Иран: сотрудничество с Россией как возможность обойти американские санкции

Спустя год после выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе против Исламской Республики и введения новых экономических санкций в отношении этой страны экономическое положение Ирана ухудшается с каждым днем. Несмотря на выполнение Тегераном всех своих обязательств по ядерному соглашению, американцы на сей раз требуют ограничить и ракетную программу, что иранская сторона изначально обозначила своей «красной линией» в переговорах с Западом. Однако, никакие международные обязательства не сдерживают Соединенные Штаты от наращивания давления на Иран.

Очередной раз оказавшись под давлением США, Исламская Республика как никогда нуждается в сильных партнерах и союзниках в деле противостояния мировому лидеру. Эта роль была уготована Российской Федерации, которая на сегодняшний день так же находится в конфронтации с Соединенными Штатами. Именно в контексте  противостояния двух стран США следует рассматривать двухдневный рабочий  визит министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавад Зарифа в Москву, состоявшийся 8-9 мая с.г.

Глава иранского МИД провел переговоры по целому ряду двусторонних, региональных и международных вопросов со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве. По итогам встречи стороны выступили с пресс-конференцией, в ходе которой, подчеркивая роль и значение ирано-российских отношений, М.Дж.Зариф отметил, что хотя президент Ирана Хасан Роухани в тот же день направил аналогичные официальные письма с изложением позиции Ирана по ядерной программе главам остальных стран-участниц СВПД, это не означает, что ситуация и условия сотрудничества и вид отношений всех этих стран с Ираном одинаковы. Речь в письме шла о 60-дневном сроке, который Иран предоставил странам-участницам СВПД на выполнение их обещаний, особенно в банковской и нефтяной сферах. В противном случае, Исламская Республика намерена прекратить соблюдение своих обязательств и увеличить уровень обогащения урана и продолжить модернизацию тяжеловодного реактора в Араке.

Министр иностранных дел Ирана сказал, что у Ирана и России были очень хорошие отношения в течение всего прошлого года и после выхода США из ядерной сделки, и Москва полноценно сотрудничала с Ираном, но Европа со своей стороны «ничего не сделала». М.Дж. Зариф подчеркнул, что Иран рассматривает Россию и Китай, особенно Россию, как долгосрочного партнера, вот почему министр лично привез письмо Х.Роухани российскому лидеру Владимиру Путину.

Глава МИД России  на совместной пресс-конференции отметил, что Тегеран и Москва ищут способы обойти незаконные ограничения США. Сергей Лавров, сказав, что выход США из ядерной сделки сделал ее уязвимой и хрупкой, добавил, что европейские страны, подписавшие это соглашение, должны выполнить все свои обязательства. По его мнению, финансовый механизм INSTEX,  созданный в январе 2019 года Францией, Германией и Великобританией для содействия недолларовой торговле с Ираном, оказался менее эффективным, чем он изначально планировался и разрабатывался.

Стороны коснулись и сирийского вопроса — направления, в котором Россия и Иран имеют множество точек соприкосновения и перспектив взаимодействия. Министры иностранных дел согласились, что присутствие американских вооруженных сил на территории Сирии является незаконным.

По итогам визита в Россию М.Дж.Зариф на своей официальной странице в Twitter выделил  главных аспекты, по которым сошлись позиции сторон:

  1. СВПД находится в критическом состоянии из-за неспособности США и Европы выполнять свои обязательства. ЕС/E3 (Франция, Германия, Великобритания) должен активизироваться, чтобы СВПД сохранился.
  2. Выбор Ирана заключается в конструктивном взаимодействии с заслуживающими доверия и релевантными субъектами.

После состоявшегося визита источник в МИД ИРИ прокомментировал ситуацию с направленным президенту РФ письмом, подчеркнув, что текст письма всем странам-членам СВПД идентичен, но позиция Тегерана в отношении России и европейских стран разная, т.е. требования иранской стороны относятся лишь к европейским странам, и их цель состояла в том, чтобы заставить их ускорить создание финансового механизма INSTEX для содействие деловым связям с Ираном. Совет Федерации России также подтвердил это замечание и отметил, что Москва полностью выполнила свои обязательства по ядерному соглашению, и считает, что требование Ирана от европейских стран выполнить свои обязательства по принятию мер для сохранения сделки является логичным.

Поездка М.Зарифа в Москву сфокусировала на ирано-российских отношениях не только внимание ЦРУ США, о чем сообщила его директор Джина Хаспел, но и иранских СМИ, ожидающих позитивных для страны развития ситуации. В первую очередь информационные ресурсы сделали акцент на «теплом приеме», оказанном иранскому министру в российской столице. То же самое зафиксировали и российские СМИ и аналитики, что свидетельствует о взаимном интересе, высоком уровне не только взаимовыгодного сотрудничества, но и дружеских отношений, в том числе личных — между М.Зарифом и С.Лавровым, которые установились за время многолетних и частых переговоров.

Иранский политический эксперт по вопросам России Шаиб Бахман прокомментировал агентству ISNA важность визита министра иностранных дел Мохаммада Джавад Зарифа в Москву и подчеркнул, что Россия является одной из крупнейших стран мира и постоянным членом Совета Безопасности ООН, обладающая широким международным, политическим и экономическим потенциалом, имеет высокий статус во внешней политике Ирана, и обе страны поддерживают хорошие отношения друг с другом. По мнению эксперта, хотя экономические отношения между Тегераном и Москвой в последние годы практически не развивались, обе страны имеют широкий круг возможностей для сотрудничества, и в то время, как США пытаются ужесточить режим санкций против Ирана, расширение связей с Москвой может нивелировать эффективность санкций.

Ш.Бахман отмечает, что в последние годы внутреннее внимание в Иране было сосредоточено на развитии отношений с РФ, полагая, что Москва может стать для Тегерана значимым партнером в снижении воздействия антииранских санкций. Исторические негативные взгляды некоторых иранских политиков и чиновников приводили к тому, что эти отношения не развивались в ряде областей, включая экономику. Конечно, это связано с отсутствием точных знаний об экономической ситуации, технологиях и возможностях России.

Ш.Бахман считает, что стоимость экономических документов, подписанных между двумя странами, составляет около 20 млрд долларов, но многие из этих планов остались только на бумаге и не были реализованы. Россия может помочь Ирану в деле обхода санкций благодаря подписанным ранее двусторонним соглашениям, и с активацией этих соглашений, Россия может помочь Ирану с продажей его нефти, а США потерпят неудачу в своем стремлении к нулевому уровню экспорта иранской нефти. И это несмотря на звучащие с разных сторон мнения о том, что Россия может занять место ИРИ на международном нефтяном рынке. Дело в том, что на официальном уровне российская сторона никогда не заявляла о намерении занять место Ирана на рынке. С другой стороны, страны экспортируют свою нефть в разных направлениях: российская нефть в основном продается в Европу и частично в Китай, а основными покупателями иранской нефти являются азиатские страны. Поэтому российская нефть никогда не сможет восполнить пробел в иранской нефти, поскольку их экспортные цели различны. Конечно, повышение цен на нефть не могло не сказаться положительно для России, но в отличие от КСА, ОАЭ и Кувейта, которые и за годы прошлых санкций стремились занять место Ирана на рынке, Россия подобных планов не имеет.

Еще одна сфера, в которой российское правительство может также помочь Ирану — это валютно-банковская сфера и приобретение иностранной валюты, поскольку, как считает аналитик, у РФ есть хорошие возможности в этой области. С другой стороны, Иран может импортировать некоторые стратегические товары, в которых он нуждается, сотрудничая с Россией.

Иран и Россия, как два соседа и традиционных соперника, никогда не выводили свои отношения на стратегический уровень. До настоящего времени они остаются партнерами и союзниками. По мнению консервативного информационно-аналитического агентства «Табнак», причиной подобной ситуации в двухсторонних отношениях являются внутренние проблемы двух стран, а также их взгляды во внешней политике. Так, например, согласно Доктрине внешней политики РФ от 2016 года в качестве стратегических партнеров рассматриваются Индия и Китай, в то время, как, согласно Статье 94 этого документа в отношении Ирана, Россия проводит политику всестороннего сотрудничества, а также способствует дальнейшему осуществлению всеобъемлющего ядерного соглашения с Ираном в соответствии с резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН от 20 июля 2015 года, вместе с решениями Совета управляющих МАГАТЭ.

Тем не менее, в последние годы Россия и Иран расширили свои отношения в области безопасности, экономики и в военной сфере, несмотря на разногласия, которые, в частности, были связаны с регулированием рынка нефти. Кульминация этого сотрудничества в Сирии привела к консолидации вокруг режима Башара Асада, которая продолжается и сейчас. Неслучайно  американский эксперт Fox News по национальной безопасности и внешней политике Валид Фарес в одном из телешоу подчеркнул, что администрация Барака Обамы, заключив СВПД, фактически, предоставила иранскому режиму около 150 млрд долларов, на которые Иран закупил вооружения у России, а оппозиция президенту Дональду Трампу, противившаяся выходу США из сделки, помогла России еще в течении двух лет.

В свете последних событий вокруг Ирана и СВПД, примечательным является заявление командующего Военно-морским флотом иранской армии Мохаммада Хосейна Ханзанди о проведении совместных ирано-российских военно-морских учений в Персидском заливе в этом году. Более того, стороны рассматривают возможность присутствия кораблей «дружеских стран» в портах друг друга. Российская сторона в свою очередь провозгласила начало новой фазы военного сотрудничества с Ираном в 2020 году.

Напомним, что последнее время некоторые иранские политические деятели, намекая или угрожая, предупреждали о возможности закрытия Ормузского залива в случае полного ограничение экспорта иранской нефти. В этом контексте информация о совместных ирано-российских учениях можно рассматривать в качестве послания Западу и ответа на утверждения об отсутствии у Ирана технических возможностей для перекрытия пролива.

43.79MB | MySQL:87 | 0,721sec