нынешнего кризиса в Ливии».

Приложение

 

 

О современной военной доктрине Ирана

(часть II)

 

 

Общая направленность политики военного строительства Ирана заключается в выработке и осуществлении генеральной линии, направленной на создание особого инструмента для решения глобальных политических и военных задач средствами вооруженного насилия — национальных вооруженных сил. Таким инструментом, по мнению Хомейни, должна стать «20-миллионная исламская армия». Процесс ее поэтапного создания и есть суть стратегической направленности военного строительства в ИРИ.

Концепция «20-миллионная исламская армия» заключается в проведении триединой политики в области военного строительства, которая предполагает (1) исламизацию кадровой (бывшей шахской) армии; (2) создание, развитие и усиление роли КСИР и превращение его в регулярное вооруженное формирование; (3) развитие Организации мобилизации иранского народа (ополчения) — сил сопротивления «Басидж» при тотальной вневойсковой военной подготовке всего населения страны.

Благодаря данной концепции иранским руководителям в сложнейших условиях войны с Ираком удалось не только реанимировать армию, но и создать принципиально новую систему ВС — так называемые исламские вооруженные силы, характерными особенностями которых являются: массовый религиозный фанатизм; сочетание регулярных сил профессиональной армии с сугубо исламским формированием — КСИР, а также их совместное сочетание с иррегулярными силами «Басидж».

В рамках данной стратегической концепции государственное и военное руководство Ирана проводит в жизнь поэтапные программы повышения мощи своих вооруженных сил. В частности, предпринимаются меры по совершенствованию оргштатной структуры и системы управления, повышению качества организации и уровня обучения личного состава, в первую очередь кадрового, повышению боевой и мобилизационной готовности, улучшению системы обеспечения ВС. Концепция «20-миллионная исламская армия», постоянно видоизменяясь и приспосабливаясь к вызовам времени, продолжает занимать важное место в системе стратегических концепций и военно-доктринальных взглядов иранского руководства.

Концепция приоритета наступательных действий. Военное руководство Ирана основным видом боевых действий считает наступление. При этом оборона является вынужденным видом боевых действий и не соответствует политическим и военным целям Ирана в войне. Оборонительные действия применяются главным образом для срыва наступления противника, нанесения ему поражения на всем протяжении линии фронта и создания условий для последующего перехода в наступление. При построении обороны основное внимание уделяется эффективному использованию огневых средств, выгодных условий местности и инженерных заграждений.

Одним из главных способов ведения боевых действий командование считает партизанско-диверсионные операции в тылу противника, которые проводятся с целью уничтожения живой силы, военной техники и материальных средств, нарушения системы управления, связи и работы тыла, а также удержания определенных районов и объектов.

Концепция «двух войн». Теория аятоллы Хомейни говорит о существовании в исламе двух войн: джихада и оборонительной. При этом Хомейни считает, что джихад является завоевательной войной. Предполагается, что после создания истинно исламского государства под руководством религиозного лидера последний даст указание всем лицам мужского пола, достигшим совершеннолетия, не страдающим физическими изъянами, быть готовыми для участия в войне с целью распространения ислама в другие страны мира.

Отметим, что учение Хомейни о войне, рассматривая джихад как захватническую войну, направленную на покорение народов с целью распространения ислама, старается представить ее как «гуманную войну», которая «исцеляет общество от разложения».

Другим видом войн, который согласно теории Хомейни присущ исламу, является «оборонительная война». Она ведется в интересах сохранения независимости страны и защиты от иностранных агрессоров. Оборонительными считаются и те войны, цель которых — освобождение угнетенных мусульман других стран. В отличие от джихада ведение оборонительной войны не обусловлено наличием специального указа шиитского лидера. Кроме того, в ней должно принимать участие все население страны, в том числе женщины, старики и дети.

Концепция приоритета человеческого фактора. Иранские военные специалисты считают, что в позиционной, затяжной войне на истощение главное преимущество ИРИ — людские ресурсы. Мобилизационные возможности ВС Ирана оцениваются в 7-10 млн человек. Отсюда стремление иранского руководства воспользоваться этим преимуществом, что четко вписывается в рамки теории ведения «священной войны», где главным источником победы будут массы фанатично преданных исламу борцов за веру — моджахедов, готовых умереть за «истинную веру», став при этом шахидами. Примером этому стала тактика ведения боевых действий ВС Ирана в ходе ирано-иракской войны, когда приоритет был отдан «тактике человеческих волн».

Концепция приоритета «политики самообеспечения» (политика «ходке-файи»). Главным лозунгом исламской революции в ИРИ был и остается лозунг «На шарги, на гар-би — энгелябе эслами!» — «Ни Восток, ни Запад — исламская революция!», который определяет суть политики клерикального руководства — опору на собственные силы. Это в полной мере относится и к военному строительству в целом и к материально-техническому обеспечению ВС. В стране была проделана огромная работа в этом направлении, тем не менее, ИРИ все еще не в состоянии обеспечить самостоятельно все потребности в вооружении и военной технике. Вот почему военно-экономические связи с другими странами продолжают занимать немаловажное место в системе технического оснащения ВС страны.

Концепция «асимметричной войны». Суть данной концепции сводится к тому, что иранское руководство прекрасно понимает неспособность своих вооруженных сил в их нынешнем состоянии противостоять оснащенному высокотехнологичными вооружениями и военной техникой противнику (США, Израиль). В связи с этим основные усилия по борьбе с агрессором в «асимметричной войне» отводятся силам сопротивления «Басидж», силам охраны правопорядка и силам специального назначения «Кодс». Иранские военные утверждают, что «ассиметричная война – это наша стратегия, когда мы имеем дело с крупными силами противника». Также иранское командование рассчитывает на массированное применение различных видов ракетного оружия. Главная цель данной войны – сохранение в боеспособном состоянии национальных ВС для сокрушительного отпора агрессору.

До недавнего времени Тегеран упорно продолжал реализацию национальной ядерной программы. В то же время ухудшавшаяся социально-экономическая ситуация требовала снятия международных экономических санкций, вызванных разработкой Ираном ядерного оружия. В 2015 г. Иран и «шестерка» международных посредников достигли договоренности по ядерной программе Тегерана. Причем Иран выполнил все свои обязательства по сокращению масштабов ядерной программы, что подтвердила МАГАТЭ, после чего был запущен процесс поэтапного снятия международных и односторонних санкций с Ирана, связанных с ее реализацией. Однако вскоре США ввели новые, «баллистические» санкции в отношении ряда физических лиц и организаций, связанных с ракетной программой Ирана. Тегеран отреагировал на это вполне однозначно, заявив, что страна будет и дальше увеличивать свой ракетный потенциал. Ситуация резко обострилась после выхода США при администрации Д. Трампа в 2018 г. из иранской ядерной сделки и введения новых, очень жестких американских санкций в отношении ИРИ.

Отметим, что ряд политиков и ученых выражают сомнение в полном отказе Ирана от реализации ядерной программы, которая длительный период выступала в качестве одного из основных факторов развития военного потенциала государства.

Окружение Ирана военными базами США и их союзников, причисление ИРИ к так называемой оси зла, постоянные угрозы Вашингтона применить силу против Тегерана могут стать в обозримом будущем импульсом для возобновления разработки и получения Ираном ядерного оружия.

Таким образом, основой военно-доктринальных взглядов руководства Ирана остается экспансионистский «панисламский неошиизм аятоллы Хомейни», хотя в них в последние годы прослеживаются более реалистические моменты. Проводимые мероприятия в оборонной сфере говорят о серьезности подходов Тегерана к подготовке страны и армии к отражению возможных внешних военных угроз. Существенным препятствием на этом пути остаются жесткие международные, особенно американские санкции, введенные в отношении ИРИ.

34.72MB | MySQL:70 | 0,898sec