О сотрудничестве Израиля и Кипра в контексте региональных интеграционных и энергетических проектов

В последнее время появилось сразу несколько сообщений, подтверждающих рост взаимного интереса и укрепление сотрудничества Кипра и Израиля. Так, Междисциплинарный центр в Герцлии (IDC) заявил о планах по созданию частного некоммерческого центра инноваций и предпринимательства в Пафосе. Акцент в программах по подготовке PhD там будет сделан на наиболее востребованных направлениях, таких как искусственный интеллект и big data, а также на решении задач, актуальных для региона, среди которых использование водных ресурсов, солнечная энергия и газовая отрасль. Для обучения туда, как сообщается, будут приглашены не только граждане договаривающихся государств, но и представители Греции, Египта, Иордании, а также все интересующиеся, включая палестинцев.

В четверг стало известно, что в рамках пересмотренного контракта по кипрскому газовому месторождению «Афродита» с израильской компанией  Delek, американской Noble Energy и британо-голландской Royal Dutch Shell Никосия получит более 9 млрд долларов. При этом газовый консорциум обязался выполнить обещания по срокам, в соответствии с которыми, добыча должна начаться к 2024-2025 гг. Таким образом, стороны продолжают прилагать максимум усилий для развития сотрудничества по освоению газовых месторождений, а Израиль готов на то, чтобы поделиться своими передовыми технологиями в интересах партнера.

Помимо этого в последнее время неоднократно публиковалась информация, что Никосия выступает в качестве посредника, стимулирующего Иерусалим и Бейрут к разграничению морских экономических зон, к чему стороны также подталкивает Вашингтон. Данное событие, как полагает бывший посол Израиля на Кипре, а ныне эксперт Израильского института региональной внешней политики (Mitvim) M.Харари, способствует тому, чтобы ливанское руководство демонстрировало большую умеренность в отношении соседа, при этом интерес Кипра к этой теме выходит далеко за рамки т.н. третьей стороны. Во-первых, как отмечает эксперт, таким образом Никосия отстаивает свои позиции в регионе, параллельно делая новые шаги по укреплению проектов трехстороннего партнерства, таких как Израиль-Греция-Кипр, Египет-Греция-Кипр, или многосторонних инициатив, среди которых газовый форум государств Восточного Средиземноморья, созданный в январе. При этом есть интерес привлечь к нему Ливан. Если соглашение с Израилем будет успешно достигнуто, то барьеры для их дальнейшего сближения, в том числе в рамках форума, будут устраняться, что поставит Бейрут в положение, противоположное позиции Анкары, которую в рядах участников видеть не стремятся.

Параллельно с этим сотрудничество в таком формате станет ударом по позициям России, которая хотела бы закрепиться на ливанском энергетическом рынке. Свидетельством такого намерения является, к примеру, сделка по аренде и эксплуатации «Роснефтью» в порту Триполи на севере страны. Попав под влияние Вашингтона, заинтересованного в поддержании связей государств Средиземноморья и создания большей конкуренции для российских энергоресурсов на европейском рынке, Бейрут, в свою очередь, будет вынужден идти по пути ограничения деятельности «Хизбаллы», что также благоприятно для Израиля.

Впрочем, в проектах альянсов, которые строит Кипр, есть и определенные сложности. Так, выходя за рамки региона, Никосия и Афины заявили об организации трехстороннего диалога с Ереваном, что было объявлено на совместной пресс-конференции лидеров государств во вторник. При этом глава МИД Армении З.Мнацаканян, характеризуя сферы, в которых стороны планируют координировать усилия, назвал совместную работу в международных организациях по продвижению вопроса признания геноцида армянского народа. Такая активность вступает в противоречие с позицией Иерусалима, хотя в целом дополнительный канал для коммуникации между Израилем и Арменией не помешал бы в свете продолжающихся попыток добиться прогресса в подписании соглашения о свободной торговле с ЕАЭС. Одной из причин задержки является как раз интеграция в него двух новых игроков – Армении и Киргизии, отношения Израиля с которыми существенно отстают от «таможенной тройки».

Кроме того, в сообщениях о достижении соглашения между Никосией и консорциумом Delek, Noble Energy и Royal Dutch Shell  говорится о том, что Кипр главным образом ориентирован на то, чтобы использовать египетские мощности по производству сжиженного природного газа (СПГ), а не строить свои. Однако еще в апреле сообщалось, что для Иерусалима наиболее предпочтительным казался бы противоположный вариант, поскольку израильские власти предполагали использовать кипрские мощности для своего газа. Никосия при этом отмечала два фактора, способных содействовать продвижению этого варианта. Во-первых, победа на выборах Б.Нетаньяху, что обеспечило бы преемственность газовой стратегии Израиля. Во-вторых, согласие Noble Energy на то, чтобы газ с «Левиафана» тоже транспортировался через Кипр. Важно, что при оценке запасов газа, необходимых для того, чтобы мощности на Кипре окупали себя, «Афродита» не учитывалась. Теперь же не исключено, что Никосия говорит о ставке на Египет, исходя из политической неопределенности в Израиле.

В целом сотрудничество Израиля и Кипра обладает большим потенциалом, особенно за счет вовлечения в него других региональных игроков. В этой связи оснований для предположений о его ухудшении в текущих условиях нет. Вместе с тем существуют факторы, влияние которых может оказаться двояким. На нынешнем этапе Израиль не воспринимает их потенциальное воздействие как определяющее и, более того, готов и дальше способствовать укреплению позиций своего партнера в Средиземноморье с тем, чтобы в дальнейшем использовать этот потенциал для продвижения своих интересов.

51.86MB | MySQL:101 | 0,437sec