Экономические перспективы Иордании в 2019 году в контексте сирийского кризиса

Среди внешних факторов воздействия на перспективы политического и экономического развития Иордании, сирийский кризис и спровоцированное им региональное противостояние играют чуть ли не определяющую роль, особенно в последние годы. Именно этот фактор наряду с нестабильной конъюнктурой на мировом и ближневосточном нефтяном рынке, продолжают в 2019 году оказывать решающее воздействие на иорданскую социально-экономическую систему.

Нужно отметить, что с точки зрения перспектив официального Аммана, 2018 год ознаменовался целым рядом позитивных факторов, среди которых особенно важно выделить такие как окончательная стабилизация военно-политической ситуации в Сирии и особенно на совместной границе, прогресс в решении гуманитарной проблемы сирийского лагеря беженцев «Эр- Рукбан» вблизи иорданской границы, а также полноценное открытие границы с Ираком и возобновление в прежних объемах двусторонней торговли.

Несмотря на очевидные улучшения геополитической и геоэкономической конъюнктуры вокруг Иордании по мере налаживания ситуации вокруг Сирии, перспективы экономического роста в стране довольно неоднозначные. По данным Всемирного банка,
рост ВВП в прошлом году был рекордно низким и составил лишь 2%, что оказалось намного ниже запланированного. Экономисты Всемирного банка главной причиной низких экономических показателей называют как раз региональную ситуацию, которая оказала негативное воздействие на инвестиционную активность, особенно по линии частного сектора. В частности, доля прямых внешних инвестиций в иорданскую экономику сократилась вдвое, при низких показателях объема денежных переводов иорданских трудовых мигрантов, в основном базирующихся в ОАЭ и Саудовской Аравии.

Среди позитивных тенденций можно отметить следующие. Сектор услуг в Иордании демонстрировал устойчивые и довольно впечатляющие темпы роста в прошлом году. Также удалось существенно снизить объемы импорта, особенно продукции неэнергетического сектора. Однако вкупе этих тенденций оказалось недостаточно чтобы переломить негативные тенденции в иорданской социально-экономической системе и заложить основы для ее устойчивого роста в нынешнем году.

Cреди важнейших проблем, усугубляемых сирийским конфликтом — ситуация с бедностью и социальной уязвимостью населения, в том числе под воздействием наплыва сотен тысяч сирийских беженцев. По данным 2010-2011 гг, то есть до начала сирийского кризиса, уровень бедности в стране достигал 14-15%. Еще 18% населения считалось уязвимым и стоящим на пороге бедности. Результаты нового исследования Всемирного банка, запущенного в 2017-2018 гг пока не подведены и официально не озвучены, однако эксперты прогнозируют их как минимум сохранение на прежнем уровне. Ожидается, что с учетом фактора беженцев данные окажутся даже хуже, чем в докризисные 2010-2011 гг. В любом случае 35-40% иорданцев считаются бедными либо уязвимыми, то есть стоящими в той или иной степени на пороге бедности.

Уровень безработицы в 2018 году оставался на высоком уровне (один из трех иорданцев трудоспособного возраста на сегодня имеет официальную занятость). При этом с наплывом сирийских беженцев, доля не охваченных медицинской и социальной страховкой и официальным контрактом работников резко увеличилась. Этот фактор оказывает существенное воздействие на рост бедности и ослабление механизмов социальной защиты населения, являясь своеобразной миной замедленного действия в контексте угрозы социального взрыва и протестных настроений.

На фоне новой волны «арабской весны» в ряде стран Ближнего Востока  и Северной Африки иорданские власти не могут не осознавать последствий и предпринимают превентивные шаги на этом направлении. При этом они пользуются большой поддержкой международных финансовых институтов и западных доноров, для которых Иордания с учетом ее важного стратегического и геополитического положения является ключевым тактическим союзником в регионе.

Важнейшим вектором стабилизации для Аммана является минимизация финансовых рисков, что с учетом высокого уровня государственного долга, варьирующегося в последние годы на отметке 90-95% от ВВП страны, является непростой задачей. По итогам 2018 года резервы оставались на минимальном уровне на фоне роста государственных расходов как следствие высокой инфляции и социальных потребностей с учетом фактора сирийских беженцев. Так, текущие регулярные расходы бюджета выросли в прошлом году до рекордных 25.3% от ВВП, а доля государственного долга в конце 2018 года немного снизилась, но все-равно составляла 94.2% от ВВП.

Сложная финансовая ситуация однако не позволяет Амману эффективно бороться с растущей безработицей. Амбициозные планы правительства по созданию новых рабочих мест продолжают буксовать, а уровень инфляции — последовательно расти.  В конце 2018 года рост инфляции составил 18.6%, но более тревожным сигналом стало сокращение доли высококвалифицированных рабочих мест, спрос на которые среди высокообразованного (в том числе получившего качественное западное образование) и молодого иорданского населения неуклонно растет. Такое развитие событий подталкивает к большей маргинализации иорданского общества, особенно молодежи, и стремительно толкает к большей утечке мозгов и высококвалифицированных кадров, мигрирующих в западные страны или богатые государства Персидского залива. Их соответственно замещают постепенно на местном рынке занятости сирийские трудовые мигранты более низкой квалификации. В итоге занятость трудоспособного населения в Иордании на конец 2018 года снизилась до 36% по сравнению с уровнем 38% в 2017 году.

Теперь что касается перспектив на 2019 и последующие годы. По оценкам Всемирного банка, c учетом наблюдаемых в соседней Сирии позитивных тенденций, рост ВВП в этом году составит 2.2%, а в 2020-2021 гг. он может вырасти до 2.6%.  Восстановление экономического роста станет возможным благодаря наступившей и пока сохраняющейся политической стабильности вокруг Сирии, а также относительно устойчивым ценам на нефть в сочетании с новыми реформенными мерами иорданского правительства по сокращению потребления энергии. Одновременно, Амману удается добиться позитивных изменений в торговле за счет постепенного наращивания экспорта и сокращения доли энергоресурсов в импорте. Ключевым фактором налаживания ситуации в торговой сфере стало недавнее открытие границы с Ираком и заключение новых преференциальных торговых соглашений с Евросоюзом (как часть пакетной договоренности по квотированной легализации части сирийских беженцев в Иордании). Открытие рынка ЕС для иорданского бизнеса может стать важнейшим положительным сигналом для инвесторов, в том числе по линии прямых иностранных инвестиций.  На этом направлении по итогам 2019 года эксперты прогнозируют значительные положительные сдвиги.

C другой стороны, важнейшим стимулом для экономического роста Иордании в 2019 году должны стать предпринимаемые правительством Иордании важные структурные меры внутреннего регулирования и реформирования, которые осуществляются по требованию международных финансовых институтов, в первую очередь Международного валютного фонда, как предусловие для выделения очередных финансовых траншей в поддержку местной экономики. Так, внедрение новой системы подоходного налога позволит по итогам 2019 года сократить бюджетный дефицит, что в сочетании с мерами по энергосбережению и водосбережению позволит в целом консолидировать накопления и улучшить баланс бюджета уже на 2020 год.

Что касается социальной сферы, то здесь наблюдается активное расширение полномочий и мандата реформированного недавно Национального фонда помощи, который начинает играть ведущую роль в обеспечении социальной защиты и целевой помощи в форме прямых денежных переводов (cash transfer) самым уязвимым группам населения. Благодаря эффективной деятельности фонда по итогам 2019 года можно ожидать сокращения уровня бедности, а в более долгосрочном плане — конкретных результатов в плане создания новых рабочих мест и сокращения безработицы.

Тем не менее, для закрепления позитивных тенденций в иорданской экономике и окончательного выправления ситуации с государственным долгом и бюджетным дефицитом многое будет зависеть от сирийского фактора и развития ситуации в соседней стране в обозримой перспективе. Также важным фактором воздействия на перспективы иорданской экономики является и геополитическая ситуация в ближневосточном регионе в целом, поскольку влияние ключевых региональных игроков, особенно главных нефтяных экспортеров — Саудовской Аравии и ОАЭ, на иорданском треке имеет все более возрастающее значение, в том числе в контексте ослабления американского присутствия в Сирии и регионе в целом.

Таким образом, риски дальнейшего ухудшения перспектив социально-экономического развития Иордании как следствие региональных катаклизм и эскалации сирийского конфликта в ближайшие несколько лет остаются по-прежнему довольно высокими.

52.01MB | MySQL:109 | 0,516sec