О фактической децентрализации Йемена

События последних месяцев в Йемене демонстрируют дальнейшую дезинтеграцию этой страны с перспективой ее полного распада уже не на Север, находящийся под властью хоуситов, и Юг, контролируемый аравийской коалицией, а на множество разрозненных регионов, плохо связанных между собой и управляемых полевыми командирами. Не последнюю роль в этом процессе играет политическое соперничество между «заклятыми друзьями» по аравийской коалиции – Саудовской Аравией и ОАЭ.

Недавно Эр-Рияд предпринял очередную попытку сохранить единство Йемена или хотя бы приостановить центробежные тенденции в этой стране. 13 апреля президент Йемена Абд Раббо Мансур аль-Хади впервые с 2015 года провел сессию йеменского парламента (Палаты представителей). Нынешний йеменский парламент, состоявший из 301 депутата, был избран в 2003 году. Выборы 2009 года по причине политических разногласий не состоялись и полномочия парламента были продлены. После йеменской революции 2011-2012 годов, а тем более развернувшейся в 2014 году гражданской войны было и вовсе не до того.  Сессия состоялась не в южной столице – Адене, а в небольшом городе Сайун в провинции Хадрамаут. Причины этого достаточно просты и понятны. Большая часть Адена не контролируется президентом Хади, а фактически находится под властью боевиков из «Элитных сил», подчиняющихся южнойеменским сепаратистам из Южного переходного совета, находящегося под политическим влиянием Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Возглавляют Южный переходный совет губернатор провинции Аден Айдирус аль-Зубейди  и полевой командир Хани бен Байрак. Фактически они вынашивают планы восстановления в новой форме Народно-Демократической Республики Йемен (НДРЙ) на юге страны под протекторатом ОАЭ.

Провинция Хадрамаут занимает особое место в исторической и экономической географии Йемена. Жители ее прибрежных районов (аль-хадрами) издревле славились как опытные мореходы и удачливые торговцы. Им удалось основать свои торговые колонии по всему побережью Индийского океана от Восточной Африки (нынешняя территория Кении и Танзании) до Юго-Восточной Азии (Малайзия и Индонезия). В современной Индонезии 2,5 млн жителей считают себя потомками аль-хадрами. Незаурядные способности в бизнесе хадрамаутцы проявляют и в современную эпоху. Многие из них успешно делали карьеру в Саудовской Аравии. Достаточно назвать семью бен Ладенов, основателю которой удалось создать крупнейшую в КСА строительную компанию Ben Laden Construction (сейчас в значительной мере утеряла свои позиции). Кроме того, Хадрамаут, как и соседняя провинция Маариб, богат нефтяными месторождениями. Выбор А.М. аль-Хади Сайуна в качестве места проведения сессии  парламента свидетельствует о намерении сделать Хадрамаут точкой сборки будущего Йемена, а также дает ясный сигнал сепаратистам из Южного переходного совета о намерении сохранить территориальную целостность государства. Впрочем, конкретная политическая ситуация заставляет усомниться в реальности этих планов.

В самой провинции нет политического единства. Позиции правительства А.М.Хади сильны в глубинных районах этой провинции: в Сайуне и Вади Хадрамаут. В то же время на южном побережье, в столице провинции Мукалле и прилегающих местах преобладают сторонники Южного переходного совета. Вади Хадрамаут, территория объединяющая Сайун и исторические центры Тарим и Шибам, находится на границе между обитаемой землей и безлюдной пустыней, плавно переходящей в Руб эль-Хали, огромный пустынный регион, занимающий большую часть территории КСА. Политические предпочтения местных полевых командиров неопределенны и часто меняются. Бывший командующий Первым военным округом и 37-й моторизованной бригадой генерал Абдель Рахман аль-Халили долгое время был сторонником президента Али Абдаллы Салеха, но затем перешел на сторону Хади. В этом районе Хадрамаута также имеется достаточно много сторонников вице-президента, генерала Али Мохсена аль-Ахмара и его партии «Ислах», основанной как йеменское отделение «Братьев-мусульман». В настоящее время партия «Ислах» является союзником Саудовской Аравии, но пользуется стойким неприятием со стороны ОАЭ. В 2017 и 2018 годах два авторитетных члена преобладающего в Сайуне племени аль-Касири были убиты неизвестными киллерами, что вызвало волнения в провинции. Отсюда понятны меры предосторожности, предпринятые саудовцами на время проведения сессии парламента. Город был наводнен саудовским спецназом и пропрезидентскими (про-Хади) President Protection Units. Здесь были временно размещены и саудовские ракеты, одна из которых по слухам сбила дрон, запущенный хоуситами, чтобы помешать собранию.

В ходе сессии йеменского парламента ее участники подтвердили приверженность к сохранению территориального единства страны и выработали ряд предложений по выводу государства из кризиса. Новым спикером законодательного органа Йемена были избран один из лидеров партии Всеобщий народный конгресс (партия бывшего президента Салеха) Султан аль-Боркани. Южный переходный совет, впрочем, немедленно заявил о непризнании итогов этого заседания, так как полномочия парламента давно закончились. Вице-президент ЮПС Хани бен Байрак пригрозил начать вооруженную борьбу против правительства Хади, если его сторонники будут атакованы пропрезидентскими силами. Не признали пропрезидентский парламент и хоуситы. Они в тот же день провели в Сане альтернативную сессию высшего законодательного органа. В ней приняли участие как некоторые депутаты бывшего парламента, так и новые депутаты в количестве 35 человек, избранные на северных территориях. Таким образом, в Йемене на сегодняшний день имеется уже два парламента.

Дезинтеграции Йемена способствует и фактическая экономическая самостоятельность, достигнутая многими провинциями. В эпоху президентства А.А.Салеха в этом государстве существовала жестко централизованная система. Губернаторы 21-й провинции Йемена отправляли доходы своих регионов в Центральный банк в Сане, а затем получали оттуда финансирование. Им также было запрещено без согласования с центральным правительством выезжать за рубеж или встречаться в Йемене с высокопоставленными иностранцами. Такая административно-командная система стала одной из причин протестных выступлений 2011 года с учетом того, что значительная часть доходов разворовывалась Салехом и его окружением. Эта система стала давать сбои после революции 2011 года. Одновременно на продолжительное время были потеряны доходы от нефтяных и газовых месторождений. Хоуситы, начавшие в 2015 году войну против сторонников президента Хади, постарались первым делом захватить нефть провинций Маариб и Шабва. Они вскоре были выбиты оттуда, однако добыча нефти прекратилась и была восстановлена только недавно.

В результате губернаторы стали брать экономические дела в провинциях в свои руки. Например, губернаторы богатейших провинций Хадрамаут и Маариб прекратили делать отчисления в Центральный банк в Адене, они часто проводят встречи с иностранными послами и даже принимают у себя зарубежные военные делегации. Как сказал корреспондентам газеты Asia Times высокопоставленный чиновник в Адене: «Существует полная непрозрачность относительно доходов в провинциях. Мы не знаем, сколько налогов собирается в Хадрамауте. Губернатор Маариба также не отослал ни одного риала в Центробанк».

В то же время провинциальные лидеры зачастую используют свои финансовые ресурсы гораздо эффективнее, чем правительство в Адене. По сравнению с Аденом, погруженным в анархию и разруху, Мукалла и Маариб выглядят островками стабильности, безопасности и относительного (по йеменским меркам) благополучия. Питер Солсбери, эксперт по Йемену в International Crisis Group, констатирует: «В Хадрамауте и Маарибе локальным лидерам удалось построить собственные системы управления. Они сумели генерировать внутренние доходы и иностранную помощь для оплаты людей, делающих полезную работу». Губернатором Хадрамаута является Фарадж аль-Бахсани, а губернатором Маариба – Султан аль-Арада. Они признают, что не перечисляют деньги центральному правительству, но к этому их вынуждают наплыв беженцев и невыполнение правительством Хади своих обязательств по выплате зарплат государственным служащим и оплате коммунальных и дорожных работ. Губернатор Бахсани признает, что не отправляет деньги в Аден, но при этом подчеркивает, что тратит доходы от порта в Мукалле на покупку топлива для местной электростанции и оплате сотен новых школьных учителей. Генерал Арада отмечает, что налоги, собираемые в Маарибе, идут на финансирование армейских частей, защищающих провинцию от хоуситов, а также на оплату услуг электростанций в Маарибе, Шабве и Джауфе.   Если учесть, что оба являются еще и генералами, командующими военными округами, можно представить, какую власть сконцентрировали провинциальные лидеры.

Таким образом, неумение правительства Хади наладить эффективное управление на контролируемых им территориях и скрытый конфликт КСА и ОАЭ за влияние в Южном Йемене вызывали образование новых центров власти. Вкупе с продолжающимся сопротивлением хоуситов  это может привести окончательный распад страны на несколько мелких государств, которые сами или в соответствии с рекомендациями иностранных спонсоров будут определять свой курс.

42.87MB | MySQL:87 | 0,737sec