О намерении ФРГ трансформировать в ООН курс в отношении Израиля

11 мая 2019 г. федеральное Министерство иностранных дел выпустило комментарий по случаю 70-й годовщины принятия Израиля в состав ООН в качестве полноправного государства-участника. В нем помимо исторического значения данного шага внешнеполитическое ведомство раскрыло и особенности сегодняшнего курса в адрес ближневосточной страны, который ФРГ проводит в рамках ООН. В частности, в заявлении отмечено, что на основании  исторической ответственности Германия, цитируя публикацию,  «всегда будет работать, в том числе в ООН, для обеспечения того, чтобы право Израиля на существование никогда не подвергалось сомнению». При этом Берлин открыто декларирует обеспокоенность в отношении «необоснованной критики, предвзятого отношения и маргинализации в органах ООН», с чем и сегодня сталкивается Иерусалим. Стоит отметить, однако, что конкретные специализированные учреждения в составе организации, к примеру СПЧ, или т.н. 7-й пункт постоянной повестки дня, полностью посвященном предполагаемой израильской агрессии не упоминаются в заявлении МИДа. Единственный орган, о котором в тексте говорится отдельно, это Совет Безопасности. Впрочем, здесь ФРГ не осуждает его, а наоборот пытается продемонстрировать, что получив временный  статус его непостоянного члена, наоборот лоббирует интересы Израиля.

Вскользь оценивается и роль ООН в рамках ближневосточного мирного урегулирования. В комментарии МИД ФРГ утверждается, что резолюции, одобренные организацией, рассматриваются как «международные рамки, в которых стороны должно работать над достижением окончательного и справедливого решения». Также в заявлении сказано, что ООН имеет «решающую роль в стабилизации ситуации через свои институты и органы. При этом вновь от упоминания конкретных инстанций, о враждебности которых Израиль говорить открыто, Берлин воздерживается.

Причин, по которым страна решила попытаться хотя бы декларативно трансформировать свой курс в отношении Израиля в ООН, превратив его в своеобразный аналог работы экс-представителя США при организации Н.Хейли, может быть названо несколько. Во-первых, еще в конце марта, когда СПЧ приступил к обсуждению того самого пункта 7 постоянной повестки дня, ярко проявился контраст в подходах ФРГ и Великобритании. Последняя призвала бойкотировать документы, принятые в рамках прений по этой проблематике, в то время как в Германии Бундестаг проголосовал против изменения принципов голосования по вопросам, касающимся Израиля в ООН. При таком раскладе Соединенное Королевство, если все же покинет ЕС, сможет получить неплохой фон для возобновления своей самостоятельной ближневосточной политики. А если Brexit в итоге не состоится, в Евросоюзе рискуют углубиться разногласия по данному вопросу, препятствующие тому, чтобы Брюссель имел сколько-нибудь значимую роль в урегулировании.

С другой стороны, явно заметен акцент Берлина на том, что успехов в защите израильских интересов страна во многом добивается благодаря членству в Совете Безопасности, а оно лишь временное. Соответственно, в некоторой степени это намек на то, что ФРГ не против все же добиться структурной реформы ООН, а для этого государству требуется поддержка разных сил, включая Израиль. Наконец, в некоторой степени Берлин таким способом вознаграждает ближневосточного партнера за то, что тот пока дистанцируется от сближения с партией  «Альтернатива для Германии» (АдГ), несмотря на то, что имеет весьма хорошие связи с европейскими правыми, претендующими на успех на предстоящих европейских выборах, опираясь в том числе и с этой партией. Посол Израиля в Берлине Дж.Иссахаров утверждает, к примеру, что причина тому – высказывания представителей АдГ о Холокосте, которые неприемлемы для Израиля.

Любопытной представляется реакция израильской стороны на декларацию германского МИДа. Так, тот же Дж.Иссахаров несмотря на то ,что поприветствовал заявление федерального Министерства иностранных дел, назвав его «четким сигналом решимости в контексте продолжающихся усилий по улучшению результатов голосования Германии, а также по улучшению позиций Израиля в ООН», все же не выразил уверенности в том, что такая практика действительно приживется. Во-первых, как отметил дипломат, данный вопрос неоднократно возникал на германо-израильских встречах и, судя по всему, не приводил к каким-либо гарантиям со стороны Берлина. Во-вторых, Германия склонна придерживаться курса на консенсус в рамках ЕС, в то время как ей следовало бы чаще демонстрировать независимую позицию, отражающую особый характер отношений между Израилем и ФРГ.

Еще более жестким был ответ сына премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху Яира, написавшего в твиттере, что ФРГ следовало бы сосредоточиться на том, чтобы остановить спонсорскую помощь антиизраильским НКО. При этом немецкая газета Bild, оценивая данную ремарку, сообщила, что так, вероятно, полагают и многие израильские официальные лица, которые видят в поддержке движения по бойкоту Израиля (BDS-Movenet), спонсировании через немецкие фонды палестинских организаций, угрожающих Израилю и помогающих террористам большую опасность. А если посмотреть на ситуацию более детально, что может показаться даже нечто в роде антисемитизма в широком значении, как его определяет, например, International Holocaust Remembrance Alliance. Разумеется, делается это не на официальном уровне, но с другой стороны, и официальной кампании по борьбе с этими тенденциями Израиль также не наблюдает.

В целом, как представляется, Германия не столько хочет сблизиться с Израилем, сколько соблюсти баланс, пошатнувшийся после участия чиновников в мероприятиях по случаю юбилея Исламской революции в Иране,  а также частично добиться реализации собственных интересов, среди которых повышение статуса в ООН и возможность участия в ближневосточном урегулировании. Однако общая политика ФРГ такова, что далеко не все в Израиле согласны, что нынешнее правительство действительно ориентировано на более активную поддержку ближневосточной страны. Поводом для таких опасений являются, прежде всего, связи между НКО, что можно трактовать как антиизраильские, а в широком смысле и антисемитские проявления. Следовательно, грань между коалиционными партиями и АдГ может постепенно размыться.

51.85MB | MySQL:101 | 0,384sec