Сирия: о военной ситуации на границе провинций Хама и Идлиб

Анкара наращивает поставки вооружения формированиям сирийской оппозиции, которые выступают против поддерживаемой РФ армии Сирии. Об этом в воскресенье 26 мая сообщает агентство Рейтер со ссылкой на источники в сирийской оппозиции. По их данным, Турция приняла это решение после неудачных попыток убедить РФ в ходе встреч совместной контактной группы остановить эскалацию напряженности в регионе. Как указали в оппозиционных сирийских кругах, наступление сирийской армии провоцирует приток беженцев в Турцию. Отмечается, что турецкие власти поставили в Сирию десятки бронированных машин, РСЗО «Град», противотанковые управляемые ракеты и противотанковые ракетные комплексы. Поставленное вооружение, как указывают собеседники агентства, помогло формированиям оппозиции вновь захватить город Кафр-Набуда, который ранее был освобожден правительственными войсками. Турция, пишет Рейтер, дала понять, что готова сохранить свое влияние на северо-западе Сирии путем усиления своего военного контингента на базах, созданных в рамках соглашения о деэскалации. Между тем официальные турецкие представители пока никак не прокомментировали данную информацию. «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) при поддержке других экстремистских формирований 23 мая захватила город Кафр-Набуда, который служил ранее форпостом вооруженной оппозиции и был освобожден войсками 8 мая. Командование ВС республики приняло решение отступить из Кафр-Набуды по тактическим соображениям с тем, чтобы сохранить жизни солдат. Сейчас войска занимают рубежи у высот Телль-Хаваш и готовятся к операции по возвращению под свой контроль Кафр-Набуды. Бойцы сирийской армии и ополченцы обороняют другой стратегический форпост правительственных сил, который находится в крепости Калаат-эль-Мадик у входа в долину Сахль-эль-Габ на северо-западе провинции Хама. Исходя из этих сообщений, можно сделать несколько выводов о динамике развития ситуации на стыке провинций Хама и Идлиб, где сирийские правительственные силы осуществляют сейчас свое наступление.

  1. Наступление, судя по всему, захлебнулось. Ползучая экспансия, которая подразумевала постепенное вытеснение противника днем за днем, натолкнулось на массированные контратаки противника, который сумел сконцентрировать на этом направлении дополнительные силы. При этом заявления о снабжении оружием оппозиционных сил со стороны Анкары вызывают серьезные сомнения. Прежде всего по причине того, что серьезных арсеналов «советского» оружия у Турции просто нет. Таким образом, речь видимо идет и переброске дополнительных объемов такого вооружения из арсеналов оппозиции в самом Идлибе при попустительстве турецких военных. Так было бы правильнее оценивать эту ситуацию, и турки делают так всякий раз, когда им не удается договориться с Москвой. Оставление сирийской армией Кафр-Набуды (его, кстати, сдали еще два дня назад) было обусловлено двумя факторами. Постоянными и во много жертвенными атаками боевиков и бегством сирийских военных. Примерно таким, как это случилось в свое время во время второго захвата боевиками Пальмиры. Отвод своих сил с позиций любое военное командование осуществляет в большинстве случаев только при развитии одного сценария: угрозы окружения. В данном случае такого сценария не просматривается, и это с большей долей вероятности означает, что сирийские военные просто бежали из города в силу дефицита своей огневой поддержки со стороны артиллерии и авиации.
  2. Исходя из динамики боевых действий и поступающих данных, следует, что наступление правительственных сил не поддерживается в должной степени воздушной поддержкой ВКС России и усилиями ливанской «Хизбаллы» на земле. Именно это сочетание плюс готовность Турции содействовать выводу вооруженных отрядов оппозиции с их позиций ранее обеспечила успех большинства наступательных операций правительственных сил. В этой связи полагать, что наступление пройдет без активного участия иранцев, военной авиации России и более активного участия в планировании наступления со стороны российских штабистов было бы наивно. Тем более, что ожидать содействия от турок в данном случае не приходится. Контратаки противника в этом случае (а они идут, судя по имеющейся информации, по всему фронту) можно минимизировать и сорвать либо массированным огневым прессингом на всю глубину его резервов (а это прежде всего все те же «ковровые» бомбардировки), либо охватывающими фланговыми ударами. На последние у правительственных сил явно не хватает сил, а это означает принятие на вооружение первого варианта. В этой связи Москве надо определяться со своим участием в этой операции, поскольку «усидеть на двух стульях» (вести «утешающие разговоры» с Анкарой и Западом, стимулируя при этом сирийских войска атаковать противника) в данном случае не получится. Если в Москве реально заинтересованы в вытеснении противника, то это означает введение в бой дальней авиации ВВС России, «Калибров» и армейских бомбардировщиков. Пока российская сторона в основном отдавала воздушное прикрытие на откуп сирийской авиации. И итог такой поддержки закономерен. При этом все описанные выше варианты развития ситуации просчитывались заранее, и для этого не надо иметь семи пядей во лбу. Также принципиально важно понять, что в данном случае на посредничество Турции в вопросе вывода боевиков «куда-нибудь» надеется не надо, а вот с иранцами надо предметно разговаривать об их более осознанном участии в этой операции. Тем более, что в Идлибе находятся в основном просаудовские группы сопротивления. В этой связи снова обозначим, что зачистка Идлиба — это не прихоть, а вопрос стратегический. Без ликвидации там оплота параллельной Дамаску оппозиционной государственности говорить о каком-то мирном урегулировании практически нереально.

Вместо этого российские военные стараются выступать в роли «жертвы». Постоянные сообщения о попытках обстрелов российской авиабазы «Хмеймим» стали уже обыденным делом. Понятно, что таким образом хорошую практику получают российские средства ПВО, но кардинальным решением этой проблемы является оттеснение противника из зоны возможного поражения базы ракетами по всему периметру базы, а не постоянная констатация «плохого поведения противника» и реляции о хорошей выучке российских ПВО. Сообщения российского Центра по примирению враждующих сторон вообще в связи с происходящим в Хаме и Идлибе взывают большие вопросы. А вопросов как раз по итогам таких сообщений быть не должно, это основной критерий правильности алгоритма работы средств информационной войны, а Центр таковым без сомнения является. Сирийские военнослужащие в ходе отражения атак боевиков группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (одно из названий запрещенной в РФ террористической организации «Джебхат ан-Нусра») в Идлибской зоне деэскалации в провинции Хама уничтожили более 50 террористов. Об этом в субботу 25 мая сообщил журналистам руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Виктор Купчишин. По его словам, в пятницу вечером боевики «Хайат Тахрир аш-Шам» и союзных ей формирований «предприняли атаки на позиции правительственных сил в районе населенных пунктов Эль-Хайрат и Мгайр на севере провинции Хама». «В наступлении на позиции сирийских правительственных войск участвовало около 200 боевиков, два танка, боевая машина пехоты (БМП), 13 автомобилей повышенной проходимости с крупнокалиберными пулеметами», — заявил Купчишин. В ходе оборонительного боя сирийская армия уничтожила танк, БМП, пять автомобилей и более 50 боевиков, сообщил он. Кроме того, утром в субботу боевики открыли огонь из реактивных систем залпового огня по населенным пунктам Айн-эль-Крум и Скальбия на севере провинции Хама, террористами было выпущено более 20 реактивных снарядов. «В результате обстрелов по меньшей мере четыре мирных жителя погибли, семь получили ранения различной степени тяжести», — отметили в Минобороны. Как подчеркнул Купчишин, российский Центр по примирению «призывает командиров незаконных вооруженных формирований отказаться от вооруженных провокаций и встать на путь мирного урегулирования ситуации в подконтрольных им районах»  (с таким же успехом можно призывать было немцев не наступать на Москву в 1941 году). При этом тут же сообщается, что армия Сирии в ходе отражения атак боевиков группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» в юго-западной части Идлибской зоны деэскалации в провинции Хама за трое суток с 21 мая уничтожила до 350 террористов, шесть танков и БМП, а также другую технику. Об этом за день до этого опять же сообщил журналистам руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Виктор Купчишин. «За прошедшие сутки правительственными войсками отражены атаки незаконных вооруженных формирований в районе населенных пунктов Кафр-Набуда и Хуайз провинции Хама. Начиная с 21 мая при отражении атак боевиков правительственными силами Сирийской Арабской Республики уничтожено до 350 террористов, 5 танков, 1 боевая машина пехоты, 27 пикапов с крупнокалиберными пулеметами, 2 «джихад-мобиля» и 3 установки РСЗО», — сказал он. По информации Купчишина, в целях восполнения боевых потерь незаконные вооруженные формирования осуществляют переброску подкрепления, вооружения и военной техники в район населенного пункта Кафр-Набуды. «За двое суток на юго-запад Идлибской зоны деэскалации прибыло свыше 800 боевиков, не менее 7 танков, 3 БМП, 15 пикапов с крупнокалиберными пулеметами. Получены сведения о подготовке главарями террористических формирований от двух до четырех заминированных автомобилей, управляемых смертниками, с целью прорыва обороны сирийских войск», — сообщил глава Центра. Это очень серьезное «средство» для прорыва обороны, остается только посочувствовать обороне, которую можно прорвать двумя «джихад-мобилями». Во-первых, идет явная путаница с цифрами потерь боевиков. То их 50, то их уже 350. При этом потеря 350 боевиков (значит раненных примерно под тысячу) и 5 танков, даже с учетом прибытия подкрепления в 800 — это очень серьезные потери, которые ставят под сомнение дальнейшее наступление оппозиции. Повторим, что, исходя из данных Центра о численности потерь противника и его подкреплениях, боевые действия боевиками в лучшем случае ведутся двумя-тремя полками полного состава с минимум боевой тяжелой техники. Пикапы к таковым отнести сложно. Во-вторых, приведенные данные о военной технике боевиков вызывают удивление. То есть, вся сила боевиков в «броне» — это дюжина танков и БМП по всей линии фронта, которые к тому же были уничтожены, а вся переброска при содействии турок «дополнительной техники и оружия» (если верить информации «Рейтер») боевикам составляет в итоге семь танков и три БМП. Не густо. При подавляющем преимуществе в огневой мощи правительственных сил, что предусматривается любой операцией наступления, такого резерва боевикам хватит на час-два активного боя. Но самое главное — к пятнице Кафр-Набуда уже была оставлена сирийской армией. По крайней мере, об этом знали американские эксперты, которые говорили в четверг вечером об этом уверенно. А по данным российского Центра там шли оборонительные бои. В этой связи отметим, что говорить об успехах на поле боя надо фактурно, максимально подкрепляя такие сообщения видеорядом о трупах боевиков на поле боя и горящей техникой противника. В противном случае в такие сообщения мало кто поверит, особенно с учетом стойкого нежелания российских военных признавать оставления правительственными силами своих позиций в Кафр-Набуде.

43.69MB | MySQL:92 | 0,954sec