К визиту в Анкару премьер-министра Ирака Аделя Абдель Махди. Часть 2

15 мая в Анкаре, по приглашению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, с официальным визитом побывал премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди.

В предыдущей части материала мы дали общую характеристику двусторонним турецко-иракским торгово-экономическим отношениям, которые, в основе своей, строятся на значительном объеме поставок турецких продукции и услуг в Ирак, на весьма серьезных объемах строительных подрядов турецких компаний (Турция рассчитывает добавить в свой портфель заказов на сумму около 90 млрд долл. – восстановительные, послевоенные работы в Ираке, после победы над ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.), а также на привлечении в Турцию иракских покупателей турецких паспортов в обмен на инвестиции (в первую очередь, в недвижимость – квартиры и виллы, стоимость гражданства Турции составляет 250 тыс. долл. США).

Вообще, отметим, что Турция позиционирует себя в качестве точки «отскока» для зажиточных людей из Ближнего Востока и Северной Африки. И не случайны все усилия и попытки, предпринимаемые в стране развивать у себя исламскую экономику, включая исламский банкинг и халяльный туризм и образ жизни, если говорить шире (тут главное, чтобы при этом не отпугнуть тех инвесторов и туристов из Европы и России, которые пока Турции делают «кассу», все же для многих неприемлемым является соседство с арабами «домами» или «гостиничными номерами» — В.К.).

Однако, оставляя в стороне экономику и переходя к политике: на встречу между Р.Т.Эрдоганом и Аделем Абдель Махди анонсировались вопросы борьбы с терроризмом, восстановления экономики Ирака, торговли и энергетики, а также шаги по улучшению сотрудничества между Турцией и Ираком. Впрочем, надо отметить, что даже по состоянию на сегодня Ирак уже является одним из важнейших и привилегированных партнёров Турецкой Республики, с кем она строит исключительно выгодные для себя отношения.

По итогам встречи между двумя лидерами, а также между делегациями сторон, была проведена совместная пресс-конференция. В частности, после поздравлений иракского руководителя с победой над ИГ президент  Турции Р.Т.Эрдоган выступил со следующими тезисами и заявлениями. Процитируем основные из них:

  1. (Про торгово-экономические отношения между двумя странами). «У нас сформировалось широкое торгово-экономическое сотрудничество с Ираком, с прошлого и до наших дней. С 2003 года, когда возникла террористическая обстановка (в Ираке), турецкие инвесторы от Ирака не отказались. Они приняли участие в восстановлении Ирака. Наши рабочие, наши инженеры приехали в это место и отдали здесь свои жизни. В настоящее время, мы ставим перед собой задачу по повышению взаимного товарооборота до 20 млрд долл. (то есть, приблизительно вдвое, сейчас – на уровне около 10 — 11 млрд долл. США – В.К.). Мы к этой цели, заметным образом, приблизились, однако, товарооборот в 20 млрд уже не является для нас достаточным. Со своей стороны, я полагаю, что на встрече Стратегического совета высшего уровня, который состоится в этом году в Ираке в ходе нашего визита туда, мы окажемся в ситуации необходимости пересмотра этой цели».

Это – то, о чем мы говорили в своей предыдущей публикации: Ирак является не только страной – непосредственным соседом Турции, но и ресурсно зажиточной страной, что гарантирует её платежеспособность. При этом, Турция, с экономической точки зрения, а также с точки зрения уровня развития своей промышленности – не сопоставимо более сильная страна, чем Ирак. Кроме того, обстановка в Ираке, в сфере безопасности, — не слишком благоприятная, что вынуждает компании многих стран отказываться от возможности своего сотрудничества с Ираком. Это создает для турецких компаний, которые активно в стране работают, особый, привилегированный режим работы с пониженным уровнем конкуренции и с возможностью даже диктовать рынку свои цены. Последнее также проистекает из непростых условий в сфере безопасности в стране. Понятно, что подобные страны, буквально за все закупаемое ими из-за рубежа, заметным образом, переплачивают.

Более того, Ирак находится в орбите турецкого политического влияния. Для Турции, Ирак – это, своего рода, по аналогии с Россией «ближнее зарубежье», хотя, в плане терроризма, и источник постоянной угрозы.

  1. (Про сотрудничество в сфере энергетики и про восстановление нефтепровода Киркук–Джейхан). «Мы подтвердили свой приоритет, который мы отдаем восстановлению Ирака, восстановлению регионов, которые наибольшим образом пострадали от ИГ, восстановлению торгового коридора, который простирается до южных районов страны. Мы хотим развивать (буквально «обогащать» — В.К.) свои отношения со всеми регионами Ирака, через возобновление работы наших существующих генеральных консульств в стране, а также через строительство новых (консульских учреждений – В.К.). У нас есть большой потенциал для сотрудничества в энергетической сфере. В ходе моих двусторонних переговоров, я озвучил уважаемому премьер-министру, что мы можем в сфере электроэнергетики, в краткосрочной перспективе, внести свою лепту в удовлетворение потребностей Ирака (в электроэнергии – В.К.). Нами была подчеркнута необходимость скорейшего восстановления и введения в строй нефтепровода Киркук- Джейхан, который был разрушен террористами ИГ»

О том, что Турция активно работает в сфере электроэнергетики Ирака, мы писали в своей предыдущей публикации. Здесь возникает ровно та же ситуация, что и в сфере обычных краткосрочных сделок «купи – продай».

То есть, Турция, будучи держателем рынка строительных подрядов в сфере электроэнергетики Ирака, оказывается в состоянии диктовать рынку свои цены. Более того, в цене любого предложения на долгосрочное строительство энергетического объекта содержится большая наценка за обеспечение безопасности стройки (за счет привлечения к охране объекта турецких и зарубежных ЧОПов), на непредвиденные, связанные с безопасностью расходы (к примеру, многие строители закладывают приобретение вертолетов, для быстрой эвакуации персонала, чего в нормальных условиях, понятно, не делается, закладываются деньги на взятки и выкупы и проч.), а также страховые полисы (обычно страхуется любая стройка, вот только в данном случае расходы на подобное страхование, от обычных стран и от стандартных условий, отличаются в разы). Не говорим уже о тех заработных платах, суточных и, в целом, о тех условиях, которые любой квалифицированный персонал требует, отправляясь в командировку в Ирак.

  1. (К вопросу о формировании рабочей группы по водным ресурсам). «Наш регион, в прошлом году, пострадал от засухи. В этом году, он пострадал от интенсивных осадков, которые стали причиной наводнений. В прошлом году, как Турция, мы сделали все от нас зависящее для того, чтобы помочь Ираку в преодолении последствий засухи. Наша страна достигла большого прогресса в том, что касается технологий орошения, а также в целевом использовании воды с использованием ресурсосбережения. С той целью, чтобы поделиться с Ираком своим опытом, нами была сформирована рабочая группа под руководством моего специального представителя проф. д.н. Вейселя Эроглу (министр водного и лесного хозяйства, а также депутат правящей Партии справедливости и развития от г. Афьонкарахисар – В.К.), состоящая ещё из 50 человек. Ими был подготовлен для Ирака специальный план мероприятий. Он был нами рассмотрен в ходе нашей встречи. В этом вопросе, мы поставили на повестку дня необходимость строительства плотин в отдельных регионах (Ирака – В.К.). Также мы подчеркнули важность эффективного использования воды в годы, когда её много, или той воды, которая поставляется нами. На нашей встрече, мы договорились о том, чтобы, после того, как похожая группа будет сформирована в Ираке, наша рабочая группа посетит Ирак и ими немедленно будет начата совместная работа.».

 

Заметим, что Турция, незаметным образом для многих, исключая профильных специалистов – энергетиков, стала одной из лидирующих в мире стран, занимающихся строительством дамб и плотин. В наши дни турецкие инженеры проектируют, а строители – строят крупнейшие ирригационные сооружения в мире. Понятно, что, в силу географических особенностей, вопрос воды для Ирака складывается особым образом. И Турция становится главным потенциальным подрядчиком для развития иракского водного хозяйства. Это также обусловлено тем простым обстоятельством, что именно турецким компаниям оказывается ближе и проще всего перебрасывать свою строительную технику в Ирак. Единственной страной, которая потенциально оказывается в состоянии конкурировать с Турцией в данном вопросе, является Иран и главное энергетическое предприятие страны – многопрофильная энергетическая компания MAPNA. Вот уровень компетенций иранцев не только не отстает от турок, но и в отдельных вопросах энергетики его и опережает. Однако, понятно, что США и Турция сделают все от них зависящее, чтобы минимизировать энергетическое присутствие Ирана в Ираке. Здесь интересы США и Турции являются полностью совпадающими.

 

  1. (К вопросу о борьбе с террористическими группировками и терроризмом в целом). «В ходе наших контактов мы постановили, что, со всей решительностью будет продолжена наша борьба с террористическими организациями ИГ, РПК (Рабочая партия Курдистана) и с ФЕТО (так называемая «террористическая организация» Фетхуллаха Гюлена – В.К.). Мы решили, что было бы уместно в этой сфере заключить между Турцией и Ираком соглашение о военном сотрудничестве, а также о сотрудничестве в сфере обеспечения безопасности. Мой министр иностранных дел, мой министр обороны, а также мой руководитель разведывательной организации (вот так, все три руководителя через слово «мой» — В.К.), втроем, осуществят, в самые короткие сроки, переговоры со своими (иракскими – В.К.) коллегами. Другой вопрос, в котором между нами наблюдается единство взглядов – это необходимость защиты территориальной целостности Сирии и необходимость создания долгосрочного политического решения. В этой связи, мы с удовлетворением отмечаем вхождение Ирака в качестве наблюдателя в Астанинский процесс».

 

Политические отношения между Турцией и Ираком в последние годы развивались достаточно нелинейно. В том смысле, что Турции сложно давалась балансировка своих контактов между Багдадом и Эрбилем. Был такой период отношениях, когда Турция резко активизировалась в направлении Эрбиля, заставив многих за рубежом, включая Россию, даже говорить о «новоосманских устремлениях Турции» в попытке «вернуть себе Мосул и Киркук». Однако, курдский вопрос являлся естественным ограничителем для развития «межрегиональных» связей.

С тех пор, ситуация несколько раз менялась на свою противоположность: предыдущий разворот состоялся 25 сентября 2017 года, когда в Иракском Курдистане была предпринята попытка проведения референдума о независимости, который решительно осудили буквально все основные мировые страны, включая главных региональных игроков – Турцию, Иран и Ирак, по которым успешное проведение референдума ударило бы напрямую. После этого, между Анкарой и Багдадом началось очередное политическое потепление.

 

Теперь обратимся к тем тезисам, которые на совместной пресс-конференции прозвучали от премьер-министра Ирака Аделя Абдель Махди. Процитируем основные мысли, прозвучавшие от иракского лидера:

  1. (В общем, о сотрудничестве между Ираком и Турцией). «Мы – это две страны, которые объединяет общая история. У нас общие интересы. Мы построим вместе наше будущее в этой многообещающей перспективе. Мы намерены вместе бороться с террором. Работая вместе, мы сможем догнать другие страны, современные цивилизации».

 

Здесь, отметим, что, вряд ли, президент Турции Р.Т.Эрдоган согласится с тезисом о том, что Турции надо достигать какого-то уровня каких-то современных цивилизаций.

 

  1. (О совместной борьбе с терроризмом). «После того, как Ирак достиг успеха в своей борьбе с ИГ, который все ещё предпринимает попытки к тому, чтобы реорганизоваться. Однако, сфера его влияния – очень узкая. На иракской земле нет ни одного района, который они бы контролировали. Они пытаются действовать с использованием имеющихся у них ячеек. Но мы им не даем никакой возможности. Мы больше не позволим возникнуть той ситуации, при которой на территории Ирака возникнет зона нестабильности. Турция, как и в прошлом, в настоящее время, находится рядом, плечом к плечу, с Ираком. Другим моментом, о котором мы не забудем никогда, является то, что Турция распахнула свои объятия перед беженцами из Ирака».
  2. (О дальнейшем сотрудничестве двух стран в сфере безопасности). «В 2008 году двумя нашими странами было подписано соглашение в сфере безопасности. Что же до его практической реализации, то можно сказать, что оно, эффективным образом, не применялось. Мы верим в то, что нам нужно вместе работать, для того, чтобы устранять те проблемы, которые между нами имеются на «земле». Является неприемлемым то, чтобы с нашей территории исходила бы угроза, направленная на турецкую землю. Некоторые события иногда приводят к тому, что вместе с ними возникают неестественные решения. Что касается того, каким образом мы можем устранить напряжение, которое существует в регионе… Любая угроза, которая возникает для Ирака, автоматически является угрозой и для Турции. Мы не являемся обособленными друг от друга, мы не являемся оторванными друг от друга».

 

Как мы можем заметить, иракский лидер, прежде всего, сфокусировался на вопросах, связанных с политикой – в первую очередь, на совместной борьбе сторон с терроризмом. Впрочем, эта совместная борьба, нередко выглядит так, что Турция просто наносит авиаудары по иракской территории, а также осуществляет свои сухопутные трансграничные операции. Подобного рода шаги встречают с иракской стороны регулярные отповеди и создают непростой фон для двусторонних дипломатических отношений. Впрочем, замечание о том, что две страны – Турция и Ирак – не являются друг от друга «оторванными и обособленными» – следует расценивать как характерный жест, сделанный иракским руководителем в сторону Турции.

На этом фоне, характерно, что Турцию занимает, в первую очередь, экономическая повестка. Как мы можем видеть из выступления турецкого руководителя, главными темами для него являются энергетика и строительно-подрядные работы.

Во-первых, Турция рассчитывает на получение огромных подрядов на территории Ирака – на общую стоимость в 90 млрд долл. (для сравнения, эта сумма равна строительству приблизительно 4-5 АЭС «Аккую» или 4-х новых аэропортов в г. Стамбул). Это – четверть (!) всех реализованных, с начала зарубежной деятельности и вплоть по настоящее время, проектов турецкими строительными подрядчиками за границей.

Во-вторых, Турция заинтересована в восстановлении своего доступа к иракской нефти, который прервался после того, как террористами был выведен из строя нефтепровод Киркук – Джейхан. Особенно важно этот вопрос стоит в условиях возникшей неопределенности в отношении поставок в Турцию сырой нефти из Ирана. Пока Турция до конца не определилась в отношении линии своего поведения, за рамками громких политических деклараций о том, что она не обязана присоединяться к новому витку американских санкций в отношении Ирана.

Что же до «совместной борьбы с терроризмом», то Турция продолжает действовать уже в привычном для себя формате трансграничных операций на территории Ирака, который будет константой вне зависимости от позиции по данному вопросу со стороны Багдада.

51.51MB | MySQL:101 | 0,358sec