О развитии ситуации в Ираке на фоне ирано-американского противостояния. Часть 1

Несмотря на разгром террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) и восстановление суверенитета иракского правительства над всей территорией страны, внутриполитическая и внешнеполитическая ситуация этого ближневосточного государства продолжает оставаться сложной. Во внутреннем плане проблемы Ирака связаны с противоборством между различными политическими партиями и группировками, стремящимися увеличить свой вес и укрепить позиции в новом правительстве страны. На  внешнеполитическом направлении главным вызовом для Ирака продолжает оставаться противостояние между Ираном и США, которое грозит превратить эту многострадальную страну в арену ирано-американского военного конфликта. Большая часть иракской политической элиты стремится всеми способами избежать такого исхода.

В октябре прошлого года президент Ирака Бархам Салих поручил новому премьер-министру Аделю Абдель Махди сформировать новый кабинет министров в соответствии с итогами парламентских выборов, прошедших в Ираке 10 мая 2018 года. Несмотря на то, что после этого прошло около семи месяцев, правительство Ирака так и остается недоукомплектованным. Различные политические силы страны так и не пришли к согласию относительно кандидатов на посты министров внутренних дел, обороны, юстиции и образования. Напомним, что основными игроками в нынешнем правительстве Ирака являются блок «Саирун» Муктады ас-Садра, блок «Фатх» во главе с Хади аль-Амири, отражающий интересы шиитских вооруженных формирований «Аль-Хашед аш-Шааби» и Курдский блок, состоящий из представителей Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК). При этом определенное недовольство проявляют оказавшиеся на вторых ролях блоки «Наср» бывшего премьер-министра Хайдера аль-Абади и коалиция «Реформы и созидание» аятоллы Аммара аль-Хакима. Все эти игроки (кроме курдов) являются выразители интересов шиитской общины, так что сунниты вновь оказались исключенными из политической игры.

В последние месяцы в политических кругах Ирака участились спекуляции об ухудшившемся состоянии здоровья Муктады ас-Садра. В апреле лидер блока «Саирун» вернулся в Ирак из Бейрута, где он находился в течение трех месяцев, предположительно на лечении. В доказательство своей теории о болезни М.ас-Садра ряд иракских экспертов приводят сообщение о том, что во время пятничной молитвы в мечети Куфы после возвращения, он не смог отстоять ее до конца. Во всяком случае иракские политики и эксперты стали уделять все большее внимание двоюродному брату Муктады Джафару ас-Садру, также принадлежащему к высшему шиитскому духовенству. Джафар ас-Садр является сыном выдающегося шиитского мыслителя и философа, аятоллы Мухаммеда Бакира ас-Садра, зверски убитого саддамовской охранкой в 1980 году. В год смерти отца ему было десять лет. Позже Джафар ас-Садр был вывезен родственниками в Иран. Помимо духовного образования в Куме он также получил светское юридическое образование в Лондоне. Многими политиками Ирака Джафар ас-Садр рассматривается в качестве вероятного преемника М.ас-Садра после его ухода. Впрочем, лидер блока «Саирун» и кумир шиитской бедноты, кажется, не собирается уходить на покой. В последнее время он сделал ряд важных политических заявлений. После требований о предоставлении автономии провинции Басра М.ас-Садр категорически выступил против федерализации Ирака и предоставления регионам больших полномочий, подчеркнув, что это разрушит единство Ирака. Этот неоднозначный шиитский политик также вновь подтвердил свою репутацию, высказавшись относительно помощи, предложенной «Аль-Хашед аш-Шааби» в ликвидации последствий наводнений в Иране. Муктада ас-Садр отметил, что прежде, чем помогать соседям, необходимо оказать содействие собственному народу в преодолении последствий недавней войны.

Отсутствие договоренностей по формированию нового кабинета министров отчасти объясняются недовольством Аммара аль-Хакима и Хайдера аль-Абади тем, что представители их партий не получил нужного представительства в правительстве. В последних интервью Аммар аль-Хаким отмечает, что сожалеет о своем согласии поддержать кандидатуру Аделя Абдель Махди на пост премьер-министра осенью прошлого года. По его словам, лучше было бы оставить главой правительства Хайдера аль-Абади. Напомним, что Аммар аль-Хаким принадлежит к влиятельной семье представителей высшего шиитского духовенства Хакимов. До 2017 года он возглавлял партию Высший исламский совет в Ираке (ВИСИ), а после ее раскола партию «Аль-Хикма» («Мудрость»). В последнее время на почве неприятия нового премьера наметилось сближение между А.аль-Хакимом и бывшими главами правительства Ирака Нури аль-Малики и Хайдером аль-Абади. В частности, эти политики препятствуют назначению на пост министра внутренних дел Фалеха аль-Файяда. Как бы то ни было, блокирование окончательного формирования правительства Ирака препятствует решению насущных проблем Ирака, таких как восстановление северных провинций Ирака, пострадавших в ходе войны против террористов из «Исламского государства» (до сих пор программы такого восстановления нет), а также создания в стране нормальной инфраструктуры, включая регулярное водо- и электроснабжение.

Впрочем, помимо межпартийных распрей и противоречий намечаются расколы и внутри существующих в Ираке политических партий. Например, в рамках движения «Бадр», составляющего основу блока «Фатх». Лидерами этого движения являются полевые командиры «Аль-Хашед аш-Шааби». Возглавляет его бывший военный командир «Бригады Бадр» Хади аль-Амири, который известен как один из самых проиранских политиков Ирака. «Бригада Бадр» была сформирована им в эмиграции в Иране в 1980-е годы из иракских военнопленных и воевала против армии Саддама Хусейна. Однако в последнее время в его адрес все чаще стали звучать обвинения со стороны бывших «однополчан». Дело в том, что Х.аль-Амири в свое время пообещал ветеранам «Аль-Хашед аш-Шааби» значительные льготы, включая выплаты раненым и инвалидам, предоставление нового жилья и т.д. Однако боевики шиитских милиций их так и не получили. В этой связи Хади аль-Амири все чаще обвиняется активистами «Аль-Хашед аш-Шааби» в том, что он погряз в роскоши и коррупции и «оторвался от народа». Одним из наиболее ожесточенных критиков Х.аль-Амири выступил его заместитель, министр внутренних дел в бывшем правительстве Х.аль-Абади Касем аль-Араджи. Он подверг Х.аль-Амири резкой критике за нагнетание враждебности по отношению к Саудовской Аравии. По мнению К.аль-Араджи, поиск внешних врагов для лидера блока «Фатх» заменяет серьезный подход к решению внутренних проблем Ирака. К.аль-Араджи, в частности, написал в своем блоге в Твиттере: «Ваххабитские идеи при основателе саудовского королевства Абдель Азизе действительно способствовали появлению экстремизма. Но сейчас ничего ваххабитского в идеологии и практике Саудовской Аравии вы не найдете. Это государство суннитов и шиитов. Кроме того, у нас нет никаких доказательств, что саудиты поддерживали у нас террористов или оказывали помощь ИГ».

51.47MB | MySQL:101 | 0,249sec