О развитии ситуации вокруг американо-иранского противостояния

Соединенные Штаты уделяют особое внимание сдерживанию Ирана и предотвращению возможных просчетов с его стороны. Об этом сообщил во вторник 21 мая журналистам исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан после проведения закрытых брифингов для законодателей обеих палат Конгресса США. Трансляцию беседы вел телеканал Си-Эс-пи-эй-эн. И. о. министра в очередной раз заявил, что США смогли «сдержать атаки [Ирана] против американских сил» благодаря перегруппировке войск в регионе. «На этом этапе мы уделяем особое внимание предотвращению просчетов со стороны Ирана, мы не хотим эскалации. Речь идет о сдерживании, а не о войне. Мы не собираемся идти на войну», — подчеркнул Шанахан. Вместе с ним закрытые брифинги проводил и госсекретарь Майкл Помпео. Он выразил уверенность в том, что у США «есть много способов иметь каналы связи» с иранским руководством. После брифинга председатель юридического комитета Сената Конгресса США Линдси Грэм (республиканец от штата Южная Каролина) повторил высказанную ранее Помпео позицию, согласно которой за недавними инцидентами с нападениями на танкеры у берегов Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) стоял Тегеран. «Они [представители вашингтонской администрации] объяснили нам, чем нынешние иранские угрозы отличаются от прежних, а также рассказали о том, что иранское правительство, аятолла Хаменеи координировали и руководили нападением на корабли и трубопровод», — утверждал сенатор. Отметим при этом, что никто в американской администрации еще публично не объявил о том, что за упомянутыми инцидентами стоят иранцы. Об этом также ничего не говорят публично ни ОАЭ ни КСА. Более того, американское разведывательное сообщество в своем анализе по итогам нападений (а были ли они вообще?) не нашло никаких убедительных доказательств того, что они были организованы КСИР.  Госсекретарь США Майкл Помпео не исключил возможности того, что за недавними инцидентами с нападениями на танкеры у берегов Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) мог стоять Иран. Об этом он заявил во вторник в интервью американскому журналисту Хью Хьюитту в его авторской программе «Хью Хьюитт шоу». «Мы не пришли к заключениям, о которых можно говорить публично, однако учитывая все те региональные конфликты, которые происходили на протяжении последнего десятилетия, а также то, как осуществлялись эти нападения, представляется вполне вероятным, что Иран мог за всем этим стоять, — заявил госсекретарь США. — Мы продолжаем изучать обстановку и, что более важно, мы продолжаем предпринимать меры по защите американских интересов и по сдерживанию таких действий Ирана в регионе, которые могут привести к эскалации, что, в свою очередь, может обернуться ростом цен на нефть и хаосом на мировых рынках нефти».Что же касается нападений беспилотников йеменских хоуситов на объекты нефтяной инфраструктуры КСА, то американская разведка вообще очень осторожно оценила эту ситуацию. То есть, признала факты таких нападений со стороны хоуситов, но при этом особо отметили, что «нельзя ставить на одну доску действия иранцев и хоуситов, поскольку последние зачастую действуют по собственному усмотрению». Лукавство, конечно. Что касается запуска ракет и беспилотников, операторами которых являются в основном бойцы ливанской «Хизбаллы», то они по определению не являются частным делом исключительно хоуситов. И эта позиция «предельной осторожности» на сегодня является господствующей в американской администрации. Председатель комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США Элиот Энгел (демократ от штата Нью-Йорк) по итогам последних по времени брифингов подчеркнул, что вашингтонская администрация «ослабляет риторику» в отношении Тегерана и не хочет проведения военных действий. По словам старшего республиканца этого комитета Майкла Маккола (от штата Техас), правительство США нацелено на сдерживание иранских сил. Он подчеркнул, что у американского президента Дональда Трампа «нет намерений вступать в войну в регионе». «Это сдерживающая операция, проводимая с целью остановить эскалацию и агрессию Ирана», — сказал конгрессмен. И такая же позиция безусловно преобладает и в Тегеране. На прошлой неделе командующий иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Хосейн Салами заявил, что Тегеран не хочет войны, но и не опасается боевых действий. Президент США Дональд Трамп 16 мая выразил надежду на то, что конфликт между США и Ираном не перерастет в войну. 5 мая помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон сообщил, что США в качестве сигнала властям Ирана направят ударную группу ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и тактическую группу бомбардировщиков в зону оперативной ответственности Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ), куда входят прежде всего Ближний Восток и Центральная Азия. Позднее было объявлено, что к этой группе присоединятся батарея зенитных ракетных комплексов Patriot («Пэтриот») и военно-транспортный корабль USS Arlington («Арлингтон»). Как заявили в Пентагоне, подобный шаг является «ответом на свидетельства повышенной готовности со стороны Ирана к проведению наступательных операций против сил США и американских интересов». В Вашингтоне также подчеркнули, что не стремятся к конфликту с Ираном, но готовы защищать силы и интересы США в регионе. В этой связи сразу отметим, что, несмотря на такую линию поведения  в Вашингтоне есть люди, которые на полном серьезе полагают, что Иран хочет напасть первым и всячески эту истерию стимулируют. Среди них надо отметить прежде всего помощника президента США по национальной безопасности Дж.Болтона и госсекретаря М.Помпео. Но первый в этой связи уже успел серьезно испортить свои отношения с Д.Трампом, который во главу угла ставит политику экономического удушения Тегерана, но никак не решение этой проблемы чисто военным путем. В  этой связи ракетный обстрел возле посольства США в Багдаде 19 мая многие эксперты рассматривают как попытку эти угасающие настроения алармизма в отношении неминуемого иранского удара подкрепить. При этом ударом назвать произошедшее сложно: была неизвестно кем выпущена одна ракета «Град», которая взорвалась ночью и вдали от здания диппредставительства. Этот инцидент очень напоминает провокацию, и есть все основания полагать, что за ней стоят американские или саудовские спецслужбы. Но сути происходящего это не меняет. Д.Трамп явно дал отмашку всем своим ведомством снижать уровень истерии.  Источники, близкие к руководству саудовской службы безопасности, которые недавно встретились с госсекретарем США Майком Помпео во время его ближневосточного тура в начале этого месяца, утверждают, что он всячески подчеркивал необходимость поддержки Эр-Риядом и Абу-Даби позиции Вашингтона в отношении того, что « Ирак готов стать регулярным театром для нападений Ирана против США». В этой связи он даже проинформировал своих саудовских коллег о том, что «Иран дал указание  ряду лояльных  ополченческих организаций в Сирии и Ливане быть готовыми к действию в случае враждебных действий со стороны США». Но судя по всему, такая поддержка с стороны КСА носит очень выверенный характер. Эр-Рияд готов сделать все от него зависящее, чтобы не допустить в регионе никакой войны. С таким заявлением, как сообщил телеканал «Скай ньюс — Арабия», выступило в среду 22 мая правительство Саудовской Аравии. В заявлении кабинета королевства отмечается, что «Саудовская Аравия выступает исключительно за мир в регионе и не стремится ни к какому другому решению». Королевство, как отметило правительство, «сделает все возможное, чтобы не допустить в регионе никакой войны». В минувшее воскресенье государственный министр по иностранным делам Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил, что королевство не хочет войны в регионе, но готово «со всей силой» ответить, если ее начнет другая сторона. По его словам, в дестабилизации региона виновен Иран. Тегеран, как заметил А.аль-Джубейр, «угрожал экономическим интересам мира, намереваясь закрыть морские пути, и провел террористические операции в Саудовской Аравии и регионе». 14 мая центральный нефтепровод в Саудовской Аравии, принадлежащий национальной компании Saudi Aramco («Сауди Арамко»), подвергся нападению беспилотной авиации йеменского мятежного движения «Ансар Аллах» (хоуситы). В Министерстве обороны Саудовской Аравии выступили с утверждением, что хоуситы атаковали нефтепровод по приказу Тегерана. Сторонники йеменского мятежного движения «Ансар Аллах» (хоуситы) атаковали с помощью беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) аэропорт города Наджран, расположенного в юго-восточной части Саудовской Аравии. Об этом сообщил в среду телеканал «Аль-Джазира». Согласно заявлению представителей «Ансар Аллах», дроны атаковали ангары, в которых находились боевые самолеты саудовских ВВС. О результативности налетов на аэродром Наджрана хоуситы не сообщили. Никаких комментариев со стороны саудовских властей относительно атаки с воздуха на аэропорт Наджрана до сих пор не поступало. Как замечает «Аль-Джазира», за минувшие сутки хоуситы уже второй раз заявили о совершенном налете на ангары ВВС королевства в Наджране. В Йемене с августа 2014 года продолжается противостояние между правительственными силами и мятежниками-хоуситами. В наиболее активную фазу оно перешло с вторжением в марте 2015 года коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией. Таким образом, иранцы очень четко дали понять и США, и аравийским монархиям о последствиях любых опрометчивых шагов с их стороны в контексте нанесения ударов по целям в Иране. И варианты ответных мер Тегерана, в том числе, и использования их прокси-группами в различных странах тех же беспилотников и ракет безусловно стоят на повестке дня. На сегодня офицеры спецподразделения  «Аль-Кудс» иранского КСИР  интенсифицируют процесс обучения боевиков ряда лояльных ополчений в Иране и Ливане  (прежде всего, те же хоуситы и другие проиранские группы) использовать беспилотники. Но подчеркнем в этой связи, что делается это в рамках подготовки возможных ответных шагов. И саудовцы очень встревожились. Нанесение таких ударов по объектам нефтяной инфраструктуры, даже при условии нанесения минимального ущерба, способно надолго отпугнуть любых потенциальных зарубежных инвесторов. И это не говоря уже о снижении капитализации «Сауди Арамко» накануне предполагаемой IPO, и возможных таких же ударов по стройке «города-солнца» на побережье Красного моря, что является личным проектом наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, который на сегодня из последних сил пытается привлечь туда зарубежных инвесторов.  В связи с возможными осложнениями и возможной активности саудовских шиитов в богатой нефтью Восточной провинции КСА власти королевства стараются  нейтрализовать возможные риски за счет заигрывания с местной элитой. Король Сальман бен Абдель Азиз 1 апреля принял лидеров богатой нефтью Восточной провинции. За день до этого кронпринц Мухаммед бен Сальман посетил этот район. Стратегический регион по-прежнему управляется Саудом бен Наефом, но с 2017 года он находится под пристальным наблюдением племянника наследного принца  Ахмеда бен Фахда бен Сальмана бен Абдель Азиза.

Во время визита Помпео в Ирак правительство Багдада пообещало, что оно будет активно стремиться предотвратить любую эскалацию. Но американские спецслужбы не доверяют разведывательным службам и службам безопасности при Министерстве внутренних дел Ирака, в которые, по их мнению, проникают группы боевиков и отдельные лица, действующие в интересах Ирана в Ираке. И на это есть весомые основания. Назначение в 2016 году Мустафы аль-Каземи главой иракской разведывательной службы такое иранской влияние демонстрирует очевидно, также как и степень контроля Тегерана  над аппаратом безопасности Багдада. Считается, что глава «Аль-Кудс» Касем Сулеймани персонально выступал за назначение М.аль-Каземи. Член шиитской влиятельной партии «Аль-Даваа» долго жил в изгнании в Иране в 1980-х годах и специализировался на вербовке агентуры в интересах КСИР в рядах армии Саддама Хусейна. В 2003 году он вернулся в Ирак вместе с иранскими боевиками. Он также лично курирует отношения с ливанской «Хизбаллой». Вот собственно о необходимости его замены на более приемлемую фигуру и говорил Помпео во время своего визита в Багдад, но пока большого успеха в этом не достиг. Вместо этого Багдад предложил свои услуги в рамках посредничества с точки зрения снижения возможной эскалации напряженности. Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди объявил во вторник 21 мая, что его страна намерена направить делегации в Иран и США для того, чтобы снизить возникшую между этими двумя государствами напряженность. Слова премьера приводит телеканал «Ас-Сумария. «Мы направим делегации в Тегеран и Вашингтон, чтобы положить конец напряженности между ними, — сказал Махди. — Американские и иранские официальные лица заверили нас, что не хотят войны». Он указал, что Ирак уже выступает в качестве посредника между Вашингтоном и Тегераном в попытках разрешить кризис между сторонами. Премьер добавил, что позиция Багдада по сценариям урегулирования кризиса «очень близка к европейской». Страны Европы призывают Вашингтон и Тегеран к сдержанности и дипломатическому разрешению существующих разногласий.

В этой связи снова подчеркнем, что основной целью всей этой возни является попытка Вашингтона предельно напугать европейцев, что должно в конечном счет привести к выходу Брюсселя из СВПД  и трансформации  его позиции по иранскому досье. Пока это сделать не получается. Этот момент стал очевиден по итогам дискуссий М.Помпео с европейскими лидерами в Брюсселе на прошлой неделе. Тоже самое вытекает и из последних консультаций Москвы, Берлина и Парижа.  Президенты России и Франции Владимир Путин и Эмманюэль Макрон, а также канцлер Германии Ангела Меркель в телефонном разговоре подтвердили приверженность дальнейшему торгово-экономическому сотрудничеству с Ираном и отметили важность сохранения ядерной сделки с этой страной. Об этом сообщили во вторник 22 мая журналистам в пресс-службе Кремля. «В ходе обсуждения ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе отмечена важность сохранения этой договоренности, являющейся ключевым фактором поддержания международной стабильности и безопасности. Подтверждена приверженность России, Франции и Германии дальнейшему взаимовыгодному сотрудничеству с Ираном в торгово-экономической сфере», — говорится в сообщении. Таким образом, снова становится очевидным, что европейцы открыто ставят на Москву, как самого серьезного посредника в рамках удержания Тегерана от каких-то агрессивных действий. При этом однако Брюссель ничего реального рамках запуска системы альтернативных расчетов с Ираном делать не торопятся. И на сегодня уже практически  очевидно, что этот механизм не заработает.  А это ключевой момент сохранения СВПД.

В этой связи российская классическая дипломатия оживилась и почувствовала свою незаменимость. В любом случае попытки сохранить СВПД или добиться от Тегерана гарантий от каких-либо нападений на западные цели представляются более реальными задачами, чем , например, реализация новой американской редакции БВУ. Выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы серьезно осложнил выполнение достигнутых договоренностей, но ставить на них крест пока рано. Такое мнение высказал в беседе с корр. ТАСС постоянный представитель России при международных организациях в Вене посол Михаил Ульянов. «Пока речь не идет о том, что ядерная сделка с Ираном приказала долго жить, и в этой связи приходит на ум знаменитое высказывание американского писателя Марка Твена по поводу некоторой преувеличенности слухов о его кончине, — заметил Ульянов. — Но ситуация возникла довольно серьезная. После выхода из СВПД американцев прошел год, но сделка выполняется, причем выполняется главным образом благодаря ответственному отношению иранцев, они выполняют все практически досконально. А вот вторая часть сделки, которая должна служить стимулом для выполнения ядерной части, почти разрушена, в значительной степени подорвана, поскольку оставшиеся участники не могут обеспечить этот баланс». «Когда 8 мая, в годовщину выхода США из сделки, иранцы заявили, что прекращают выполнять два элемента договоренности, мы восприняли это с пониманием, — продолжил дипломат. — По-человечески это совершенно понятно, тем более что в самой сделке прописано, что у иранцев такое право есть: либо полностью прекратить выполнять СВПД, либо частично в случае невыполнения сделки другими участниками. При этом иранцы пошли по тщательно откалиброванному пути: они прекратили выполнение тех двух положений, которые уже стали практически невыполнимыми из-за решений США». Дело в том, напомнил постпред, что США приостановили действие своих исключений из санкционного режима для закупки избыточного иранского низкообогащенного урана и тяжелой воды. «В результате желающих купить уран и тяжелую воду у Ирана в условиях риска подпасть под американские санкции пока не находится, — резюмировал он. — При этом иранцы проявили весьма ответственный подход и дали остальным участникам сделки два месяца на то, чтобы ситуацию подправить. Кстати, упомянутые решения Тегерана не влекут на сегодняшний день за собой никаких нарушений СВПД, потому что и по обогащенному урану, и по тяжелой воде иранцы не дотягивают до тех уровней, до тех лимитов, которые для них установлены».

Со стороны Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) претензий к Ирану нет. Секретариат констатирует, что все условия сделки в ее ядерной части соблюдаются . «Иранцы ждут от европейцев, чтобы те нашли пути для создания условий для нормального осуществления банковских операций и для экспорта иранской нефти, — обратил внимание посол. — Теоретически тот механизм, который создала «евротройка» (специальный механизм финансовых расчетов с Ираном INSTEX, Instrument in Support of Trade Exchanges), дает возможность эти проблемы если не решить, то, по крайней мере, существенно смягчить. Но пока этого не происходит, поскольку механизм существует только на бумаге и ни одна торговая операция через него не была проведена».  К тому же европейцы, по его словам, собираются начать с тех операций, которые даже не подпадают под американские санкции и которые можно было бы осуществлять в обычном порядке, например с поставок медикаментов и продовольствия, тогда как теоретически через INSTEX можно осуществлять проводку средств от продажи иранской нефти, чего, собственно, и ждут в Тегеране. Вот ровно это вопрос и является ключевым, а совсем не начало иранцами процесса обогащения. Главный вопрос для  российской дипломатии в рамках этих посреднические усилий заключается в очень простой и одновременно очень сложной вещи: сможет ли Москва убедить Брюссель запустить пресловутый механизм INSTEX или нет. И причина всех маневров Ирана с его 60-дневным ультиматумом ЕС заключается именно в этом, и ни в чем ином. И истерика Вашингтона в отношении иранской угрозы проистекает ровно отсюда. Как своеобразный ответ. Таким образом, Москве надо говорить в первую очередь с Брюсселем, а не с Тегераном, который и так ни на кого нападать не собирается. И вот с этим будут очень большие проблемы, что делает перспективы сохранения СВПД практически нереальными.

52.06MB | MySQL:101 | 0,430sec