Оппозиция обвиняет алжирских военных в установлении диктатуры

Генерал Ахмед Гаид Салах устанавливает в Алжире диктатуру. Таково общее мнение алжирской оппозиции в связи с продолжающимися в стране арестами видных диссидентов и бывших функционеров клана бывшего президента страны Бутефлики.

Так, 12 мая 2019 г. по запросу военных властей был арестован опальный отставной генерал Хосин Бенхадид, ставший одной из жертв «падения» в 2015 г. члена правящего триумвирата генерала Мухаммеда Медьена, проведший в тюрьме с сентября 2015 по июль 2016 г.

Показательно, что в марте 2018 г. его вновь приговорили к одному годы тюрьмы с отсрочкой исполнения, а теперь снова арестовали. Поводом к тому стали его откровения в СМИ, где он критиковал представителей силового блока страны и призывал их провести реформы и предлагал политическое решение по выходу из «институционального тупика», в который весной 2019 г. зашел Алжир.

Одновременно Ахмед Гаид Салах «ведет подкоп» и в отношении других бывших высокопоставленных деятелей, таких как бывший глава страны Ламин Зеруаль и экс-премьер-министр Ахмед Уяхья.

Это наглядно прослеживается по делу видного бывшего чиновника Хамида Мельтси, по сути, отвечавшего за операции в секторе государственное землевладение и арестованного, по версии следствия, за захват более чем 2000 квадратных метров земли для самого себя, и дополнительных земельных владений для Зеруаля и связанного с ним отставного генерала Мухаммеда Бетшина.

И, наконец, по данным источников, близких к следствию, Мельтси собирался захватить другие земли «в пользу своего друга Ахмеда Уяхьи».

Между тем, после ареста 9 мая лидера Трудовой (Рабочей) партии Луизы Ханнун угроза задержаний и последующего преследования нависла и над всеми остальными политическими деятелями, во многом «выпестованными» прежним президентом страны А.Бутефликой и нелояльными лично Ахмеду Гаиду Салаху.

Они могут понадобиться последнему в первую очередь как свидетели «преступлений клана Бутефлика» и главным образом, действий Саида Бутефлики, который фактически и организовывал «большие партийно-политические игры» в стране вплоть до избрания парламента.

И сейчас среди возможных кандидатов на пополнение тюрем вырисовываются лидеры легальных исламистов. Среди них первый руководитель третьей по значимости парламентской партии «Движения общества мира» (MSP) Абдерразак Макри.

По имеющейся информации, целый ряд представителей его партии уже вызывались на допросы по делу брата и советника отставного президента А.Бутефлики Саида Бутефлики с целью получения на него компромата.

Согласно имеющимся утечкам, при этом им ясно было дано понять, что если они не будут сотрудничать со следствием, то вслед за ним отправятся за решетку.

Еще один вопрос, которым особенно интересуются следователи – это роль в «заговоре против армии банды трех» (С.Бутефлика и отставные генералы Мухаммед Медьен и Атман Башир Тартаг) А.Макри и прочих лидеров легальных исламистов.

По версии следствия, видные лидеры парламентской оппозиции, включая и Ханнун, участвовали в нем с целью сохранения у власти в стране президентского клана и отстранения с командных постов Ахмеда  Гаида Салаха.

Весьма показательно, что сам Макри, не дожидаясь вызова для дачи показаний, стал раздавать интервью местным СМИ, в которых он изложил собственную версию своих взаимоотношений с братьями Бутефлика и в частности, затронул детали, вынудившие его в декабре 2018 г. лично предложить отсрочить проведение президентских выборов.

Согласно изложенным им данным, он действительно лично встречался с братьями Бутефлика, но отнюдь не тайно, как это рисуют следователи, а открыто, в штаб-квартире президента, «не участвуя в каких-либо заговорах с какой-либо стороной против другой стороны».

В его изложении он действительно предлагал Саиду Бутефлике свое видение ситуации относительно переноса выборов главы государства, но сделал это, во-первых, исходя из  необходимости «национального консенсуса».

Во-вторых, он это предложил совместно, не только от себя и своей партии, но и от другой парламентской структуры, Фронта справедливости и развития (FJD) Абдаллы Джабаллы, ранее позиционировавшего себя исламским традиционалистом-реформистом.

Иными словами, это выглядит как попытка дачи показаний перед ожидаемым задержанием. Видимо, рассчитана она прежде всего не на военных, а на общественность, в том числе и зарубежную на тот случай, если придется давать показания «под диктовку».

Однако эта попытка оправдания оказалась смазанной, поскольку Абдалла Джабалла фактически опроверг его, заявив, что, во-первых, обсуждал этот вопрос уже после того, как Макри предложил его Саиду Бутефлике, а во-вторых, якобы он отклонил это предложение как «антиконституционное» и исходящее от «внеконституционных сил».

Одновременно военные власти осуществляют давление в отношении неподконтрольных ему СМИ, которые осмеливаются освещать происходящее в стране так, как это видят они сами, а не под диктовку властей.

Например, это касается таких телеканалов как Berber TV, EPTV и других, ряд работников которых были оштрафованы, уволены или в отношении которых были заведены уголовные дела по различным статьям.

Алжирские журналисты свидетельствуют, что при таком раскладе они физически не смогут обеспечить предвыборные прения на июльских выборах главы государства между кандидатами из-за риска подвергнуться преследованиям.

Однако, угрожая одновременно всем, и представителям конкурирующих кланов во власти, и оппозиции, Ахмед Гаид Салах становится на очень опасный путь. Не создав основы для управления, то есть реальной очерченной системы власти взамен рухнувшему дуумвирату, он принялся всех запугивать и сажать в тюрьму.

Его критики уже обвиняют его в целенаправленной попытке оформления собственной диктатуры в тот самый момент, когда этому явно не способствует ухудшающееся состояние экономики, и когда властям страны, напротив, для преодоления кризиса не следует запугивать бизнес, а привлекать его к давно уже требуемому реформированию страны.

Возможно, военным и хватит ресурсов, накопленных в «тучные нефтегазовые годы», на ближайшие несколько лет. Но это при текущих расходах страны не решает проблему в принципе.

Однако Алжир в случае фактического возвращения к закамуфлированной военной диктатуре рискует упустить возможность пойти по мирному пути преобразований страны с риском погружения в новую фазу нестабильности.

Особенно опасной представляется возможная ломка уже привычной партийной системы страны. В частности, это касается легальных исламистов. В том случае, если Ахмед Гаид Салах сделает их нелегальными и обрушит на них репрессии, он серьезно рискует возвратить ситуацию к 1990-м годам гражданского противостояния.

51.97MB | MySQL:101 | 0,250sec