Некоторые аспекты взаимоотношений Пакистана и Индии на современном этапе

В настоящее время можно, видимо, говорить о том, что между Исламабадом и Нью-Дели, отношения между которыми традиционно характеризуются высоким уровнем конфликтности (что приводило в 1947, 1965 и 1971 годах к открытым военным действиям, а в мае – июле 1999 года к вооруженному инциденту на Линии контроля (ЛК) в Кашмире), наметилась тенденция к улучшению отношений, что позволяет надеяться на снижение напряженности между двумя крупнейшими государствами Южной Азии и переход от перманентного противостояния к эффективному диалогу. Однако, как и ранее, главным источником недоверия и напряженности служит нерешенность вопроса о территориальной принадлежности Кашмира. Пакистанская сторона (в отличие от индийцев, настаивающих на проведении двусторонних переговоров в широком контексте и решении проблемы на основе Симлского соглашения 1972 года и положений Лахорской декларации 1999 года, а также при непременном условии прекращения трансграничного терроризма) время от времени делает попытки интернационализировать эту проблему, инициировав посредничество третьих стран и требуя проведения на спорной территории плебисцита о самоопределении. Вместе с тем, несмотря на определенную «упертость» и негибкость Исламабада в отношении данной проблемы, переговорный процесс все же продолжается и углубляется, чему способствует постепенное осознание пакистанским руководством нынешних политических реалий, делающих невозможным одномоментное решение кашмирской проблемы в привязке ко всему спектру других вопросов, касающихся двусторонних отношений.

Переговорный процесс между двумя государствами, ведущийся в формате комплексного диалога, начало которому положила встреча премьер-министра Индии и президента Пакистана 5 января 2004 года в Исламабаде в рамках 12-го саммита Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК), характеризуется высоким уровнем участия с обеих сторон. К настоящему времени успешно прошли уже три этапа диалога.

В ходе его первой фазы, завершившейся в сентябре 2004 года переговорами между главами внешнеполитических ведомств двух стран Х.М. Касури и Н. Сингхом, удалось договориться о продлении времени прекращения огня на Линии контроля (ЛК) в Кашмире и на межгосударственной границе, о продолжении переговоров по проблеме ледника Сиачен и демаркации границы в районе Сир-Крик, а также о создании комитета экспертов по вопросам двусторонней торговли.

Второй этап, окончание которого в Исламабаде в октябре 2005 года ознаменовалось подписанием Соглашения о предварительном уведомлении об испытательных пусках баллистических ракет и Меморандума об установлении линии прямой связи между руководством сил береговой охраны обоих государств, позволил выйти на договоренности об обмене разведывательной информацией в целях борьбы с наркоугрозой, а также о совместной инспекции границы в районе Сир-Крик. В этот период было восстановлено автобусное сообщение на маршруте Музаффарабад–Сринагар.

Третью фазу диалога открыла встреча первых заместителей министра иностранных дел в столице Индии 17-18 января 2006 года. Тогда, после почти 20-летнего перерыва, представители спецслужб приняли решение о создании группы для выработки условий дальнейшей совместной работы по противодействию наркотрафику, контрабанде и торговле «живым товаром». 25-27 апреля 2006 года в Исламабаде прошли двусторонние встречи экспертов по мерам доверия в области ракетно-ядерного оружия, а также в сфере обычных вооружений. 2-3 мая в Нью-Дели стороны обсудили вопросы развития взаимодействия и сотрудничества в районе ЛК, продолжили переговоры по проблеме ледника Сиачен и района Сир-Крик, а 30-31 мая в Исламабаде — по борьбе с терроризмом и контрабандой наркотиков. В связи с серией терактов 11 июля 2006 года на железнодорожных станциях и поездах в пригородах Мумбаи были отложены намеченные на июль заключительные мероприятия третьего этапа диалога, который был формально завершен только 14–15 ноября 2006 года в Нью-Дели встречей первых заместителей министров иностранных дел Пакистана и Индии – Р. Хана и Ш. Менона.

Переговорами первых замминистров иностранных дел двух стран в Исламабаде 13-14 марта 2007 года, проведших первое заседание так называемой двусторонней антитеррористической комиссии, был дан старт четвертому этапу диалога, в ходе которого планируется завершить согласование нескольких соглашений, в частности, об обмене каждые три месяца развединформацией в целях предотвращения и расследования терактов, предупреждении инцидентов на море, ускоренном порядке возврата лиц, пересекающих ЛК и о прекращении строительства там оборонительных сооружений; а также соглашений, касающихся визовых и консульских вопросов.

Когда в мае 1998 года Индия и Пакистан провели испытания ядерных устройств, их противостояние приобрело качественно новые характеристики. В результате настойчивого прессинга со стороны мировых держав обе страны были вынуждены объявить мораторий на ядерные испытания, заявив о своей принципиальной готовности подписать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и согласившись участвовать в переговорах в Женеве по выработке Договора по запрещению производства расщепляющихся материалов (ДЗПРМ). До сих пор действует подписанное еще в 1988 году двустороннее соглашение о ненападении на ядерные объекты друг друга, в соответствии с которым стороны ежегодно с 1992 года обмениваются списками таких объектов. Стоит подчеркнуть, что сохранение практики обмена списками особенно важно в связи с ростом напряженности вокруг ядерной проблемы Ирана, которая волнует оба государства не только ввиду территориальной близости, но и из-за их отношений с Соединенными Штатами Америки, являющимися ярым противником иранской ядерной программы.

Меры по снижению ядерной угрозы обсуждались сторонами в формате комплексного диалога, в частности, в ходе визита в Пакистан индийского мининдел П. Мукерджи в январе 2007 года. Тогда удалось договориться о заключении соглашения по предотвращению инцидентов с ядерным оружием (подписано в феврале во время ответного визита в Индию мининдел Пакистана Х.М. Касури). Скорейшему подписанию документа, как это ни трагично, дал импульс совершенный накануне визита, 18 февраля 2007 года, теракт в пассажирском поезде, в результате которого погибли более 60 человек, в основном граждане Пакистана. В соответствии с положениями документа планируется, что вдоль пакистано-индийской границы будет организована надежная система оповещения для предупреждения о «ложной тревоге», «чрезвычайных происшествиях» и «необъяснимых инцидентах», которые могут стать причиной для нанесения ядерного удара. Тем самым имеется в виду создать механизм предотвращения несанкционированного применения ядерного оружия. Комплекс мер, предпринимаемых Пакистаном и Индией на этом направлении, по-видимому, отражает их искреннее желание свести до минимума угрозу ядерного конфликта.

Серьезные кризисы, которые наблюдались уже в ядерную эпоху отношений между Исламабадом и Нью-Дели, продемонстрировали, что наличие ядерного оружия не является полной гарантией бесконфликтного сосуществования соседей, хотя в определенной степени и служит фактором взаимного сдерживания. Однако, как представляется, и в Пакистане и в Индии есть понимание того, что в условиях их территориальной близости ядерный удар будет иметь катастрофические последствия для обоих государств даже в случае, если будет нанесен только одной стороной. Вместе с тем, несмотря на улучшение политических отношений между двумя государствами, военное противостояние продолжает сохраняться, и вряд ли стоит ожидать достаточно значимых подвижек в ближайшем будущем. Налицо массированные закупки вооружения с обеих сторон, увеличивающие и без того немалые военные арсеналы Пакистана и Индии. Широкомасштабная военная программа, проводимая в соседнем государстве, вызывает у пакистанцев явную настороженность, и они в свою очередь, несомненно, не намерены отказываться от дальнейшего продолжения испытаний ракетного вооружения.

Поступательное развитие комплексного диалога на политическом треке во многом способствует и налаживанию контактов на других направлениях, в частности, способствуя росту товарооборота между Пакистаном и Индией. Так, в 2004/05 фин. году по сравнению с предыдущим годом он практически удвоился, превысив 600 млн долл. США. При этом индийский экспорт составил 505 млн долл. В 2005/06 фин. года цифра товарооборота возросла до 858 млн долл. США (индийский экспорт – 682 млн долл. США). В августе 2005 года в Нью-Дели прошли переговоры на уровне заместителей министров торговли по вопросам торгово-экономического сотрудничества, а в последнее время значительно активизировался обмен делегациями по линии деловых кругов. 28–29 марта 2006 года в Исламабаде встречались первые замминторговли, которые обсудили перспективы торгово-экономического сотрудничества. Накануне прошли переговоры авиационных властей (6-7 марта, Нью-Дели), а также заседание совместной группы технических экспертов (27 марта, Исламабад). Соответствующие контакты представителей двух стран имели место в конце 2006 и начале 2007 года. В итоге были достигнуты договоренности о расширении сотрудничества в банковской и транспортной сферах с целью наращивания двусторонних торгово-экономических связей.

Однако, несмотря на уже достигнутый прогресс, дальнейшее расширение контактов в этой области тормозится из-за отказа Пакистана предоставить Индии статус наиболее благоприятствуемой нации. Поэтому пока не удалось, как намечалось, в июле 2006 года ввести в действие в полном объеме Соглашение о зоне свободной торговли СААРК, объединяющей страны Южной Азии.

В целом, можно все же говорить о том, что реализация всех имеющихся в настоящее время договоренностей и поэтапное продвижение по пути комплексного диалога дают повод надеяться на постепенное снижение имеющейся до сих пор напряженности между двумя странами и создание благоприятных условий для развития разнопланового сотрудничества. Вместе с тем яблоком раздора, традиционно крайне негативно влияющим на процесс нормализации отношений, остаются территориальные проблемы, что обусловлено несходными подходами Исламабада и Нью-Дели к их урегулированию.

43.88MB | MySQL:92 | 1,009sec