О ситуации в сфере безопасности в странах зоны Сахеля

Правительственная армия Мали и французские военные, участвующие в антитеррористической операции «Бархан», ликвидировали 15 боевиков в центре этой африканской страны. Об этом сообщает в понедельник 8 апреля агентство Франс Пресс со ссылкой на источники в силовых структурах. Совместная операция началась в минувшее воскресенье в районе, расположенном близ границы с Буркина-Фасо. «Нейтрализованы 15 террористов, изъяты оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, 14 мотоциклов», — отметили малийские военные. Точное место операции не указывается, однако, по информации АФП, основные усилия малийские и французские подразделения сосредоточили на участке границы между Мали и Буркина-Фасо. И это в общем-то не случайно, поскольку в зоне Сахеля именно этот район является одним из основных очагов активности местных исламистских групп. В этой связи отметим, что усилия малийских и французских военных этой зоне в общем-то имеют очень малую степень эффективности. По крайней мере, 5 человек стали жертвами нападения на протестантскую церковь в городе Сигаджи на севере Буркина-Фасо. Об этом сообщило в понедельник 15 апреля агентство Франс Пресс (АФП) со ссылкой на источник в службах безопасности. «Неизвестные боевики напали на протестантскую церковь Сигаджи, убив четырех верующих и пастора, по крайней мере два человека пропали без вести», — сообщил собеседник. С 2015 года северные районы Буркина-Фасо часто повергаются атакам джихадистов. Однако в последнее время вооруженные радикалы стали регулярно совершать атаки на западе и на востоке страны, в частности в зонах близ границы с соседними Бенином и Того. В ответ на активизацию боевиков армия Буркина-Фасо проводит поисковые операции по выявлению и ликвидации баз террористов, в которых участвуют военно-воздушные силы. В свою очередь вооруженный конфликт в Мали между правительственными войсками и боевиками различных группировок разгорелся в начале 2012 года. Во многом он был спровоцирован обострением обстановки в Ливии после свержения режима Муаммара Каддафи, а если быть совсем откровенным — то высвобождением из-под финансовой опеки ливийского диктатора значительных групп туарегов, которые собственно и требуют сейчас предоставления независимости. В октябре 2018 года правительство Мали продлило на год режим чрезвычайного положения, принимая во внимание сохраняющуюся террористическую угрозу. В этой связи отметим, что французские источники с тревогой указывают на то, что в Мали на фоне неразберихи в командном составе малийской армии и очень скромных успехов в рамках борьбы с сепаратистами-туарегами усиливается российское влияние. По их данным, 18 апреля посол России в Мали Алексей Дульян принял участие во встрече в столице Мали Бамако с представителями «Группы патриотов Мали» (ГПМ) — политической партии, открыто выступающей за поддержку со стороны России. Помимо «оживления» сотрудничества с Москвой, партия доходит до призыва к военной интервенции со стороны России в целях урегулирования кризиса безопасности, с которым сталкивается страна. ГПМ, которая, напротив, критиковала роль Франции в Мали, планирует распространить петицию в социальных сетях в надежде получить более широкую поддержку для своего соответствующего обращения к России. В свою очередь российский дипломат (по оценке французов, на безупречном французском) напомнил о «тесной связи» между двумя странами и подчеркнул, что Москва остается «в распоряжении малийских властей» в плане развития сотрудничества по вопросам безопасности. Обращение ГПМ также было обнародовано в России. На пресс-конференции 4 апреля пресс-секретарь Министерства иностранных дел Мария Захарова упомянула о «призыве малийской стороны о помощи». Между тем, в конце марта премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал указ, прокладывающий путь к новому соглашению о военном сотрудничестве между Мали и Россией, которое, среди прочего, повлечет за собой значительную интенсификацию подготовки военнослужащих Вооруженных сил Мали. По данным французов, визит в столицу Мали заместителя министра иностранных дел, ответственного за Африку и Ближний Восток Михаила Богданова и министра обороны Сергея Шойгу должен состояться до июня текущего года. Москва, которая активно готовится к своему первому российско-африканскому саммиту, который пройдет в октябре в Сочи, также начала развивать более тесные связи с «сахельской пятеркой» (G5) в середине 2018 года через транссахельский проект. В этой связи в Париже относятся к таким перспективам с большой тревогой, имея ввиду реальность российской экспансии в области безопасности в Африке, как это уже происходит сейчас в той же ЦАР.
При этом напомним, что еще в феврале с.г. премьер-министр Франции Эдуар Филипп обратился с призывом к европейским, африканским и международным силам сплотиться и продолжать борьбу против исламистов в зоне Сахеля.    «Нам необходимо участие всех сил с тем, чтобы продвигаться к обеспечению устойчивой стабилизации. Никто из нынешних действующих лиц не имеет возможности похвастаться тем, что может обойтись без помощи других», — заявил премьер-министр. «Каждая из этих сил использует свои собственные методы действий, имеет свои цели, свои преимущества. Но вынудить отступить исламистов мы сможем только на основе общих действий, совместно с операцией «Бархан» и с малийской армией», — подчеркнул Э.Филипп. Напомним, что в антитеррористической операции «Бархан», начатой Францией в августе 2014 года, в настоящее время заняты более 3 тыс. французских военных. Также в этой зоне развертывают свои действия страны «сахельской пятерки» — армии Буркина-Фасо, Мали, Мавритании, Нигера и Чада. Борьбу против экстремистов ведет и Миссия ООН по стабилизации Мали (Minusma). «Многие наши европейские и международные партнеры прекрасно осознали, что отчасти наше будущее решается именно здесь, и посчитали необходимым участвовать в боевых действиях», — заявил Э.Филипп. В этой связи он отметил и роль миссии Европейского союза (EUTM), «оказывающей поддержку малийской армии». В своем выступлении премьер Франции особо отметил, что войска его страны, действующие в Мали и зоне Сахеля, «добились прекрасных и решающих результатов». Они уничтожили «многих лидеров террористов», военную технику и вооружения, тыловые базы и склады, сорвали множество попыток поставок оружия. «День за днем противник несет крупные потери, что значительно снижает его боеспособность», — отметил в этой связи французский премьер. «Угроза со стороны исламистских радикалов не исчезла, тем не менее мы успешно противодействуем, сдерживая ее», — добавил он. В этой связи позволим себе усомниться в правильности оценок французского премьера эффективности операции «Бархан», и в частности французской составляющей этой операции. И все эти реверансы различных сегментов африканской элиты в сторону России с точки зрения просьб о поддержке в области безопасности об этом очень ясно свидетельствует. Но это далеко не все настораживающие французов признаки.
По ряду данных, президент Буркина-Фасо Рок Марк Кристиан Каборе и его малийский коллега Ибрагим Бубакар Кейта провели несколько часов в частной беседе, которая состоялась 1 апреля в Дакаре, где они оба присутствовали в рамках гостей на церемонии инаугурации главы сенегальского государства Маки Салла. Однако предмет, который они долго обсуждали без свидетелей, был очень деликатным. Вот уже месяц президент Буркина-Фасо при поддержке своего малийского коллеги ведет тайные переговоры с джихадистскими группировками, действующими на северной границе его страны. Пока такие консультации идут не без срывов, что заметно на фоне последнего нападения исламистов на церковь, о чем мы сообщили выше, но в данном случае важна тенденция. Эти сверхсекретные переговоры идут, и они происходят как раз в тот момент, когда Буркина-Фасо берет на себя председательство в «сахельской пятерке» (G5), которая была создана под эгидой Франции именно для борьбы с джихадистскими группами в Сахеле-Сахарском регионе. секторе.
Отметим, что на этом фоне последние два месяца Каборе и его предшественник Блэз Компаоре ведут странную словесную войну. Каждый из них утверждает, что никогда не контактировал с боевиками, действующими в северной части Буркина-Фасо, в то же время намекая на то, что его оппонент как раз активно этим занимается. В конце февраля с.г. Каборе заявил Deutsche Welle, что режим Компаоре заключил «сделку» с джихадистами. Это заявление возмутило бывшего президента, который ответил на это обвинение из своего места ссылки в Кот-Д’Ивуаре в письме от 29 марта. Письмо дошло до президента Буркина-Фасо только 12 апреля, но факт, что оно было написано и было «любезно» опубликовано в социальных сетях международной общественности еще до этой даты. При этом рискнем предположить, что оба этих лидера просто не могут позволить себе не учитывать ухудшение ситуации в области безопасности на севере Буркина-Фасо. В районах Сум, Удалан и Сено более 1300 школ были вынуждены закрыться с начала года именно по вопросам безопасности. Или, если быть точнее, то с ее совершенно неудовлетворительным уровнем. Не проходит и недели, чтобы армия Буркина-Фасо не подвергалась нападениям со стороны джихадистских группировок, действующих вдоль границы с Мали. Эта проблема особенно остро стоит перед Каборе, который планирует получить второй президентский мандат в ноябре 2020 года, но при этом пока не имеет весомых аргументов для того, чтобы заверить своих избирателей в том, что ситуация в плане безопасности улучшилась. Его главный оппонент на предстоящих выборах Зефирин Диабре уже начал активно использовать эту ситуацию для компрометации действующего президента. Вот собственно это основная причина, по которой Каборе решил начать контакты с рядом групп джихадистов, действующих на севере, с целью определения с ними условий негласного перемирия. Мали и Мавритания уже заключили с джихадистами такого рода соглашения, хотя они всегда это отрицали. Компаоре сделал то же самое, поддерживая контракт с джихадистами через своих тогдашних советников Жильбера Дьендере и Джибриля Ипене Бассоле. Эти каналы связи с джихадистами, открытые этими двумя странами, активно используются и спецслужбами Франции, которые используют их в том числе и для ведения секретных переговоров об освобождении за выкуп французских граждан, захваченных в качестве заложников в зоне Сахеля. Следуя этой тактике Компаоре, в конце марта с.г. нынешний президент Буркина-Фасо встретился с двумя эмиссарами, связанными с различными джихадистскими группами, действующими в северной части Буркина-Фасо. Это были малийский депутат Ахмад Аг Биби и лидер туарегов Билал Аг Ахериф. Они были доставлены в президентский дворец из Мали на самолете, зафрахтованном по приказу Ибрагима Бубакара Кейты. Они провели длительную встречу с Каборе и двумя его главными советниками по вопросам безопасности — министром безопасности Клементом Савадого и полковником Франсуа Уэдраого, координатором Национального разведывательного управления (НРУ). На совещании не присутствовал более ни один старший офицер силового пока страны. После неудавшейся попытки переворота, предпринятой Президентским полком безопасности (RSP) под командованием генерала Жильбера Дьендере в сентябре 2015 года, президент Буркина-Фасо подозревает высшую военную иерархию в поддержании контактов с Компаоре и держит ее на расстоянии от всех своих контактов в области безопасности. По информации французов, Каборе попросил на этой встрече своих партнеров помочь ему договориться с джихадистскими группами, действующими в Суме и других северных районах страны, по аналогии его, как «как это уже сделала Мавритания». «Вы помогли моему предшественнику (Блэзу Компаоре-авт.)», — сказал он. — А теперь помогите мне».  Биби и Шериф заявили, что они никогда не выполняли такой миссии для бывшего главы государства, но вряд ли смогли убедить в этом нынешнего президента Буркина-Фасо. Отметим в этой связи, что он безусловно в этом прав. Ахмад Аг Биби и Билал Аг Ахериф имеют тесные связи с несколькими малийскими группами джихадистов, действующими в Буркина-Фасо. Биби, который был членом парламента от малийского города Абейбара в регионе Кидаль с 2017 года, был «номером два» в группе «Ансар эд-Дин Джихади» Ияда Аг Гали, которая когда-то была связана с «Аль-Каидой в Исламском Магрибе» (АКИМ). Однако с 2010 года он постепенно превратился в специалиста по посредничеству ряда африканских и европейских правительств с различными группами сахельских боевиков. Он, в частности, помог Жан-Марку Гадулле, бывшему сотруднику французской службы внешней разведки DGSE, договориться с лидером АКИМ Абу Зейдом о выкупе за освобождение трех из семи французских заложников, захваченных организацией в сентябре 2010 года. Окончательная цена за их освобождение составила 15 млн евро. Таким образом, президента Буркина-Фасо вполне обоснованно считает, что Биби является особо ценным контактом в этой области. Он, в частности, поддерживает сейчас устойчивые и доверительное связи с туарегской «Группой поддержки ислама и мусульман» (GSIM), которая в основном состоит из бывших боевиков движения «Ансар эд-Дин Джихади» и возглавляется бывшим наставником Биби Иядом Аг Гали. И с ним у него прямой контакт. Другой контакт Каборе туарег Билал Аг Ахериф, является генеральным секретарем «Движения за независимость туарегов» (МНЛА), которое объединяет несколько организаций, возникших в результате распада «Ансар эд-Дин Дихади». МНЛА, в свою очередь, является противником наиболее радикальных исламистских движений в Сахеле, включая АКИМ. После того, как он был ранен в столкновениях с боевиками этой джихадистской группировкой в 2012 году, Билал Аг Ахериф проходил лечение в военном госпитале в столице Буркина-Фасо при активном покровительстве генерала Дьендере.
В этой связи отметим, что президенты стран-членов G5 при негласном покровительстве со стороны Парижа снова начали кампанию по инициированию негласных широкомасштабных переговоров с туарегами. Апрельская встреча пока не дала никаких конкретных результатов, но, по нашей информации, она не единственная, организованная президентом Буркина-Фасо. В начале года при посредничестве президента Нигера Махамаду Иссуфу Каборе также встречался с тремя лидерами туарегов. В их число входил Эль-Хадж Аг Гаму, который выполняет двойную роль офицера малийской армии, а также возглавляет ополчение туарегов GATTIA. Он сражался с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) в Нигере в 2017 году вместе с французской армией. Вторым членом группы был его друг, бывший малийский консул в Нигере Альхамду Аг Ильене, который был губернатором города Ниоро в Сахеле с 2018 года, а до этого он был губернатором Кидаля. Третьим был Мусса Аг Ахаратумане — туарегский ополченец, основавший МНЛА. Все трое в рамках этих переговоров обозначили перед президентом Буркина-Фасо размеры финансовой компенсации в обмен на режим ненападения на гражданские и военные цели на севере с страны. И пока эта тема Каборе обсуждается со своими советниками. Если точнее, то он ищет источники финансирования. В этой связи следует обратить внимание на то, что переговоры с туарегами сейчас прочно перешли в сферу тайных консультаций. Последний официальный раунд таких консультаций был прекращен официально еще в декабре 2016 года. Именно тогда туарегская повстанческая группировка «Национальное движение за освобождение Азавада» (НДОА), действующая на севере Мали, заявила о приостановке своего участия в мирном соглашении 2015 года. Отмечается, что данное решение принято в связи с отсутствием прогресса в переговорах и ростом насилия. Как мы видим, переговоры в реальности никто не прекращал, просто они стали секретными и локальными для каждой из стран G5. Напомним, что мирные переговоры между правительством Мали и лидерами туарегских движений стартовали в июне 2014 года в Алжире. В них участвовали власти, НДОА и их союзники («Объединение 9 июня»), еще несколько более умеренных туарегских движений. Международными посредниками выступали члены правительств Алжира, Буркина-Фасо, Мавритании, Нигера, Чада, представители ООН (в лице руководства МИНУСМА), Африканского союза, Европейского союза, ЭКОВАС, Организации исламского сотрудничества. Наблюдали за переговорами представители Франции и США. 24 июля стороны одобрили «дорожную карту» мирного процесса, основными принципами которого были заявлены суверенитет и территориальная целостность Республики Мали, национальное единство и светский характер государства. Правительство согласилось с необходимостью проведения административной реформы, децентрализации политической системы и обсуждения дальнейшего статуса территорий, населяемых туарегами. Стороны признали необходимость отказа от насильственных действий в качестве средства политической борьбы. Окончательный текст мирных соглашений был разработан министерством национального примирения Мали и представлен 1 марта 2015 года. 15 мая в Бамако их подписали представляющий малийское правительство министр иностранных дел Абдулай Диоп и лидеры «Платформы 14 июня», а 20 июня — НДОА и его союзники по «Объединению 9 июня», после чего соглашения вступили в силу.
Заметим, что эта тенденция по ведению тайных переговоров о нейтралитете и условиях достижения компромиссов с туарегами ( а все переговорщики, как и основные джихадисты в этом районе — это прежде всего туареги) встречает разную реакцию у разных стран Запада, даже если это и является сейчас текущей и ведущей практикой местных элит в регионе, что во многом определяется и стремлением достижения стабильности в области безопасности в зависимости от различных национальных сроков проведения выборов. Переговоры с джихадистами при этом официально являются табу в глазах общественного мнения как в странах G5, а также в США и Франции, которые активно задействованы в операциях про контртеррору в зоне Сахеля. Некоторые страны, такие как Франция, в данном случае официально не поддерживают такие переговоры, но при этом в Париже четко отдают себе отчет в том, что военные методы в этом регионе не работают, и путь к устойчивой стабильности лежит только через выстраивание целой системы секретных и сепаратных переговоров по оси «правительства-полевые командиры туарегов». К тому же французские спецслужбы сами извлекают выгоду из существования этих сетей в рамках переговоров об освобождении заложников. Соединенные Штаты придерживаются в данном случае менее компромиссной точки зрения. В прошлом году Государственный департамент США включил GSIM Ияда Аг Гали в свой список террористических организаций. Кроме того, американцы поставили условие перед правительством той же Буркина-Фасо о недопустимости контактов правительства с джихадистами с учетом ожидаемой в скором времени поставки американской военной техники на сумму почти 30 млн долларов для своих вооруженных сил.

44.16MB | MySQL:92 | 1,153sec