К вопросу о торгово-экономических отношениях между Россией и Турцией. Часть 2

Совместная реализация Россией и Турцией стратегических проектов, включая газопровод «Турецкий поток», АЭС «Аккую», а, особенно, покупка Турцией российских систем ПВО С-400, заставила всех говорить о стратегическом партнерстве между двумя странами, основанном, в том числе, на особом личном контакте, который установился между президентами В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом.

Уместно провести ревизию торгово-экономических отношений между Россией и Турцией в преддверии 99-летия дипломатических отношений, установленных нашей страной с Турецкой Республикой, которое будет отмечаться в ближайшие дни — 3 июня.

Покупка Турцией систем ПВО С-400 – это та сделка, к которой, без преувеличения, турки шли чуть ли не с середины прошлого десятилетия. Про возможность её покупки у России турецкое руководство говорило ещё когда новейшей системой в российской линейке была С-300.

Однако, именно политическая (а, отнюдь, не экономическая) неготовность российской стороны поставлять новейшие образцы вооружений в страну НАТО на протяжении ряда лет делала постановку Турцией вопроса неактуальной. Россия даже отказывалась на эту тему вести с турками какие-либо серьезные переговоры.

Кстати, довольно интересно и показательно, что российско-турецкое соглашение по С-400, в итоге, было подписано в декабре 2017 года — после того, как между Россией и Турцией произошел так называемый «самолетный кризис» (конец 2015 – середина 2016 гг. – И.С.). То есть, уже после того, как Турция показала себя в двусторонних отношениях «неблагонадежной», а у России, как принято, до сих пор, говорить в политологической среде, «остался осадок».

Чем можно объяснить подобный разворот в позиции руководства России? – Беремся это расценивать так, что расчет российским руководством был сделан далеко не эмоциональный и он не имел ничего общего с мышлением в системе координат «ложки пропали – осадок остался». А фактор НАТО перестал быть сдерживающим обстоятельством и, скорее, напротив, выступил в качестве аргумента в пользу заключения сделки. Тот факт, что на протяжении целого ряда лет Турция не может закупить системы ПВО у своих партнёров на Западе, включая США и ЕС, привел российское руководство к закономерной оценке ситуации в качестве «возможности».

Кроме того, к тому времени Турция уже стала зоной стратегических интересов России, как мы неоднократно писали, заместив для России, в известной мере, выбывшую на обозримую перспективу Украину. По крайней мере, в сфере топливо – энергетического комплекса.

Совершенно очевидно, что, заключив «якорные сделки» в сфере энергетики по газопроводу «Турецкий поток» и по АЭС «Аккую», Россия пытается теперь «зацепиться» за турецкий оружейный рынок. На нем на протяжении всей современной истории Турецкой Республики, начиная с периода после окончания Второй мировой войны, прочно доминируют американцы и присутствуют европейцы.

То насколько рынок емкий и то какой интерес к нему проявляют международные игроки индустрии оборонно-промышленного комплекса, очень хорошо можно проследить на ежегодных выставках IDEF (International Defense Industry Fair или Международная выставка оборонной промышленности – И.С.), которая проводится в Турции (в 2019 году состоялась в период с 30 апреля по 3 мая в Стамбуле – И.С.). Эта выставка за последние годы, особенно, когда Турция взяла курс на развитие собственного  ОПК и на перевооружение своей армии, продемонстрировала заметный прогресс.

Организатором выставки выступает Фонд Вооруженных сил Турецкой Республики. Выставка входит в десятку крупнейших мировых выставок оборонной промышленности и является одной из наиболее значимых выставок вооружений в Европе.

Выставка IDEF – всеобъемлющая и охватывает полный спектр оружейной продукции и услуг, а также продукцию и услуги для обеспечения безопасности. Тематическая направленность выставки IDEF может быть очерчена следующим образом: военное оборудование для сухопутных войск, военно – морских сил, военно – воздушных сил, технологии защиты, космические технологии, бортовые системы, вертолеты, суда, электронное оборудование, системы безопасности, оборудование, а также системы транспортировки и логистики.

Проиллюстрируем то же самое на цифрах 2017 года (итоги выставки 2019 года появятся чуть позднее – И.С.).

Итак, на выставке IDEF – 2017 своими стендами было представлено 820 компаний из 50 стран мира, включая 317 национальных, то есть, турецких производителей и ещё 503 зарубежных поставщика продукции и / или услуг.

Из 67 стран и 2 международных организаций на выставке в Стамбуле побывало 133 делегации, которые состояли из 637 членов (среднее число членов делегации, приближающееся к 5 – это серьезный показатель – И.С.). В составе упомянутых выше делегаций был 1 президент страны, 26 министров, 17 заместителей министров, 6 глав генеральных штабов, 5 заместителей начальников генеральных штабов, 10 командующих Вооруженных сил, 14 глав различных ведомств и прочие высокие официальные лица.

Теперь касательно посетителей выставки: в 2017 году на неё пришло 65782 человека, которые представляли 116 стран мира.

В ходе выставки было организовано 50 церемоний подписания различных соглашений и заявлена организация 2240 встреч.

Закрытые выставочные помещения заняли площадь в 120 тыс. кв. метров. При этом открытые площади составили – 25 тыс. кв. м.

Россию на этой турецкой выставке традиционно представляет «Рособоронэкспорт», который принимает в выставке IDEF участие, начиная с 1995 года. В 2019 году «Рособоронэкспорт» также выступил организатором объединенной российской экспозиции на IDEF, в рамках которой более 10 компаний оборонного комплекса страны представили свыше 450 образцов вооружения и военной техники. Среди экспонентов — Концерн ВКО «Алмаз – Антей», Холдинг «Швабе» и АО НПК «Техмаш».

Как мы видим, российская сторона к турецкому рынку начала присматриваться не сегодня, однако, первой крупной российско – турецкой сделкой в сфере ОПК следует считать именно поставку систем С-400. Относительно которой турецкая сторона, все последние недели, выступает с опровержениями касательно возможности расторжения, подчеркивая, что сделка – это дело для неё решенное. Тем не менее, все ждут того, чем закончится для Турции последнее предупреждение, озвученное со стороны США, отказаться от сделки или быть подверженным американским санкциям. Причем, счет уже пошел даже не на недели, а уже на дни.

На нашей, российской стороне можно не раз было слышать утверждения о том, что непонятно: а) зачем туркам эта система, с точки зрения стоящих перед страной угроз и б) куда её турецкая сторона собирается устанавливать.

На страницах ИБВ мы не раз писали о том, зачем собственно Турции С-400, особенно, в контексте попытки военного переворота, которая произошла в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, а также с точки зрения своих взаимоотношений с соседями. Так что, не будем лишний раз повторяться.

Однако, касательно места использования системы – это вопрос растущей актуальности, по мере того, как сроки поставки С-400 в Турцию и её постановки на боевое дежурство неуклонно приближаются. Как можно понять турецкие СМИ, турки жду поставки не осенью этого года, как предполагалось, а уже в июле месяце.

В центральной прессе Турции подобная информация автору не встречалась, однако, 27 мая этого года в местной газете Akdeniz (то есть, «Средиземное море» — И.С. ) появилась статья под заголовком «С-400 будут поставлены в аэропорты Миласа и Даламана?».

Как указывает вышеупомянутое издание, в настоящее время, в качестве места установки одного из комплексов ПВО С-400 турецким руководством рассматриваются аэропорты либо Милас, либо Даламан. Как оно пишет, такое размещение является оптимальным с точки зрения существующих угроз, а также с учётом радиуса действия системы.

В частности, говорится о том, что система может быть размещена в районе аэропорта Милас – Бодрум (как можно понять из названия, этот аэропорт расположен в районе турецкой «Рублевки» — города Бодрум – И.С.). Как указывает газета, это позволит Турции нивелировать угрозы для своих юго-западных провинций, включая Эгейское побережье страны. Основными источниками угрозы называются военно – воздушные базы, расположенные на острове Крит, а также аэродром, расположенный на острове Санторини. Иными словами, угроза №1 в регионе для Турции – это Греция.

Второй возможной точкой размещения С-400 в западной части страны источниками турецкого издания называется аэропорт Даламан (в районе известных курортов Фетхие – Мармарис – И.С.). Как подчеркивается, Даламан является важной запасной точкой размещения батарей С-400, с которой можно прикрыть Восточное Средиземноморье и южную часть Эгейского моря.

Как подчеркивается турецким изданием, установка систем С-400 в регионе позволит Турции полностью контролировать воздушное пространство Греции и острова Кипр. Надо ли напоминать то, сколько трений существует в регионе между странами.

Впрочем, очевидно, что, невзирая на стратегическое значение Эгейского и Средиземноморского направлений, первым пунктом назначения систем ПВО С-400 станет Центральная Турция, включая столицу страны Анкару. Речь, по всей видимости, пойдет о военно – воздушной базе «Мюртед», которая ранее называлась «Акынджы».

Напомним, что её переименование состоялось в сентябре 2016 года после того, как эта воздушная база была использована в качестве опорного пункта путчистов во время попытки военного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Для справки: Военная база «Акынджи» была создана в 1960 году вблизи Анкары. После попытки военного переворота в июле 2016 года, военная база «Акынджы» была временно закрыта. До этого тогдашний министр национальной обороны Турции Фикри Ишык заявлял, что на месте военной базы «Акынджы» близ Анкары, являвшейся штабом путчистов в ходе неудавшегося военного переворота, будет разбит так называемый «Парк демократии».

Окончательное решение относительно будущего места размещения систем ПВО С-400 будет приниматься, после проведения соответствующих процедур, скоординированным образом Генеральным штабом Турции и Министерством национальной обороны.

Впрочем, понятно, что целью Турции при приобретении российских систем С-400 является не только повышение своей обороноспособности против существующих угроз, но и дальнейшее развитие собственного, национального оборонно – промышленного комплекса. Стратегической задачей является обеспечение независимого от внешних источников обеспечения нужд турецких армии и флота в вооружениях и боеприпасах. И, более того, активизация экспортных поставок турецких продукции и услуг ОПК за рубеж.

В каком-то смысле, современная Турция пытается активно копировать и применять успешный опыт того же Китая, вставляя во все мало — мальски значимые сделки пункт о том, что покупателю, кроме самого изделия, будут переданы и технологии его изготовления. В какой мере на это, в случае систем С-400, пошла российская сторона – это вопрос, который до сих пор сторонами не разглашается, однако, очевидно, что какой-то объем ноу-хау Турции все же будет передан. Что дает возможность турецкой стороне ожидать аналогичных условий поставки от прочих поставщиков систем, включая США с их предложением «от которого нельзя отказаться» (теперь, как выяснилось можно – И.С.) на поставку систем The Patriot.

Имеет смысл обратиться к некоторым вопросам, связанным с текущим положением оборонно-промышленного комплекса Турции. Здесь и далее, мы оперируем данными Ассоциации производителей оборонной и авиационной промышленности Турции (отметим, что эти цифры не являются истиной в последней инстанции и не являются официальной статистикой, поскольку не имеют 100%-го охвата, однако, приведенные показатели дают достаточно хорошее представление о развитии турецкого оборонно-промышленного комплекса – И.С.).

По данным 2017 года, оборот оборонной отрасли Турции составил 6,693 млрд долларов (что включает продажи продукции и услуг внутри страны, а также экспортные поставки продукции и услуг турецкого ОПК – И.С.). Доход от экспортных поставок – 1,824 млрд долл. Всего портфель заказов турецких производителей включает проектов на сумму в 8,055 млрд долл. Импортные поставки составили 1,544 млрд долл. В разработку новых видов продукции турецкими компаниями вложено 1,237 млрд долл. В отрасли ОПК Турции занято 44740 человек.

Как разбивается приведенная выше цифра оборота (6,693 млрд долл.) в отрасли ОПК: «сухопутная» продукция — 2,232 млрд долл., военная авиация – 1,132 млрд долл., оружие – боеприпасы – ракеты – 828 млн долл., гражданская авиация – 660 млн долл., «морская» продукция – 569 млн долл., ремонты и наладки (военное оборудование) – 171 млн долл., логистическое обеспечение – 134 млн долл., услуги, которые оказываются за валюту (то есть, зарубежным заказчикам) – 84 млн долл., научные исследования – 47 млн долл., безопасность – 31 млн долл., химическая, биологическая, радиологическая и ядерная защита – 19 млн долл., космос – 6 млн долл., прочее (под этим разделом понимаются предприятия, относящиеся не к гражданским структурам, а к военным ведомствам – И.С.) – 650 млн долл.

Понятно, что операционная деятельность предприятий, принадлежащих военным ведомствам, в статистике вынесена за скобки. Оставшаяся сумма оборота отрасли, за вычетом 650 млн долл., разбивается на продажи на внутреннем и на внешнем рынках, которые составляют, соответственно: 4,222 млрд долл. и 1,821 млрд долларов.

Эти суммы также, в свою очередь, разбиваются на продажи другим предприятиям и конечным пользователям, в виде готовой продукции.

Сумма в 4,222 млрд долл. продаж на внутреннем рынке разбивается на 3,427 млрд долл. поставок другим предприятиям и 795 млн долл. – конечным пользователям. Аналогичным образом, цифра в 1,821 млрд долл. экспорта разбивается на 1,137 млрд долл. другим предприятиям и 684 млн долл. продаж конечным пользователям.

Для оценки темпов роста турецкого ОПК приводим данные роста оборота отрасли по годам: 2012 г. – 4,8 млрд долл., 2013 г. – 5,076 млрд долл. (годовой рост 5,75%), 2014 г. – 5,101 млрд долл. (рост 0,49%), 2015 г. – 4,908 млрд долл. (спад в 3,78%), 2016 г. – 5,968 млрд долл. (рост в 21,60%) и, наконец, 2017 г. – 6,693 млрд долл. (рост в 12,14%). Средневзвешенный годовой рост ОПК в Турции за период с 2012 по 2017 год составляет 6,87%.

Теперь переходим к показателям экспорта турецкого оборонно-промышленного комплекса.

Экспорт в 2017 году составил 1,824 млрд долл., включая поставку продукции на сумму в 1,739 млрд долл. и предоставление услуг зарубежным заказчикам на сумму в 84 млн долл.

Региональная разбивка выглядит следующим образом: турецкими производителями поставлено в Америку продукции и услуг на сумму в 635 млн долл. По сравнению с 2016 годом (585 млн долл.), показатель 2017 года вырос на 8,5%. В Европу из Турции поставлено продукции и услуг на сумму в 464 млн долл. Тот же показатель 2016 года составлял 449 млн долл. Таким образом, зафиксирован рост на уровне 3,3%. В прочие страны турецкими производителями поставлено продукции на сумму в 721 млн долл. Тот же показатель 2016 года составлял 919 млн долл. Таким образом, налицо спад поставок на 21,2%.

42.93MB | MySQL:92 | 1,172sec