Ирак: от «Аль-Каиды» к исламскому государству Ирак

В последнее время все чаще радикальный исламизм, учитывая ошибки прошлого, стал апеллировать к широким массам мусульман, стараясь заручиться их поддержкой. Идеологи современного исламизма осознают, что в настоящее время невозможно добиться успеха без широкой общественной поддержки. В книге «Управление варварством» известный радикальный автор ан-Наджи пишет, что насилие должно быть применено именно в той степени, в которой оно находит отклик у широких масс мусульман. Идеологи также отмечают, что в настоящее время борьба за симпатию и поддержку среди широких масс мусульман так же необходима, а возможно, еще более важна, чем психологическая война против Запада. Айман аз-Завахири в книге «Рыцари под знаменем пророка» отмечает, что движение джихада не может действовать изолированно от исламской уммы: «Авангард джихада должен быть полностью интегрирован в исламское общество и быть внимательным к тем процессам, которые происходят в нем». Он также считает, что в целом движение джихада проиграло борьбу с так называемым ближним врагом (местными вероотступническими режимами), а многочисленными терактами муджахеды оттолкнули от себя массы, не смогли мобилизовать их.

Абу Бакр ан-Наджи в книге «Управление варварством» пишет, что движение джихада теряет поддержку среди масс и, таким образом, источник для пополнения его рядов может постепенно иссякнуть, а операции будет трудно проводить. Мусульманское население уже утомлено использованием насилия против своих единоверцев, террор принес больше вреда, нежели пользы. Более того, пишет ан-Наджи, группы джихада « убого объяснили массам причины террора, в результате местные режимы смогли перехватить инициативу и завоевали расположение общественности в своей борьбе против движения джихада». В качестве примера он приводит опыт деятельности египетской организации «Джамаа исламийа» в 90-х гг., в результате которой гибли мирные жители. Движение не стало массовым, многие семьи оказывали давление на молодежь, чтобы те не вступали в ряды исламских групп.

Ан-Наджи также критикует радикалов за то, что они не уделяли достаточно внимания пропаганде, в результате инициатива была перехвачена имамами мечетей. Он также предостерегает радикальных исламистов от того, что растет популярность умеренных имамов в молодежной среде. Он приводит пример деятельности «Братьев-мусульман», их успехов в идеологической работе с молодежью. Касаясь ситуации в Египте, он говорит о формировании так называемого параллельного исламского сектора, неподконтрольного государству. Дипломированные врачи, юристы, инженеры устраивались на работу имамами (часто по совместительству) в эти параллельные структуры. Многие из них имели университетское образование и опыт участия в различных исламских студенческих движениях. Обосновавшись на новом месте, они использовали отточенные в прошлом методы религиозно-политической работы — помогали создавать сети независимых мечетей, клиник, юридических контор, детских садов и т.д. Эти имамы приобретали знания либо занимаясь самообразованием, либо посещая специальные подготовительные курсы, устраиваемые исламистскими организациями. Несмотря на недостаток религиозных знаний, им удавалось успешно конкурировать с назначаемыми государством духовными служащими.

Анализируя ошибки радикальных исламистов, известный идеолог радикального исламизма Абу Мусаб ас-Сури в книге «Об опыте джихада в Сирии» пишет, что исламская революция всегда начинается с маленькой группы людей, которым удается четко определить и передать массам свою идеологическую линию. Он считает, что именно массы являются тем источником, который обеспечивает движение джихада информацией, добровольцами, необходимой помощью, убежищем. «Революционному движению удается достичь успеха, только лишь когда оно объединит вокруг себя широкие массы населения». Касаясь ситуации в Сирии, ас-Сури указывает на ошибки исламистов в этой стране, главные из которых заключаются в отсутствии поддержки со стороны широкой общественности.

Аз-Завахири также говорит о том, что необходимо дорабатывать стратегию борьбы именно против «дальнего врага» (Запада), необходимо мобилизовать массы против США. «Аль-Каида» же, по мнению аз-Завахири, выступает авангардом этой борьбы. Известный французский автор Ж. Кепель пишет, что «терроризм на территории Запада не уклонит «Аль-Каиду» от главной задачи — ведению войны за сердца и умы мусульман. «Аль-Каида» в долгосрочной стратегии постарается прочнее заручиться поддержкой единоверцев в вооруженной борьбе за исламское государство». По мнению вышеупомянутого ан-Наджи, психологическая победа будет одержана, когда народ будет впечатлен тем, как муджахеды ведут борьбу за главенство ислама; когда осознают оскорбление, которое им наносит иностранная оккупация; когда избавятся от заблуждения, что могущество Запада непоколебимо; когда преисполнятся ненависти к марионеточным правительствам, которые стали союзниками Запада.

Ан-Наджи пишет о том, что в прямом военном конфликте невозможно одержать победу против США, поэтому следует выиграть прежде всего информационную войну — это и есть программа минимум, которую он предлагает, и только потом, в долгосрочной перспективе можно будет одержать политическую победу. Ан-Наджи отмечает, что эта стратегия доказала свою эффективность в войне против Советского Союза (в Афганистане. — Авт.), армия которого, по его мнению, более жестокая, чем американская. Поэтому, считает ан-Наджи, вторжение в Ирак в стратегической перспективе играет на руку всемирному движению джихада, а правительства, поддерживающие США в этой оккупации, довольно уязвимы. Вскоре после вывода американских войск из Ирака движение муджахедов, используя свой военный потенциал, «наводнит» соседние страны. Поэтому следует развеять ореол непобедимости США.

По сути, главная идея его книги «Управление варварством» состоит в том, чтобы перехватить инициативу у США и поддерживающих их местных вероотступнических режимов. Например, ан-Наджи предлагает наносить удары по наиболее чувствительным секторам экономики — нефтеперерабатывающим заводам. Эти «раздражающие и истощающие операции» вынудят правительства перебрасывать для охраны объектов дополнительные воинские формирования. Таким образом, в отдаленных районах страны количество формирований, поддерживающих порядок, уменьшится, а следовательно, возрастет уровень преступности, усилятся беспорядки, понадобятся квалифицированные кадры для работы в местных органах власти. Именно в таких районах представители движения джихада постепенно обязаны взять управленческую функцию в свои руки. Более того, ан-Наджи считает, что в этих районах со слабой централизованной властью движение джихада будет обеспечивать население медикаментами, продовольствием и т.д. Это один из способов, при помощи которого муджахеды смогут расположить к себе народ, заручиться его поддержкой, составить альтернативу центральной власти, наращивать свой присутствие.

В книге приводятся также практические рекомендации по предотвращению проникновения агентов спецслужб в ряды организации. В связи с этим ан-Наджи снова подчеркивает важность тесного сотрудничества с местным населением, «которое станет теми глазами и щитом, которые обезопасят муджахедов от агентов». Ан-Наджи также выражает опасения по поводу совершения крупных терактов муджахедами нижнего звена, т.к. непродуманные акции могут привести к многочисленным жертвам и лишь повредят движению джихада.

Айман аз-Завахири также пишет о том, что теракты следует тщательно готовить и рассчитывать психологический эффект от этих акций. Он приводит пример неудачного покушения на премьер-министра Египта Атифа Сидки, в результате которого погибла 12-летняя школьница. Правительство в свою очередь инициировало крупную кампанию по дискредитации организаторов взрыва из радикальной египетской группировки «Исламский джихад». Таким образом, убийство девочки было использовано правительством, чтобы через СМИ дискредитировать имидж организации. В своем послании бывшему лидеру «Аль-Каиды в Ираке» аз-Заракауи он говорит: «Я говорю тебе, что мы на войне, где более половины места занимает медиавойна за сердца нашей уммы». Аз-Завахири критиковал аз-Заркауи за то, что он не понимает долгосрочных целей «Аль-Каиды» и погрузил Ирак в бессмысленное кровопролитие (более подробно www.iimes.ru «Ирак — эпицентр джихада»).

В марте с.г., когда в США прошли демонстрации протеста против американской политики в Ираке и встал вопрос о выводе войск из страны, аз-Завахири выступил с заявлением к народу США. Его послание состояло из двух частей. В первой части он обратился к президенту Дж. Бушу и народу США. Он, в частности, говорил о том, что мирные американцы несут ответственность за действия своего президента, которого они избрали дважды, и о том, что американцы не понимают новой тактики «Аль-Каиды». Она изменила тактику, и теперь теракты будут совершать не группы, а одиночки. «Вы просто будете тратить время, пытаясь обнаружить ту или иную группу». Он предупреждает американских граждан, что их ждут массовые теракты одиночек. «Что касается демократов, то я говорю вам, что люди выбирают вас, т.к. вы против политики Дж. Буша в Ираке. Но может случиться так, что вы станете вместе с ним маршировать в пропасть, и американские граждане осознают, что вы на той же стороне монеты тирании, преступлений…» Во второй части он обратился к мусульманам с просьбой отправиться для джихада в Афганистан и Ирак, поддержать муджахедов материально, информацией и т.д. Смысл его выступления состоял в том, что американцы будут страдать от терактов, если правительство не выведет войска из Ирака.

Абу Мусаб ас-Сури пишет, что муджахеды терпят поражения, т.к. они не учитывают этнический и племенной фактор. Например, Сирия использовала курдов и бедуинов в борьбе против муджахедов. Он также упоминает опыт США при вторжении в Афганистан, когда некоторые «предательские племена у пакистанской границы» выдали американцам членов «Аль-Каиды», отступавших после тяжелых боев в Тора Бора. Ас-Сури считает, что этого можно было бы избежать, если бы заранее удалось договориться с вождями племен. Однако он осуждает тех муджахедов, которые женились на местных девушках, «оставили оружие, обзавелись семьями», т.е. оставили джихад. Так же как и аз-Завахири, он уделяет важное значение пропаганде, предлагает «вести агрессивную медиакампанию, используя телевидение и Интернет, для объяснения необходимости и причин организации того или иного теракта. Каждому теракту следует обеспечить информационную поддержку, особенно имея в виду молодое поколение мусульман». Ас-Сури также предостерегает о недопустимости любой фальсификации, т.к. ложь отталкивает молодежь от движения джихада. Он также настаивает на том, что в пропаганду необходимо активно вовлекать мусульманское духовенство (традиционных имамов), т.к. они поддерживают отношения со старшим поколением, которое влияет на молодежь.

С точки зрения ан-Наджи, исламскому движению следует пройти через три стадии. Первая — «Раскол и истощение»: беспокоить вражеские силы, нанося удары по рассеянным целям. Вторая — «Управление варварством», подразумевающее обеспечение внутренней безопасности, продовольствием и медикаментами, установление дипломатических связей с соседними государствами и т.д. Третья стадия «Уполномочивание» заключается в экспансии на соседние государства. Ан-Наджи, ориентирует новое поколение радикальных исламистов на «войну на истощение» с Западом. Исламисты считают, что уязвимость США в том и заключается, что они взяли на себя функцию всемирного борца с терроризмом. Так, например, на их взгляд, США, чтобы не дискредитировать себя в глазах мирового сообщества, были обречены после событий 11 сентября на вторжение в Афганистан. Таким образом, первоочередная задача, которая стоит в настоящее время перед движением джихада, — увеличить их расходы на военную кампанию. Ан-Наджи пишет, что США и бывший СССР роднит то, что оба эти общества базируются на материализме. «Эти общества начинают испытывать тревогу, когда возникает угроза их благосостоянию». В Афганистане был обнаружен компьютер с письмом бен Ладена лидеру талибов мулле Омару: «Помни, что если США воздержатся от ответа на операции джихада, будет подорван их престиж, однако если они начнут военные кампании, они столкнутся с огромными материальными издержками, в результате чего они будут вынуждены прибегнуть к варианту СССР – вывести войска из Афганистана». Можно считать ошибкой подобные сравнения, но идеологи всемирного движения джихада ориентируют своих сторонников именно на такой сценарий длительного противостояния с Западом.

Примером учета ошибок и стремлением заручиться поддержкой местного населения является Ирак, где «Аль-Каида» прошла эволюционный путь от «Аль-Каиды в Ираке» до Исламского Государства Ирак.

Целый ряд местных группировок, ведущих борьбу против американцев и шиитов, не устраивало то, что «Аль-Каида в Ираке» (на начальном этапе состоящая большей частью из иностранцев) пытается захватить лидерство в иракском движении сопротивления. Жесткие методы борьбы, многочисленные теракты, в которых гибнут мирные жители, вызывали протест у местных националистических и исламистских группировок. В своем знаменитом послании к аз-Заркауи второе лицо «Аль-Каиды» аз-Завахири напоминает ему о его «неиракском происхождении». Между «Аль-Каидой» и местными группировками неоднократно возникали вооруженные столкновения. Аз-Заркауи создал «Совет Шуры муджахедов», объединивший несколько суннитских группировок, включая «Аль-Каиду», которая стала лишь одной из групп. Таким образом, статус «Аль-Каиды в Ираке» был низведен до уровня рядовой организации сопротивления. Более того, руководителем новой организации стал иракец Абдалла аль-Багдади. Аз-Заркауи теперь был одним из эмиров. Тем не менее подобная мимикрия не означала, что «Аль-Каида» перестала задавать тон в новой организации. Следует заметить, что «Аль-Каиде», движимой стратегическими интересами создания вселенского государства, пришлось решать несколько сложных задач: во-первых, вести борьбу с силами международной коалиции, иракской полицией, шиитскими группировками; во-вторых (что оказалось сложнее) объединить суннитские группировки различной идеологической направленности. Более того, иракские власти предприняли ряд важных шагов для включения иракских суннитских кланов и ряда исламистских организаций в политический процесс в Ираке, что открыло им новые возможности для реализации своих амбиций.

Создание «Совета Шуры муджахедов» (СШМ) в январе 2006 г. стало первым шагом, предпринятым «Аль-Каидой» для того, чтобы взять под контроль исламское сопротивление в Ираке. Сразу же к этой организации присоединилась «Джайш ат-Таифа аль-Мансура» (Армия победоносной общины) и «Джайш Ахлу-с-Сунна ва-ль-Джамаа» (Армия людей Сунны и общины). Тенденция к объединению радикальных суннитских группировок продолжилась и после гибели аз-Заркауи. В октябре 2006 г. к СШМ присоединились «Джайш аль-Фатихин» (Армия завоевателей) и «Джунд ас-Сахаба» (Войско сподвижников) и было объявлено о создании Исламского Государства Ирак на территории восьми суннитских провинций. Создание Исламского Государства Ирак поддержали также более мелкие, но боеспособные исламистские группировки: «Ансар ат-Тавхид», «Аль-Гураба», «Исламский джихад», «Асаиб аль-Ахваль», «Джамаа аль-Мурабитин», «Ансар ат-Тавхид ва-с-Сунна», «Фурсан ат-Тавхид», «Джунд Миллат аль-Ибрагим». В октябре 2006 г. Абу Омар аль-Багдади заявил, что создание Исламского Государства Ирак поддержали около 30 влиятельных суннитских кланов. Такие крупные иракские группировки, как «Ансар ас-Сунна», «Джайш уль-Ислам фи-ль-Ирак» (Исламская армия Ирака), «Джайш уль-Муджахидин» (Армия муджахедов), по различным данным, не входят в Исламское Государство Ирак, действуют независимо, но провозгласили, что являются его союзниками.

Известно, что в конце 2006 г. активно проходили переговоры о слиянии между ИГИ и «Ансар ас-Сунна». В Ираке действуют также суннитские организации «Бригады революции 1920 г.», «Джайш ар-Рашидин», «Иракские бригады джихада», «Фронт иракского исламского сопротивления», «Бригады возмездия», «Армия Абу Бакра ас-Сиддика» (более подробно о некоторых из них в www.iimes.ru «Новый лидер «Аль-Каиды» в Ираке и другие действующие лица»).

После гибели аз-Заркауи новый лидер «Аль-Каиды в Ираке» Абу Хамза аль-Мухаджир в своем послании бен Ладену заявил об окончательном формировании «Совета Шуры муджахедов». Аль-Мухаджир продолжил акции террора в отношении суннитов, которые сотрудничают с иракским правительством и силами коалиции. «Скоро вы увидите, что мы приготовили для вас за ваше предательство, наш меч нацелен на ваше горло, и мы не делаем различий между вами и вероотступниками». В отличие от Абу Хамзы аль-Мухаджира, Абу Омар аль-Багдади, эмир «Совета Шуры муджахедов», был более сдержан в своих заявлениях в отношении иракских суннитов, сотрудничающих с правящим режимом. Тем не менее, он призвал их хранить наследие аз-Заркауи и «воспитывать своих детей в свете его принципов, его борьбы и мужества».

В начале июля 2006 г. бен Ладен вновь призвал муджахедов Ирака вести борьбу с оккупантами, шиитами и суннитами, которые оказывают поддержку правительству страны, т.е. призвал продолжать кровопролитие и массовые теракты.

Несколько месяцев спустя, в октябре 2006 г., Шейх Осама аль-Ираки, назвавший себя «одним из командиров муджахедов в Двуречье», в своем видеообращении призвал бен Ладена изменить тактику «Аль-Каиды» в Ираке, прекратить убийства суннитских мирных граждан, а также муджахедов-суннитов, принадлежащих к другим группировкам. Выражая свою преданность бен Ладену, Осама аль-Ираки, тем не менее, критиковал его за то, что он назначил руководителем «Аль-Каиды в Ираке» неиракца (по сообщениям различных источников, аль-Мухаджир – египтянин). Он также заявил, что «Совет шуры муджахедов» была создан в угоду бен Ладену с расчетом представить организации, которые в действительности никогда не объединятся. В заключение аль-Ираки предупреждает бен Ладена, что если тот не прислушается к его призыву, это может спровоцировать еще большее кровопролитие между муджахедами-суннитами. Он подчеркнул, что «ключ от того, чтобы не допустить гражданскую войну, находится в руках бен Ладена».

12 октября 2006 г. на одном из исламистских сайтов было помещено интервью с участием шести представителей «Совета Шуры муджахедов» и еще трех суннитских группировок, которые выразили готовность вести вооруженную борьбу с угнетателями суннитов — «крестоносцами-оккупантами и шиитами». Уже через три дня, 15 октября, «Совет шуры муджахедов» объявил о создании Исламского Государства Ирак. В заявлении говорилось, что это стало ответной мерой на фактическое основание курдского и шиитского государств в Ираке. Представитель организации заявил, что Исламское Государство Ирак создано для объединения суннитских группировок джихада и предотвращения столкновений между ними. Он призвал всех суннитов Ирака признать руководителя Исламского Государства Ирак Абу Омара аль-Багдади.

В ноябре 2006 г. известный радикальный сайт поместил новое обращение Абу Осамы аль-Ираки, адресованное бен Ладену, в котором он упрекает руководителя «Аль-Каиды» за то, что тот не воспринял серьезно его прежнее предостережение, а напротив, объявил о создании Исламского Государства Ирак, условия для создания которого отсутствуют в стране. Далее аль-Ираки заявил об учреждении «Альянса меча, поднятого против Хавариджа». По словам аль-Ираки, в альянс входят 3 тыс. бойцов — представителей 16 кланов страны. Он также предупредил бен Ладена о том, что, если в течение недели не получит от него ответа, то начнет военные действия против «Аль-Каиды». Эти действия предполагают три стадии: в начале – снайперская война, затем подрывы и в заключение — широкомасштабное прямое вооруженное столкновение.

На следующий день Абу Хамза аль-Мухаджир, выразил преданность лидеру Абу Омару аль-Багдади и заявил, что вся инфраструктура, созданная «Аль-Каидой» в стране, находится в подчинении аль-Багдади, включая 12 тыс. муджахедов, а также 10 тыс. потенциальных бойцов, которые в данный момент вооружены слабо. Аль-Мухаджир призвал такие суннитские группы, как «Джайш аль-Ансар», «Джайш аль-Ислами», «Джайш аль-Муджахедин», присоединиться Исламскому Государству Ирак.

После создания Исламского Государства Ирак (ИГИ) были предприняты шаги для теоретического обоснования и придания ему законного статуса.

В январе с.г. на исламистских сайтах было размещено заявление о «Возникновении Исламского Государства Ирак». Оно было сделано Усманом бин Абд ар-Рахманом ат-Тамими. В ответ на заявления различных группировок, в том числе и исламистских, в нем говорится о несостоятельности такого государства (ИГИ не контролирует свою территорию, не в состоянии обеспечить безопасность, находится в оккупации, в нем отсутствуют административные ресурсы для управления, экономическая инфраструктура и т.д.), а также о том, что ИГИ контролирует большую территорию, чем государство ислама, созданное пророком Мухаммадом в Медине в VII веке.

Ат-Тамими заявляет, что в ИГИ, как и в том, которое создал пророк, сталкиваются интересы различных политических сил. Если в Медине это были племена, религиозные общины, то в ИГИ — националистические, клановые, неподконтрольные группы джихада. Таким образом, он настаивает, что ставить под сомнение законный статус существования ИГИ означает не признавать существование исламского государства, созданного пророком Мухаммадом в Медине. Что касается суверенности данного государства, то ат-Тамими приводит пример граничащих с Израилем государств, которые не могут защитить свое воздушное пространство от израильских самолетов. Он также говорит, что иракское правительство не контролирует всю территорию Ирака. На его взгляд, не могут считаться суверенными те государства, которые полностью зависят от иностранной поддержки. Ат-Тамими полагает, что в современном мире понятие суверенитета может принимать несколько иные формы, чем те, которые имели место в прошлом. С точки зрения ат-Тамими, государство простирается настолько, насколько вооруженные люди могут его защитить. Он говорит, что зона контроля ИГИ постоянно перемещается, что правительство ИГИ не контролирует всю территорию, но требует от всех его жителей признать власть его эмира (Абу Омара аль-Багдади). Он заявляет, что новое государство должно улучшить условия его жителей для исповедования ислама, вести судопроизводство по шариату.

На практике целей, которые были заявлены при создании «нового государства», достичь не удалось. Однако ИГИ удавалось собирать закят с некоторых жителей провинции Анбар. Ат-Тамими объясняет основную причину создания Исламского Государства Ирак — продемонстрировать слабость иракского правительства и начать заполнять политический вакуум в суннитских районах Ирака. ИГИ выступило с критикой ряда арабских телеканалов за то, что они ставят знак равенства между ИГИ и «Аль-Каидой», подчеркнув, что это всего лишь одна из составных частей ИГИ.

Осенью 2006 г. премьер министр Ирака аль-Малики провел переговоры с лидерами некоторых местных суннитских кланов. Президент страны Джалал Талабани и премьер-министр аль-Малики заявили о том, что бывшие члены партии «Баас» могут принять участие в работе правительства Ирака. Как заявил посол США в Ираке З. Халилзад, многие из тех, кто ведет войну в Ираке и называет себя движением сопротивления, — это «примиримые повстанцы» и их нужно изолировать от «Аль-Каиды». «В настоящее время происходит настоящая война между «Аль-Каидой» и другими «патриотическими группами», которые были связаны с бывшим правительством С. Хусейна».

В феврале с.г. Мишан аль-Джибури (он происходит из суннитского клана Аль-Джибури провинции Салахэддин, выступает за поддержку иракского движения сопротивления, но против терактов смертников, противник шиитов, в 2004 г. обвинялся в передаче нескольких миллионов долларов, выделенных ему для охраны нефтепровода около Киркука одной из исламистских группировок), лидер «Блока примирения и освобождения», который получил три места в Совете представителей Ирака через телеканал «Аз-Завра», обратился к шейху Омару аль-Багдади. В частности, он обвинил руководителя ИГИ в нарушении национального единства Ирака, в том, что он несет ответственность за многочисленные теракты в местах массового скопления людей. Он также назвал теракты против шиитов «преступлением с точки зрения всех существующих стандартов, служащих интересам шиитов и Ирана, которые теперь могут оправдать убийства сотен мирных мусульман-суннитов». Он обвинил «Аль-Каиду» в убийстве руководителей суннитских группировок джихада, которые не присягнули на верность аль-Багдади как эмиру Исламского Государства Ирак, которые принимали активное участие в сопротивлении американским оккупантам. «Теперь же они убиты, обезглавлены, а затем их тела были заминированы, чтобы погибли члены их семей.., завтра ты будешь убивать любого, кого только сможешь.., мы не можем принять этого… Мы против Исламского Государства Ирак, если оно будет управляться такими методами… Многие из тех, кто сражался в Ар-Рамади, теперь будут сражаться против тебя…» Аль-Джибури заявил, что аль-Багдади несет ответственность за ухудшение отношений с местными влиятельными кланами. «Нам не нужна помощь иностранных арабских добровольцев.., мы сами разобьем США в Ираке. Освободим нашу страну». Он отметил, что эта тенденция наблюдается по всей стране, все внутренние силы Ирака объединяются против Исламского Государства Ирак. Он также добавил, что в начале «Аль-Каида» заявляла, что пришла в Ирак, чтобы освободить его от оккупации, но то, что она делает сейчас, противоречит тому, что она заявляла.

Газета «Аль-Хайят» сообщает, что в настоящее время Исламскому Государству Ирак активно противостоит «Совет сопротивления аль-Анбара», возглавляемый Шейхом Саттаром Абу Риша, который подчеркнул, что «заявления ИГИ не отвечают тому, что происходит в действительности; существуют мощные вооруженные группировки, такие как «Бригады революции 1920 г.», «Армия ар-Рашидин» и др.». После неудавшейся попытки со стороны ИГИ присоединить «Бригады революции 1920 г.» руководители этой организации превратились в объекты для атак. Группировки, ведущие борьбу в Ираке против сил союзников, обвиняют ИГИ в попытке взять под контроль и диктовать методы борьбы с оккупантами, заявляет «Аль-Хайят».

Американские военные с большой настороженностью относятся к местным лидерам, хотя часто работают с ними в тесном взаимодействии. Многие из них неоднократно задерживались за бандитизм и разбои. МакФарленд, командующий американскими войсками в Рамади, говорит, что «кланы, как страны, — у них нет друзей, у них есть только интересы». Так, например, вышеупомянутому Шейху Саттару Абу Риша в своем Совете сопротивления удалось объединить представителей 25 суннитских кланов. Совет сформировал полицию численностью 6000 человек, а также вооруженные формирования численностью 2500 человек. В результате деятельности Совета были задержаны 80 боевиков — большей частью выходцев из Саудовской Аравии и Сирии. В конце 2006 г. около 500 людей Саттара стали проходить программу обучения полицейских, а всего он готов направить для подготовки 1500 человек. Саттар ведет борьбу в районе Рамади, но делает это ради удовлетворения собственных амбиций.

МакФарленд отмечает, что скептически относился к заявлению Саттара о сотрудничестве. Так, например, после падения режима С. Хусейна он оказывал помощь «Аль-Каиде»: предоставлял транспорт, убежище, проводников. Однако это партнерство было кратковременным. «Когда боевики «Аль-Каиды» стали обирать местных жителей, устраивать засады на дорогах, между людьми Саттара и членами «Аль-Каиды» начали возникать вооруженные столкновения», — говорит в интервью бывший боевик «Аль-Каиды». Он рассказывает, что проблемы «Аль-Каиды» заключаются в том, что «региональные лидеры хотят денег и власти и готовы жать руку любому, кто, на их взгляд, может предоставить им это. Однако завтра он может отрезать вам эту руку, если кто-нибудь другой ему предложит больше». В 2004–2005 гг. группа Саттара стала действовать в альянсе с радикальными националистическими группировками. Создание исламского государства в суннитских районах не входит в планы региональных суннитских лидеров, некоторые из которых начинают сотрудничать с американским командованием.

По сообщению «Аль-Хайят», лидер клана Зубаа, профессор университета Аль-Анбар, заявил, что популярность «Аль-Каиды» начала стремительно падать вследствие многочисленных терактов против мирных жителей, полиции, шиитов, а также тех суннитов, которые не разделяют идеологию радикального ислама. Осенью 2006 г. такие националистические организации, как «Бригады революции 1920 г.» и «Армия ислама в Ираке», отказались поддержать Исламское Государство Ирак и стали объектами для нападения со стороны «Аль-Каиды».

Харрис Тахир ад-Дари, лидер группировки «Бригады революции 1920 г.», был убит в конце марта с.г. в Багдаде боевиками «Аль-Каиды». Это произошло, когда премьер-министр аль-Малики достиг успехов в переговорах с лидерами местных кланов провинции Анбар, многие из которых согласились поддержать правительство и изгнать со своей территории «Аль-Каиду». Националистическая группировка «Бригады революции 1920 г.» также участвовала в этих переговорах. Отец руководителя этой организации является лидером влиятельного клана Аз-Зубаа. Из этого же клана происходит заместитель премьер-министра Ирака Салам аз-Зубаи, который в свою очередь был ранен в результате теракта террориста-смертника.

Зачастую поддержка «Аль-Каиды» региональными суннитскими лидерами мотивирована протестом против фактического доминирования в правительстве страны шиитов. Проблема в том, что «Аль-Каида», благодаря местным боевикам, хорошо осведомлена о том, что происходит внутри местных кланов: об их финансовой деятельности, контактах с правительством. Например, они атаковали шейха Хамиса Хаснави аль-Эйфана – лидера клана Альбу Исса, который изгнал «Аль-Каиду» со своей территории и стал активно работать вместе с правительством. Лидер клана Аль-Джумейли, комментируя это происшествие, заявил, что это своего рода «послание от «Аль-Каиды» всем тем местным лидерам, которые сотрудничают с правительством».

ИГИ ответило и на новую стратегию США по Ираку. Было опубликовано заявление под названием «План милосердия», в нем был намечен план борьбы с воздушными целями коалиционных сил в Ираке. В марте с.г. ИГИ разместило в Интернете видеозапись казни 14 сотрудников иракского МВД в провинции Дийала, тогда же в результате операции муджахедов ИГИ были освобождены 140 заключенных в Мосуле.

Несмотря на потери, постоянные столкновения муджахедов ИГИ с местными кланами, националистическими группами, коалиционными силами, полицией, исламисты предприняли шаги для того, чтобы сохранить свою боеспособность.

Создание Исламского Государства Ирак отвечает идеологическим воззрениям теоретиков современного радикального исламизма аз-Завахири, ан-Наджи, ас-Сури. ИГИ пытается заполнить политический вакуум, сложившийся в суннитских районах страны, наладить судопроизводство, обеспечить безопасность и т.д. Однако на практике новому образованию приходится сталкиваться с внутренними противоречиями. Много ошибок было допущено прежним лидером «Аль-Каиды в Ираке» аз-Заркауи, в результате чего у иракцев сформировался негативное представление об «Аль-Каиде». Все это препятствует реализации тех принципов, которые заложены теоретиками всемирного движения джихада.

По мнению американского командования, иракскую границу ежемесячно пересекают около 50-70 иностранных бойцов, большая часть которых — выходцы из Саудовской Аравии, Судана, Египта и Сирии. В настоящее время, по заявлению американского командования, численность иностранных боевиков составляет от 800 до 2000 человек. В то же время общая численность муджахедов достигает 20 тысяч. Возникает опасность, что в будущем именно иракцы станут костяком «Аль-Каиды».

Создание ИГИ явилось реакцией на многочисленные заявления местных руководителей исламистских группировок о том, что «Аль-Каида», состоящая из «инородцев», старается доминировать в иракском движении сопротивления. Теперь же в «Аль-Каиду» входят больше иракцев, и она стала «рядовой» группировкой, подчиняющейся лидеру ИГИ Омару аль-Багдади. Несмотря на это, не вызывает сомнения ее большая роль в иракском сопротивлении и формировании его идеологической линии. Большинство кровавых терактов приписывается именно «Аль-Каиде». Недовольство иракцев убийствами мирных жителей ассоциируется прежде всего с «Аль-Каидой», а не со структурами ИГИ, которые состоят из других боеспособных групп. У них существуют свои интернет-сайты, где они отчитываются о своей деятельности, интернет-журналы, достаточно разветвленная инфраструктура по набору добровольцев.

Как было отмечено, радикальные исламисты из ИГИ часто устраивают теракты против тех суннитов, которые сотрудничают с правящим режимом. В случае вывода американских войск из Ирака, если не будет альтернативы участия суннитских организаций в мирном политическом процессе, численность сторонников ИГИ возрастет, т.к. «Аль-Каида» готовится к длительной войне против шиитов и поддерживающего их Ирана. Поэтому последние перестановки — это скорее всего шаг, ориентированный на дальнюю перспективу. Деятельность «Аль-Каиды» и ИГИ можно охарактеризовать как тактику в условиях гражданской войны. Ее основная задача — продержаться как можно дольше.

Известный эксперт в области терроризма Эван Кохльман пишет, что «Аль-Каида» проделала большую работу. Ей удалось объединить под одним знаменем крупные суннитские вооруженные группировки. Он считает, что создание ИГИ явилось решительным шагом в объединении групп. Пол Пиллар, бывший офицер ЦРУ, работавший на Ближнем Востоке, говорит, что «эффект джихада в Ираке будет похож на тот, который был во время войны в Афганистане; на протяжении многих лет он будет источником вдохновения, отрабатывания мастерства и методов нового поколения джихадистов».

33.07MB | MySQL:68 | 0,828sec