Палестинское правительство «национального единства»: реакция в Израиле и в мире

17 марта с.г. в ходе договоренностей, заключенных 8 февраля в Мекке между председателем Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом и главой Политбюро ХАМАСа Халедом Машалем, было окончательно сформировано новое палестинское «правительство национального единства» во главе с Исмаилом Ханией из ХАМАСа. Еще до этого события в Израиле и в других странах по-разному реагировали на саму идею создания нового палестинского правительства. Так, еще до совместной встречи главы ПНА Махмуда Аббаса и премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта, состоявшейся 11 марта в Иерусалиме, последний заявил, что не намерен вести переговоры с новым палестинским правительством, если оно не признает право Израиля на существование, а также не подтвердит приверженность заключенным ранее соглашениям и не откажется от террора. Правда, в ходе этих переговоров этот вопрос толком не обсуждался, поскольку Аббасу удалось перевести разговор в другое русло: он попросил Ольмерта прекратить антитеррористическую операцию ЦАХАЛа на Западном берегу реки Иордан, пообещав взамен посодействовать в освобождении похищенного израильского солдата Гилада Шалита, не давая при этом никаких гарантий возможности достижения этой цели. Этим и закончилась встреча, которая оказалась для Израиля очередными пустыми и безрезультатными переговорами. Однако это позволило Аббасу заработать политические очки, играя на том, что он единственный палестинский политик, с которым Израиль может вести переговоры.

Когда же 15 марта Аббас утвердил новый состав палестинского правительства, предоставленный Исмаилом Ханией, МИД Израиля заявил, что не будет признавать это правительство, поскольку в него войдут и его возглавят члены ХАМАСа, которые отказываются выполнять условия «ближневосточного квартета». По словам «The Jerusalem Post», политическая платформа нового палестинского правительства содержит лишь расплывчатое положение об «уважении» предыдущих договоренностей, что не означает признания Израиля. Таким образом, Махмуд Аббас продемонстрировал умение политического лавирования: с одной стороны, он сформировал новое палестинское правительство, в котором шесть министров являются членами ФАТХа, чего не было в прежнем правительстве, с другой стороны, он по-прежнему остается единственным лицом, с которым Израиль может вести переговоры. Это позволяет получать главе ПНА неплохие политические дивиденды.

Отметим, что первоначально принципиальная позиция руководства Израиля относительно непризнания нового палестинского правительства вскоре начала меняться. В газете «The Jerusalem Post» неофициальные источники в израильском руководстве выражают удовлетворение по поводу того, что палестинский МИД и Министерство финансов будут возглавлять представители умеренного крыла партии ФАТХ (министры Зиад Абу Амр и Салам Файяд соответственно).

Реакция в израильском правом лагере на новое палестинское правительство была негативной. Так, министр по вопросам стратегического планирования Авигдор Либерман предложил незамедлительно создать в Израиле подобное же «правительство национального единства», куда должны войти только правые сионистские партии (Либерман имел в виду, помимо своей партии «Наш дом – Израиль», Ликуд и блок МАФДАЛ – «Ихуд леуми»), а любые отношения с палестинской стороной прекратить: «Антиизраильскому единству надлежит противопоставить единство внутриизраильское», — заявил лидер партии «Наш дом – Израиль». На это израильский премьер-министр ответил, что «необходимо оставить канал для переговоров с палестинской администрацией и в качестве такового целесообразно использовать Абу Мазена (Махмуда Аббаса. – Р.С.)». Таким образом, Эхуд Ольмерт отказался от ранее занятой непримиримой позиции по поводу нового палестинского правительства. Однако когда 17 марта палестинский парламент проголосовал за утверждение состава «правительства национального единства», тем самым окончательно его легитимизировав, пресс-секретарь израильского премьер-министра Мири Эйсин заявила, что Израиль не будет сотрудничать с новым палестинским кабинетом.

На следующий день после создания нового палестинского правительства израильский премьер-министр опять занял принципиальную позицию, заявив на заседании правительства Израиля, что не собирается поддерживать контакты с новым палестинским правительством, и обратился к мировому сообществу поступить так же. Решение главы израильского правительства поддержали не все члены его кабинета. Так, министр образования Юли Тамир (Авода) и министр без портфеля Ралеб Маджадле (Авода) отказались занять такую же принципиальную позицию.

Любопытна в этой связи позиция министра обороны Израиля Амира Переца (Авода), который хоть и проголосовал за бойкот палестинского кабинета во время заседания израильского правительства, после заседания выступил против изоляции министров от ФАТХа, заявив, что «министры от ФАТХа не являются членами террористических группировок, поэтому мы не можем считать всех членов правительства ХАМАСа активистами ХАМАСа, и нельзя допустить, чтобы умеренные министры имели тот же статус, что и министры от ХАМАСа». По словам газеты «Гаарец», Амир Перец считает, что подобный шаг вернет Израилю политическую инициативу, которая в свою очередь позволит опередить Лигу арабских государств, заседание которой пройдет в конце марта. На нем будет обсуждаться «саудовская мирная инициатива», согласно которой арабские страны будут готовы наладить отношения с Израилем, если он отойдет к границам 1967 года и признает право палестинских беженцев на возвращение.

Вскоре количество желающих продолжить диалог с новым палестинским правительством с израильской стороны стало расти. Так, председатель фракции от партии МЕРЕЦ в кнесете Захава Гальон призвала главу израильского правительства не прекращать переговоры как с Махмудом Аббасом, так и со всем новым палестинским кабинетом, аргументируя это тем, что непризнание нового палестинского правительства может затормозить процесс освобождения Гилада Шалита.

Лидер левого пацифистского движения «Шалом ахшав» («Мир сейчас») Ярив Оппенгеймер также призвал незамедлительно начать переговоры с новым палестинским правительством, поскольку оно «представляет интересы большинства палестинцев».

Любопытно в этой связи мнение рядовых израильтян. Исследовательский центр «Дахав» провел опрос общественного мнения: 39% опрошенных израильтян высказались за необходимость вести переговоры с новым палестинским правительством, несмотря на его состав, в то время как 17% респондентов высказались за необходимость контактов только с Махмудом Аббасом и министрами от ФАТХа (погрешность в опросе составляла +/- 4,3%).

Трудность положения Эхуда Ольмерта состоит в том, что многие страны, до этого занимавшие, как и Израиль, непримиримую позицию по отношению к прежнему палестинскому правительству, состоящему преимущественно из членов ХАМАСа, теперь готовы начать диалог с новым палестинским кабинетом. Создается впечатление, что после создания палестинского «правительства национального единства» мировая общественность «вздохнула с облегчением», посчитав, что время бойкота закончилось и сам факт того, что теперь в новом палестинском кабинете присутствуют министры от ФАТХа, позволяет наладить отношения.

Европейский союз еще до приведения к присяге нового палестинского правительства заявил, что готов рассмотреть возможность предоставления финансовой помощи, сославшись на то, что министром финансов станет Салам Файяд, которого считают «сторонником реформ». Правда, для того чтобы сохранить за собой положение сторонника обязательного выполнения условий «ближневосточного квартета», участником которого является ЕС, его пресс-секретарь Эмма Удвин добавила, что Еврокомиссия изучит новую программу палестинского правительства и после этого примет дальнейшие решения. Однако программа нового палестинского правительства никаким образом не признает трех обязательных условий «квартета» (признание Израиля, заключенные ранее соглашения и отказ от террора), что, однако, не помешало странам ЕС изменить свою прежнюю позицию.

Великобритания, по словам газеты «The Guardian», будет сотрудничать с министрами, не принадлежащими к ХАМАСу, а Франция объявила «о новой странице» в отношениях с ПНА, правда, оговорившись, что сотрудничество будет продуктивным при условии освобождения Гилада Шалита, но это требование никогда не являлось и не является обязательным условием «ближневосточного квартета». Более того, Париж вскоре пригласил палестинского министра иностранных дел Зиада Абу Амра, тем самым давая понять всем и в первую очередь Израилю, что готов отказаться от бойкота, поскольку он не приносит никакой выгоды ЕС. Германия, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, после окончательного формирования палестинского кабинета поспешила подтвердить готовность к сотрудничеству, добавив при этом, что диалог возможен при выполнении условий «ближневосточного квартета». Правда, насколько последнее будет принципиально важным для ЕС, можно увидеть хотя бы из того факта, что Франция уже начала контакт с новым палестинским правительством, пригласив главу его внешнеполитического ведомства.

Министр иностранных дел Италии Массимо Д’Алема выразил удовлетворение составом нового палестинского правительства, заявив, что «было бы серьезной ошибкой закрывать перед ним (палестинском правительством. – Р.С.) двери». Более того, в подтверждение якобы нового курса «правительства национального единства» глава итальянского МИДа привел тот факт, что международная террористическая организация «Аль-Каида» осудила ХАМАС за его согласие участвовать в новом палестинском правительстве вместе с ФАТХом, а это, по мнению Массимо Д’Алема, служит «лучшим доказательством их (членов палестинского правительства. – Р.С.) правоты».

Такого же мнения придерживается его коллега, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдет, отметивший, что Евросоюз, конечно же, ждет от палестинского правительства признания Израиля, но не станет требовать от него формального заявления по этому поводу. К этому стоит добавить слова Хавьера Соланы, ответственного за внешнюю политику ЕС, который сказал, что «существует много способов признать Израиль, и я не буду указывать палестинцам, каким именно им следует воспользоваться». Ирландия и Испания, правда, осторожно взвешивают свои дальнейшие шаги в отношении «правительства национального единства», но при этом спокойно относятся к его новому составу. Вслед за Францией и Австрия пригласила палестинского министра иностранных дел Зиада Абу Амра посетить Вену.

Совершенно справедливо по этому поводу мнение израильской газеты «Едиот ахронот» о том, что новая позиция ЕС означает конец международной изоляции ХАМАСа. Можно добавить, что Норвегия, которая не является членом Евросоюза, стала первой европейской страной, признавшей новое палестинское правительство без предъявления каких-либо требований относительно признания Израиля. Заместитель министра иностранных дел Норвегии Раймон Йохансен через три дня после утверждения «правительства национального единства» посетил Палестину, где встретился с его главой Исмаилом Ханией и министром иностранных дел Зиядом Абу Амром. То есть, можно сказать, что начался процесс признания международным сообществом нового палестинского правительства на личном уровне. По нашему мнению, израильский МИД проявил недальновидность, посчитав «нецелесообразной» встречу с норвежским дипломатом только из-за того, что Раймон Йохансен общался до этого с членами палестинского правительства.

Предсказуемой была позиция Российской Федерации. Еще в конце февраля на встрече с главой Политбюро ХАМАСа Халедом Машалем министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва полностью поддерживает соглашение о формировании «правительства национального единства», достигнутое в Мекке между ХАМАСом и ФАТХом. Поэтому как до окончательного формирования, так и после него позиция России была неизменной. Сам палестинский премьер-министр Исмаил Хания, получивший после своего избрания на эту должность поздравительную телеграмму от российского МИДа, в интервью «Независимой газете» поблагодарил Москву за то, что та всегда поддерживала и продолжает поддерживать палестинцев, а также выступает за снятие международной блокады.

О поддержке палестинского правительства «национального единства» заявили и арабские страны. Египет в лице министра иностранных дел Ахмеда Абуль Гейта призвал мировое сообщество признать новое палестинское правительство, при этом надеясь, что «формирование правительства позволит закрепить действующее перемирие с Израилем, а также распространить его на Западный берег реки Иордан». Глава египетского МИДа уверен, что в случае освобождения палестинских заключенных из израильских тюрем то же самое ожидает и израильского капрала Гилада Шалита. Позже президент Египта Хосни Мубарак обвинил Израиль, что его политика по отношению к новому палестинскому правительству тормозит мирный процесс на Ближнем Востоке.

Йемен приветствовал формирование нового палестинского правительства, и так же, как Египет, призвал членов ближневосточного «квартета» (ЕС, ООН, США и Россия) снять с палестинцев экономическую блокаду.

Вскоре избрание правительства во главе с Исмаилом Ханией приветствовала организация «Исламская конференция», которая обещала ему всестороннею поддержку. Генеральный секретарь ОИК Экмеледдин Эхсаноглу в своем приветствии обратился ко всем палестинским политическим силам с призывом «объединить свои усилия в борьбе за полную независимость Палестины и провозглашение независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме». При этом на выполнении каких-либо условий «ближневосточного квартета» он не настаивал.

В итоге у Израиля остается надежда только на США. Однако Вашингтон будет стремиться поддерживать селективные контакты с теми палестинскими министрами, которые не являются членами ХАМАСа, несмотря на то, что ранее, вслед за Израилем, США отказывались вести какие-либо переговоры с палестинской стороной. Однако вскоре Белый дом скорректировал свою позицию, поскольку полный бойкот нового палестинского правительства ничего не дает американцам в плане урегулирования отношений на Ближнем Востоке. Очевидно, что Вашингтон начнет контактировать с министром финансов Саламом Файядом, которого относят к числу «умеренных» палестинских политиков, к тому же получившим докторскую степень Техасского университета, прожившем в США около 15 лет и имеющим опыт работы в Международном валютном фонде.

По мнению Гленна Кесслера из «The Washington Post», новое палестинское правительство, по сути дела, стало ударом по ближневосточной политике госсекретаря США Кондолизы Райс, поскольку Махмуд Аббас обещал ей не соглашаться на коалицию с ХАМАСом. Однако впоследствии он нарушил это обещание, пойдя на уступки Исмаилу Хание, результатом чего и стало «правительство национального единства». Это нанесло ущерб ближневосточной стратегии Белого дома. Госдепартамент США потребовал от палестинского правительства отказаться от насилия и осудить террор, признать право Израиля на существование и обязаться соблюдать подписанные ранее соглашения. Однако это требование правительство во главе с И. Ханией вполне может проигнорировать, поскольку страны Евросоюза и Россия готовы сотрудничать с ним, закрыв глаза на то, что оно не собирается выполнять условия «ближневосточного квартета». К тому же блокада уже прорвана, и диалог с новым палестинским правительством будет продолжаться и дальше, пусть и через «независимых» министров Зиада Абу Амра и Салама Файяда и других министров ФАТХа.

Негативная реакция Кондолизы Райс по поводу высказывания главы палестинского правительства о «праве на сопротивление», которое госсекретарь поняла как право на насилие, никак не отразилось на палестинском правительстве, которое все больше находит признание в мире. В США все чаще раздаются голоса о необходимости отказаться от тех принципов, которых Вашингтон придерживается на Ближнем Востоке. Так, к примеру, Николас Д. Кристоф в «The New York Times» призвал американское руководство пересмотреть свою политику по отношению к Израилю. Джордж Сорос в «The Financial Times» назвал «ошибкой» позицию администрации Джорджа Буша, поддерживающую Израиль в его отказе признать палестинское правительство, в состав которого входит ХАМАС. «Право Израиля на существование, — считает Джордж Сорос, — можно было бы сделать предварительным условием для последующего мирного договора, вместо того чтобы требовать соблюдения этого условия для переговоров».

В конечном счете, США, понимая, что непризнание нового палестинского правительства не даст никакого результата, особенно на фоне готовности стран Европы и России (которая, кстати, прежнее правительство ХАМАСа признавала, несмотря на экономическую блокаду со стороны ЕС) сотрудничать с новым палестинским кабинетом, пошли на контакт. Генеральный консул США в Иерусалиме Джек Уоллес встретился 20 марта с министром финансов Саламом Файядом.

Таким образом, Израиль, по мнению «The Guardian», может оказаться в международной изоляции, когда все члены «ближневосточного квартета», на которых он до этого возлагал надежду, могут пойти на сотрудничество с новым палестинским правительством, пусть и через тех министров, которые не являются членами ХАМАСа. По нашему мнению, израильскому премьер-министру ничего не останется, как отказаться от ранее принятого решения бойкотировать правительство И. Хании, поскольку желающих поддержать Израиль на международной арене не окажется. Скорее всего, Эхуд Ольмерт будет вынужден опять встречаться с Махмудом Аббасом и идти ему на уступки как единственному человеку, с которым он может вести переговоры с палестинской стороны и который как опытный политик сумел обыграть и Израиль, и США.

49.69MB | MySQL:112 | 0,716sec