О перевыборах мэра в Стамбуле: первые комментарии

31 марта 2019 г. в Турции состоялись муниципальные выборы, которые закончились для правящей Партии справедливости и развития (ПСР) двумя большими осечками – в административной столице Анкаре и в деловой столице страны Стамбуле. И если с потерей Анкары ещё можно было смириться, то потеря Стамбула для власти несет поистине жизненную опасность. Неслучайно ведь, если собрать отдельные выражения функционеров ПСР, включая председателя партии – действующего президента Р.Т.Эрдогана, то получится нечто вроде следующего: «Кто возьмет Стамбул — тот возьмет Турцию, а тот, кто потеряет Турцию – тот потеряет Мекку и Медину». Именно в таких выражениях выражает действующая власть свое отношение к крупнейшему городу страны.

Но, разумеется, дело совсем не в эмоциональной привязанности действующей власти в Стамбулу, потому что «Реджеп Тайип Эрдоган работал в Стамбульской мэрии и даже её возглавлял». Стамбул – это 20% турецких избирателей (10,6 млн человек из 57 млн граждан страны, имеющих право голоса), это – миллиардный бюджет (только официально около 4 млрд долл. плюс бюджеты муниципальных компаний, а также отчисления в пользу НКО, занимающихся «событиями 15 – 16 июля 2016 года», в которых разобраться непосвященному человеку крайне трудно), это – мегапроекты, вроде туннеля под Босфором, третьего моста через Босфор, третьего аэропорта и Канала «Стамбул», это ещё и плавильный котел, с которого можно масштабировать ситуацию на всю Турцию в целом. Так что, отдать город с таким набором параметров для власти было смерти подобно (подробно о значении Стамбула мы уже писали на сайте ИБВ в статье от 13 апреля с.г., ссылка на статью — http://www.iimes.ru/?p=55144).

Заметим, мы говорим сейчас про логику развития политической ситуации, а не про юридическое оформление решения Высшей избирательной комиссии Турции об аннулировании итогов выборов в Стамбуле, отзыве у Экрема Имамоглу мэрского удостоверения и объявлении новых перевыборов, которые немедленно были назначены на 23 июня с.г. Решение это прозвучало накануне – вечером 6 мая. Про юридическое оформление этого решения мы поговорим отдельно, но то, что будет именно так и что решение, фактически принято, мы написали на сайте ИБВ ещё 14 апреля (ссылка на статью: http://www.iimes.ru/?p=55620). О том, что развязка близится, стало понятно ещё 5 мая, когда выступающий на публике президент Р.Т.Эрдоган впервые прямо заявил о том, что Высшая избирательная комиссия (ВИК) должна принять «правильное решение». Понятно, что после такого прямого выражения ВИК не могла отклонить требование ПСР о перевыборах.

Несколько наблюдений о том, как решение это было обнародовано.

Во-первых, для озвучивания решения, которое было принято 7 голосами «за» и 4 голосами «против», был выбран первый вечер священного для мусульман месяца Рамадан. Понятно, что день этот даже в календаре Рамадана – особый, все, в обязательном порядке, собираются семьями, в отличие от дней последующих, которые характеризуются более «плавающим графиком». Отметим, что является ли при этом человек действующим мусульманином или нет – вторично. Традиции Рамадана – сродни Рождественским традициям, которые существуют как с религиозной подоплекой, так и далекой от неё – просто в качестве доброй традиции. Понятно, что в этот вечер все собрались семьями и в настроении, наименее всего предполагающем какие-то эксцессы.

Во-вторых, до озвучивания решения здание ВИК было оцеплено полицией и металлическими заграждениями. То есть, варианты последствий всё же предполагались.

В-третьих, ещё до озвучивания решения пошёл «слив» от одного из депутатов ПСР, о том, что решение об отмене выборов принято и следует ожидать выборов новых. Он таким образом немного «стравил» пар из этого котла, который находился под давлением все последние недели.

Собственно, следует понимать, что наиболее опасной ситуация рассматривалась именно в первые часы после обнародования решения. Власть долго примеривалась к тому, чтобы это сделать, и к тому, как это сделать, с учётом собираемой социологии. И, надо сказать, в очередной раз, сделала это успешно. Да, возмущение полилось с экранов ТВ, разгорелась бурная дискуссия и она будет продолжаться ещё долго. Но это не имеет никакого значения, поскольку решение ВИК – окончательное и никакому обжалованию не подлежит по определению, вообще, нигде. Нет ведомства, чья юрисдикция выше ВИК. Так что, единственное, что могло произойти после решения – протестный взрыв в Стамбуле. Но этого не случилось, турецкая власть разыграла эту сложную для себя партию как по нотам, затеяв переигровку, на другой манер повторив ситуацию с парламентскими выборами 2015 года. Теперь остается лишь определиться со стратегией на выборах, до которых остается всего лишь 1,5 месяца.

Тут есть два момента: во-первых, Бинали Йылдырым – кандидат от ПСР. Ходили упорные слухи, что ПСР произведет замену своего кандидата. Однако, похоже, на это не пошли и Бинали Йылдырым получит второй шанс сразиться с Экремом Имамоглу. Во-вторых, 2 мая, впервые за 8 лет и после 810 официальных обращений, адвокаты были допущены к А.Оджалану, содержащемуся на острове Имралы. А пресс-конференция его адвокатов состоялась 6 мая, где адвокаты зачитали довольно миролюбивое обращение, призывающее к мирному решению курдской проблемы, с учётом турецких обеспокоенностей. 15 мая состоится суд над сопредседателями курдской Партии демократии народов С. Демирташем и Ф. Юксекдаг и опять же, по слухам, решение может быть «мягкое». Таким образом, власть, очевидно, пробует разыграть курдскую карту – мы не раз писали о том, что именно курды обеспечили победу оппозиции в Стамбуле и сейчас, похоже, власть хочет попробовать обратить эту ситуацию на пользу себе на предстоящих 23 июня выборах.

51.52MB | MySQL:101 | 0,271sec