О современных отношениях между Турецкой Республикой и Государством Израиль. Часть 3

Современная политика Турецкой Республике на Ближнем Востоке является резко антиизраильской. При этом, стоит обратить внимание на то обстоятельство, что Израиль стал в Турции не только фактором для внешней политики, но и для политики внутренней. Вне зависимости от своей партийной принадлежности и взглядов в стране, в Турции нет сил, которые бы вслух высказывали бы поддержку Израилю или, хотя бы, демонстрировали готовность ставить себя на его место.

Что, впрочем, было бы для Турции нетрудно, исходя из того обстоятельства, что она сама много лет ведет борьбу с терроризмом и считает, на данном этапе, для себя мирное урегулирование с Рабочей партией Курдистана – неприемлемым. Все попытки в этом направлении были свернуты ещё в 2015 году, после чего страну буквально захлестнула волна террористических атак.

То же касается и так называемой террористической организации Фетхуллаха Гюлена (или ФЕТО), преследованием подозреваемых в участии в которой Турция настойчиво занимается по всему миру. Это является, подчеркнем, одним из важнейших (!) направлений турецкого внешнеполитического курса и задач, которые ставятся перед дипломатическими представительствами Турции за рубежом. А события ночи с 15 по 16 июля 2016 года привели к тому, что на всей территории Турецкой Республики был введен режим чрезвычайного положения. В то время, как, вплоть до настоящего времени, подобная практика распространялась лишь на восток и юго-восток – как на регионы компактного проживания курдского населения страны.

Так что эмпатия между Турцией и Израилем вполне могла бы возникнуть на почве одинаковости стоящих перед странами угроз. Однако, то, что мы видим сегодня, происходит по причине личных убеждений нынешнего руководства страны – президента Р.Т.Эрдогана — и его взгляда на процессы, происходящие на Ближнем Востоке. Кроме того, израильский фактор – единственное, что объединяет, по большому счету, ближневосточные государства. И, как мы сказали выше, даже более того, Израиль и отношение к нему стало фактором и внутренней политики Турции. Про возможность что-то сказать в защиту или хотя бы нейтрально в отношении Израиля мы даже не говорим. Речь идет о своего рода соревновании, кто резче на тему Израиля и палестино-израильского конфликта в Турции выскажется.

Ярким примером подобного состязания стали заявления турецких бюрократов после того, как здание информационного агентства «Анадолу» попало под удар Армии обороны Израиля. Впрочем, жертв среди сотрудников агентства, ни турецких, ни вообще, не было. Тем не менее, на тему этого инцидента высказались все ведущие бюрократы страны – даже представители тех ведомств, кто ко внешней политике страны не имеет отношения. Как по разнарядке.

Это объяснимо ещё и с точки зрения отношения турецкого населения к евреям. Впрочем, и здесь наблюдается некая двойственность.

С одной стороны, историческая литература всячески подчеркивает то обстоятельство, что турки постоянно проявляли гуманизм и спасали евреев как во времена Османской Империи, в период гонения на них в Европе, так и во времена Второй мировой войны – от фашистской Германии. То есть, по-людски, «турки — не против евреев».

С другой стороны, в стране бытует мнение, что в период Османской Империи, именно евреи, наряду с греками и армянами, «держали бизнес» страны. А турки-османы, которые «проливали кровь» на полях сражений Империи, были в «загоне» и в своей собственной стране довольствовались малым. Проще говоря, евреи столетиями «обирали» турок. Лишь только провозглашение Турецкой Республики в 1923 году сделало турок подлинными хозяевами своей собственной страны.

Не отрицая того, что евреи – это «очень умный народ», среднестатистический турок не ставит под сомнение наличие в мире теневого правительства, которым управляют именно евреи. И знаменитый план «Большого Ближнего Востока» — это, по их мнению, дело рук сионистов. Вообще, за любым мало-мальски значимым событием в мире, среднестатистические турки склонны видеть происки еврейского лобби и этого самого теневого правительства, в том числе, направленные непосредственно против Турецкой Республики. В частности, чтобы расколоть страну и оторвать от неё восточные провинции. То есть, за курдами и планом «Великого Курдистана» стоят не столько американцы, сколько евреи.

Эти наблюдения из турецкой жизни находят свое полное подтверждение и в данных турецких социологических опросов, в частности, в масштабном внешнеполитическом исследовании, которое ежегодно проводит стамбульский Университет Кадир Хас. И согласно этому документу, из года в год, Израиль занимает верхние строчки в списке стран, наиболее враждебно настроенных к Турции.

В 2018 году 56% турок, в упомянутом выше исследовании, охарактеризовало Турцию именно как мусульманскую страну и лишь 19%, как страну европейскую. Налицо — явный всплеск подобных, религиозных настроений в Турции. Поскольку годом ранее, в 2017 году, о том, что Турцию надо определять, прежде всего, как мусульманскую страну, говорило 40% опрошенных, а за европейский характер Турции проголосовало почти столько же — 33%. Даже в 2015 году, когда политическая жизнь в Турции, буквально, бурлила и наблюдался всплеск национализма, и тогда не было таких цифр, как в 2018 году: тогда 46% было за Турцию как исламскую страну и 26% — как за европейскую страну.

Насколько устойчив этот тренд, покажет время. Однако, он оказывает самое непосредственное влияние и на отношение в Турции к Израилю. Просто любой «нормальный мусульманин» должен, согласно укоренившемуся в Турции мнению, как минимум, не переносить Израиль на дух. А, как максимум, считать, что Государству Израиль – не место на карте мира. Про откровенный, активный радикализм не говорим, хотя и ему в Турции по отношению к Израилю, безусловно, есть место.

По степени враждебности к Турции, на взгляд участников приведенного выше опроса, еврейское государство опережает лишь только США. 54,4% и 60,2% турок назвали Израиль и США, соответственно, самыми враждебными странами по отношению к Турции в 2018 году.

За то, чтобы двигаться вперёд вместе, то есть выстраивать союзнические отношения с Израилем, в 2018 году высказалось 0,3% опрошенных. То есть, на уровне статистической погрешности. Для сравнения: лидером списка 2018 года является Азербайджан (45,4%), за ним тюркские страны – бывшие республики СССР (31,8%), мусульманские страны (23,4%), Россия (13,2%), Северный Кипр (10,1%) и страны НАТО (8,1%).

Исламский и националистический уклон страны прослеживается ещё и в ответе на тот вопрос, какие альтернативы членству в ЕС перед Турцией имеются? Вот как ответили на этот вопрос в 2018 году: создание союза Тюркских государств – 15,9%, повышение роли Турции в Организации исламского сотрудничества – 15,0%, формирование стратегического союза с Россией – 14,1%. То есть, мы видим перед собой выражения турецкими респондентами: пантюркизма, исламизма и евразийства, соответственно.

С другой стороны, на вопрос о том, поддерживаете ли вы нормализацию отношений между Турцией и Израилем, в опросе 2018 года университет Кадир Хас, лишь 26,7% респондентов ответило утвердительно, 56,3% ответило отрицательно и ещё 17,0% затруднилось с ответом. 26,7% «да» — это самый низкий уровень поддержки нормализации отношений с Израилем, зафиксированный за все последние годы. В 2017 году за нормализацию высказывалось 38,2% опрошенных в Турции. А в 2016 году – и вовсе 41,6%. Вспомним, что именно в 2016 году президент Турции Р.Т. Эрдоган с трибуны заявил о том, что нормализуются отношения с Россией, Израилем и даже намекнул про нормализацию отношений с Египтом. Из всех трёх «нормализаций» к настоящему моменту реальностью стала лишь одна – с Россией.

Интересным также представляется ответ на тот вопрос, какую, по мнению турецких граждан, Турция должна занять позицию по отношению к арабо – израильскому конфликту. Заметим интересное обстоятельство. Большинство опрошенных считает, что Турция должна в этом конфликте посредничать – 40,8%. За ними следуют те, кто считает, что Турция, никоим образом, не должна вмешиваться в конфликт – 33,5%. За то, что Турция должна поддержать арабскую политику по отношению к Израилю высказалось 21,8%. А за поддержку политики Израиля – 3,9%.

Иными словами, если понимать приведенные выше цифры буквально, то налицо – явное противоречие.

С одной стороны, 74,5% опрошенных говорят о том, что Турция должна в арабо – израильском конфликте занимать либо посредническую роль, либо и вовсе не должна иметь к нему никакого отношения. То есть, «ястребов» в стране – все же, подавляющее меньшинство (21,8%). Про поддержку Израиля, которую выразило несколько процентов, не говорим – это «погрешность измерения».

Но для того, чтобы Турция могла посредничать в конфликте или, хотя бы, позволить себе нейтральную позицию, особенно для первого, страна должна иметь, по возможности, равноудаленные отношения со всеми его участниками. Иными словами, выправить перекос в отношениях с Израилем, проще говоря, оформить примирение и кардинальным образом изменить и свою политику по отношению к Израилю и свою риторику в СМИ, сделав их более взвешенными.

А, с другой стороны, за примирение с Израилем ратуют не так уж много – около четверти опрошенных (26,7%). Из чего понятно, что любые примирительные шаги Турции в отношении Израиля будут восприняты в турецком обществе негативно. То есть, получается уже не «посредничество» (за которое высказалось 40,8% опрошенных), а «представительство» арабского мира в переговорах с Израилем. То есть, выступление на переговорах с Израилем именно с позиций арабского мира.

Беремся утверждать, что полученные, в ходе опроса, данные надо читать именно таким образом: 62,6% опрошенных представителей турецкого общества хотят того, чтобы Турция представляла арабский мир на переговорах с Израилем, выполняя, таким образом, посредническую функцию.

Понятно, что, при этом, она будет стоять именно на арабской стороне, а не будет нейтральным, равноудаленным посредником. Ну, а для этого изменять свою политику по отношению к Израилю является необязательным. Более того, для того, чтобы арабский мир рассматривал страну в качестве своего представителя в переговорах с Израилем, Турция должна быть, если можно так выразиться, «святее Папы Римского». То есть, напротив, занимать по отношению к Израилю агрессивно – наступательную позицию. Что мы, собственно, сейчас и наблюдаем.

Вот только за такую позицию – неизбежно приходится чем-то платить. Проведение Турцией такой политики по отношению к Израилю, в том числе, привело к тому, что последний вывел Турцию за скобки своего энергетического уравнения в Восточном Средиземноморье.

Иными словами, те энергоносители, которые Израиль будет поставлять на экспорт со своих газовых месторождений Средиземного моря, пойдут мимо турецкой транзитной системы. Во многом, именно своей непримиримой позицией по отношению к Израилю, Турция подтолкнула еврейское государство к тому, чтобы оформить газовый консорциум в составе Греция – Республика Кипр – Египет – Израиль.

На фоне политических противоречий, даже достаточно острых, можно осуществлять даже торговлю в прежнем режиме. Однако, принятие стратегических решений, априори, опирается на политическую конъюнктуру. И попытки Турции на цифрах показать, что вписаться тому же Израилю в турецкую газотранспортную систему является более целесообразным и рентабельным на фоне прочих альтернативных вариантов, обречены сегодня на провал.

Более того, в другом стратегическом вопросе – создания и производства истребителя F-35 – Турция и Израиль, так же, находятся по разные стороны «баррикад». Свыше 10 компаний Турции участвуют в этом международном проекте, а суммарный объем их инвестиций должен составить около 12 млрд долл. После того, как из-за закупки Турцией российской системы ПВО С-400, США объявили о возможности исключения Турции из проекта F-35, именно израильские компании высказали готовность оперативно заместить, при необходимости, выбывающую Турцию и, тем самым, поддержать проект на плаву. Разумеется, речи о том, чтобы поддержать в этом случае Турцию, со стороны Израиля и не могло быть.

Впрочем, за рамками стратегических вопросов, между двумя странами продолжаются торгово-экономические отношения. Однако, за последние годы Турция, с нулевого сальдо внешней торговли с Израилем, добилась для себя положительного баланса торговли: в 2018 году турецкий экспорт в Израиль составил 3,89 млрд долл., а импорт товаров из Израиля – 1,71 млрд долл. (товарооборот – 5,6 млрд долл.). Для сравнения, те же показатели, но в 2014 году: турецкий экспорт – 2,95 млрд долл., турецкий импорт – 2,88 млрд долл., а двусторонний товарооборот – 5,83 млрд долл. Иными словами, Турция добилась для себя качественного скачка в двусторонней торговле, невзирая на откровенно плохую конъюнктуру политических отношений. К слову сказать, заметим, что турецкий экспорт в Израиль по своим масштабам – сопоставим с экспортом турецкой продукции даже в Россию.

Итак, что же поставляет Турция на экспорт в Израиль? – Приведем пятерку самых крупных статей турецкого экспорта по данным 2018 года: железо и сталь – 750 млн долл., транспортные средства – 474 млн долл., пластики – 262 млн долл., механическое и котельное оборудование – 208 млн долл., вязаная одежда – 200 млн долл.

Теперь, что касается Израиля. В 2018 году он поставил в Турцию: минеральное топливо и масла – 751 млн долл., пластики – 207 млн долл., продукты органической химии – 125 млн долл., электротехническая продукция – 117 млн долл., механическое оборудование и котлы – 116 млн долл.

С учетом изложенного, как мы видим, у турецко-израильских торгово-экономических отношений есть набор отраслей, где происходит тесное взаимодействие: пятерка экспортных товаров Турции и экспортных товаров Израиля, в известной мере, пересекаются.

Итак, подводим черту. Конъюнктура современных отношений между Турцией и Израилем – откровенно негативная. Перспектив для исправления ситуации, хотя бы частичного, не наблюдается. Для этого с турецкой стороны отсутствует политическая воля, а в турецком обществе – соответствующий запрос. Последнее позиционирует Турцию, прежде всего, в качестве мусульманской страны с однозначным отношением к Израилю и к арабо-израильскому конфликту. На уровне высшего политического руководства страны, включая президента Р.Т.Эрдогана, Турция, по отношению к Израилю, повышает градус своей риторики, чему способствует новая политика США на Ближнем Востоке, которая уже проявилась в признании Иерусалима столицей Израиля и в переносе туда из Тель-Авива американского посольства, а также в новой, непримиримой позиции по отношению к Ирану. Невзирая на то, что Израиль является для Турции важным торгово-экономическим партнёром, потребителем турецкой продукции, но, все же, стратегическое сотрудничество между странами, в нынешних условиях, не представляется возможным. В первую очередь, под таким сотрудничеством, следует подразумевать взаимодействие в разработке и транспортировке природного газа месторождений Восточного Средиземноморья европейским потребителям. Более того, Израиль охотно потеснит Турцию в проекте создания и производства истребителя F-35.

52.06MB | MySQL:104 | 0,846sec