Ситуация в Судане и Южном Судане: апрель 2019 г.

1 апреля президент Судана Омар аль-Башир назвал «законными» требования манифестантов, которые собирались к тому времени уже свыше трех месяцев на акции протеста в разных городах страны. Однако он указал на то, что эти требования выражались незаконным образом, что повлекло за собой гибель некоторых участников протестных шествий.

«Экономический кризис оказал негативное воздействие на большую часть нашего народа», — констатировал О.аль-Башир в первом выступлении в парламенте после того, как он ввел 22 февраля чрезвычайное положение на всей территории страны.

Он также подтвердил обязательство Хартума относительно поддержания режима постоянного прекращения огня и его приверженности к мирному диалогу с повстанцами.

Уже 5 апреля лидер суданской оппозиции Садек аль-Махди призвал президента О.аль-Башира отменить чрезвычайное положение и уйти в отставку. Одновременно он пригласил суданцев выйти на массовые демонстрации с требованием ухода главы государства, находившегося к тому моменту у власти 30 лет. Лидер ведущей оппозиционной партии «Аль-Умма» предложил О.аль-Баширу распустить все конституционные институты власти и сформировать совет из 25 человек, который бы управлял страной в переходный период.

Партия «Аль-Умма» входит в «Альянс за свободу и изменения», в который вошли оппозиционные партии и «Ассоциация суданских профессионалов», ставшая локомотивом протестного движения.

С.аль-Махди – последний демократически избранный премьер-министр Судана. Он был отстранен от власти в результате военного переворота, который возглавил О.аль-Башир. Долгое время прожив в изгнании, он вернулся в Судан в первый день протестных выступлений 19 декабря 2018 г.

В ответ на призыв С.аль-Махди 6 апреля тысячи суданцев вышли на улицы Хартума с тем, чтобы потребовать отставки О.аль-Башира. Некоторым из участников акции протеста удалось даже прорваться к комплексу зданий Генштаба суданской армии в Хартуме – впервые за 4 месяца протестных выступлений. В ходе предыдущих манифестаций их участники всегда пытались прорваться к объектам – символам режима. Однако также всегда все их попытки пресекались с помощью слезоточивого газа.

По оценкам оппозиции, манифестация 6 апреля была обращена к армии, чтобы та «выбрала между своим народом и диктатором». Как отмечалось в коммюнике «Ассоциации суданских профессионалов», «мы оценили сдержанность армии по отношению к участникам манифестаций и мы надеемся, что она встанет на сторону народа». В любом случае манифестация 6 апреля была рассеяна с помощью слезоточивого газа.

Уже 7 апреля тысячи участников очередной манифестации призвали суданскую армию встать на сторону оппозиции. Шествие проходило под лозунгами «Судан освобождается, армия освобождается». Манифестация повторилась 8 апреля и была разогнана с помощью слезоточивого газа. Военные заблокировали все подступы к комплексу зданий Генштаба суданской армии.

8 апреля «Альянс за свободу и изменения» (АСИ) призвал к началу прямых переговоров между ним и командованием суданской армии с целью формирования «переходного правительства». Он же призвал военных защитить участников манифестаций от действий спецслужб.

В тот же день глава МВД Судана Бушара Джумаа в выступлении в парламенте сообщил, что начиная с 6 апреля погибли 7 участников манифестаций протеста, в том числе 6 – в Хартуме. По его данным, только 6 апреля были арестованы около 2500 протестовавших.

8 апреля в ходе совещания высшего командного состава суданской армии министр обороны страны генерал Авад бен Ауф заявил, что суданские военные не позволят стране «сползать в хаос». «Суданская армия понимает мотивы манифестантов иона не против требований и чаяний граждан, но она не позволит стране сползать в хаос», — сказал он. Со своей стороны начальник Генштаба суданской армии генерал Камаль Абдельмаруф заявил, что суданские военные «продолжат подчиняться их ответственности за защиту граждан». Таким образом на тот момент можно было констатировать об определенных противоречиях между спецслужбами Судана, принимавшими участие в подавлении манифестаций, и суданскими военными — последние не стали участвовать в подавлении антирежимных шествий.

9 апреля, в четвертый день манифестаций близ штаб-квартиры суданских военных в Хартуме, против участников акции протеста силы безопасности вновь применили слезоточивый газ. В ответ военные открыли огонь в воздух с тем, чтобы показать силам безопасности, что они не на их стороне.

В тот же день командование суданской полиции предписало своим силам «не вмешиваться» в ход антирежимных манифестаций в районе штаб-квартиры суданских военных в Хартуме, призвав к «мирному переходу власти». Таким образом, дни режима О.аль-Башира были сочтены.

Также 9 апреля США, Великобритания и Норвегия заявили, что настало время для суданских властей предложить «реальный план политического переходного периода».

Тем не менее лидер оппозиции С.аль-Махди 9 апреля предупредил, что силы, верные режиму, не собираются сдаваться. По его данным, вооруженные лица в масках с 6 апреля убили 20 участников акций протеста.

Уже 10 апреля правящая Партия национального конгресса (ПНК) призвала сторонников О.аль-Башира выйти на следующий день в Хартуме на манифестацию. «Я призываю всех членов ПНК в штате Хартум принять участие в манифестации», — заявил в коммюнике лидер этой партии Ахмед Харун.

В тот же день США призвали суданские власти позволить населению участвовать в манифестациях без насилия. Они выразили надежду, что силы безопасности не будут стрелять по мирному населению.

11 апреля командование суданской армии по национальному телевидению и радио уведомило суданцев о том, что «в ближайшее время будет сделано важное заявление». Примерно одновременно стало известно, что суданские военные заняли штаб-квартиру «Исламского движения» — идеологической ветви пропрезидентской ПНК. Тогда же лидеры протестного движения призвали своих сторонников не атаковать в ходе манифестаций государственные и частные объекты. «Если кто-либо сделает это, он будет наказан согласно законам. Наша революция – мирная», — отмечалось в заявлении АСИ.

11 апреля Кремль призвал к скорейшему восстановлению спокойствия и «конституционного порядка» в Судане. Его представитель Д.Песков назвал происходившее в этой стране «внутренним делом Судана, которое должны урегулировать сами суданцы».

В тот же день участники акций протеста штурмом взяли здание Национальной службы разведки и безопасности (NISS) в городе Кассала на востоке страны близ границы с Эритреей. Со своей стороны NISS объявила в тот день об освобождении всех политзаключенных. И это было концом О.аль-Башира. 11 апреля министр обороны Судана Авад бен Ауф в обещанном ранее заявлении объявил об отстранении президента от власти. «Я объявляю в качестве министра обороны свержение режима и помещение аль-Башира в заключение в надежном месте», — сказал он в заявлении для национального телевидения.

Фактически речь шла о военном перевороте, в результате которого к власти был приведен на два года «Военный переходный совет» (ВПС). Одновременно на 24 часа было закрыто воздушное пространство страны, наземные границы были закрыты вплоть до «нового приказа». Кроме этого, было объявлено о прекращении огня на всей территории страны, и в частности, в регионах, где действуют повстанцы.

Военный переворот был тут же отвергнут протестным движением, которое пообещало продолжить манифестации. Как справедливо отмечалось в заявлении АСИ, «режим совершил военный переворот, представив все те же лица, против которых восстал наш народ». Чтобы предотвратить дальнейшие манифестации, ВПС несколько часов спустя после отстранения от власти О.аль-Башира ввел сроком на один месяц комендантский час в ночное время. Командование суданской армии сразу же предупредило участников манифестаций о необходимости соблюдать комендантский час, введенный с 22 часов вечера до 4 часов утра.

Со своей стороны Африканский союз тут же подверг критике действия суданских военных, расценив их как маскарад. США предложили командованию суданской армии ввести в состав новых суданских властей гражданских лиц.

В ответ ВПС 12 апреля пообещал начать диалог со всеми политическими силами и учредить «гражданское правительство», не уточнив при этом срока его формирования. Эти обещания сделал перед прессой генерал Омар Зинельабидин, представленный как глава «Военного политического комитета», учрежденного ВПС. Он же призвал к массированной зарубежной финансовой помощи Судану, необходимой для выхода страны из острейшего экономического кризиса. В тот же день ВПС объявил, что О.аль-Башир «не будет выдан за границу». Это заявление прозвучало в ответ на требования правозащитников выдать бывшего президента Судана Международному уголовному суду (МУС).

Про нового главу Судана генерала Авада бен Ауфа к тому времени было известно, что этот кадровый военный родился в 1950 году. Занимал ряд должностей в Минобороны и  МИД страны. Одно время занимал пост начальника военной разведки Судана. В 2010 году вышел в отставку, после чего находился на дипломатической работе в посольствах Судана в Египте и Омане. В 2015 году получил назначение на пост министра обороны. В феврале 2019 г. по совместительству стал первым вице-президентом. Считается, что поддерживает тесные связи как с NISS, так и с арабскими полувоенными формированиями  джанджавид, терроризировавшими население Дарфура. В связи с репрессиями в Дарфуре находится под американскими санкциями.

Но Авад бе Ауф не задержался во главе ВПС. 12 апреля в обращении к нации он объявил о своей отставке. Он также назвал имя своего преемника. Им стал генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан Абдельрахман, занимавший пост генерального инспектора суданской армии. Про него известно, что он родился в 1960 году в деревне Гандату к северу от Хартума. Военное образование получил в Судане, Египте и Иордании. До назначения в феврале с.г. на пост генерального инспектора суданской армии занимал должность командующего Сухопутными войсками. На той должности, в частности, координировал действия суданских войск в составе арабской коалиции в Йемене.

Также 12 апреля стало очевидно, что манифестанты пренебрегли комендантским часом в первый же день после его введения. И вновь силовики отступили, не решившись заставить суданцев соблюдать ограничения, связанные с комендантским часом. Что касается участников акций протеста, то они явно почувствовали свою силу, свергнув за двое суток двух глав государства.

13 апреля ВПС объявил об отставке главы NISS Салаха Гоша, который возглавлял кампанию репрессий против участников манифестаций.

В тот же день новый глава ВПС генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан в обращении к нации пообещал «уничтожить корни» режима О.аль-Башира. Одновременно он объявил о ряде мер, призванных удовлетворить требования участников протестного движения. В частности, он объявил об отмене комендантского часа, освобождении всех арестованных манифестантов, а также о предании суду всех тех, кто был причастен к гибели участников акций протеста, роспуске ПНК.

Со своей стороны ПНК 13 апреля осудила решение об ее роспуске и потребовала освободить лидеров этой партии. Она же назвала захват власти военными из ВПС «нарушением конституции».

14 апреля АСИ сообщил, что лидеры протестного движения встретились с генералами из ВПС. В ходе встречи они потребовали формирования гражданского правительства, реструктуризации NISS, включения в состав ВПС гражданских лиц. Все эти дни в поддержку АСИ проходили массовые манифестации в районе штаб-квартиры суданской армии, которые очевидно оказывали давление на ВПС. Делегацию АСИ на переговорах возглавил его лидер Омар эд-Дигейр.

В тот же день состоялась многозначительная встреча между временным поверенным в делах США в Хартуме Стивеном Кутсисом и заместителем главы ВПС генералом Мухаммадем Хамданом Дагло, более известным по псевдониму «Хемедти». Как было объявлено, обсуждались вопросы поддержания безопасности в стране. Хемедти является главой Сил быстрой поддержки (СБП), формирования которых не раз обвинялись в массовых убийствах в Дарфуре.

Также 14 апреля МИД Судана призвало мировое сообщество поддержать ВПС. Последний в тот же день призвал суданские политические партии договориться относительно «независимой» фигуры, способной исполнять функции премьер-министра, а также относительно состава «гражданского правительства», требовавшегося манифестантами.

В тот же день лидеры протестного движения потребовали от ВПС «немедленно передать власть» гражданскому правительству, которое предаст суду О.аль-Башира.

В лавине событий того дня было замечено, что ВПС снял с должности посла Судана в США Мухаммеда Атту, в свое время возглавлявшего NISS.

15 апреля протестующие потребовали роспуска ВПС и его замены гражданской инстанцией.

К этому дню все более заметную роль в событиях в Судане стал играть Хемедти. 15 апреля он заверил арабских союзников Судана в лице Саудовской Аравии и ОАЭ, что суданские войска останутся в составе арабской коалиции в Йемене до тех пор, пока она не достигнет своей цели.

16 апреля ВПС удовлетворил очередное требование протестующих, отправив в отставку генерального прокурора Омера Ахмеда Мухаммеда.

17 апреля стало известно, что О.аль-Башир был переведен в тюрьму «Кобер» в Хартуме. Этот жест ВПС мог говорить о готовности отдать на заклание бывшего президента, лишь бы удержаться у власти. Тогда же решением ВПС были арестованы 2 из 5 братьев О.ль-Башира, оба — предприниматели.

В тот же день глава повстанческого движения «Суданское народно-освободительное движение – Север» (СНОД-С) Абдельазиз аль-Хилу (это движение действует в штатах Голубой Нил и Южный Кордофан) в знак «доброй воли» объявил о прекращении боевых действий против суданских войск сроком на 3 месяца. Этот жест стал ответом на решение ВПС объявить о прекращении огня в конфликтных зонах – упомянутых выше штатах и регионе Дарфур.

19 апреля руководство протестного движения объявило о намерении сформировать в скором времени гражданские власти, которые возьмут на себя управление страной.

Уже 21 апреля Саудовская Аравия и ОАЭ объявили о намерении выделить Судану 3 млрд долларов в различных формах. В тот же день глава ВПС генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан заявил, что эта инстанция передаст власть суданскому народу, как это требовали протестовавшие. Он же сообщил, что при обыске в резиденции О.аль-Башира была обнаружена наличность, эквивалентная 113 млн долларов.

В тот же день руководители протестного движения сообщили о приостановке переговоров с военными.

24 апреля ВПС сообщил об удовлетворении большинства требований оппозиции по итогам прошедшей в Хартуме встречи с лидерами протестного движения, равно как о выводе из состава ВПС генерал-лейтенантов ОмараЗаина аль-Абдина, Джалалуддина аш-Шейха и Ат-Тайеба Бабикира..

За событиями в Судане как то на второй план отошло все то, что касалось. Южного Судана. Между тем там события развивались своим чередом.

3 апреля Ватикан объявил, что через неделю там примут «лидеров Южного Судана». 9 апреля стало известно, что в этой встрече примут участие президент Южного Судана Сальва Киир, лидер повстанцев Риек Машар, а также представители высшего духовенства страны. Такая 2-хдневная встреча действительно началась 10 апреля. В ходе встречи Римский Папа Франциск даже поцеловал ноги С.Киира и Р.Машара, чтобы побудить их к примирению. Теперь остается только ждать, насколько эффективным оказался этот прием главы католической церкви.

В любом случае 20 апреля С.Киир призвал Р.Машара «срочно» прибыть в Джубу  с тем, чтобы принять участие в формировании правительства национального единства.

В целом, в Судане все действия ВПС, оказавшегося под давлением западных стран и протестного движения, были объяснимы. Он был готов на любые уступки, за исключением главной – передачи власти гражданскому правительству. Как представляется, с учетом наличия мощных повстанческих движений в Судане итог противостояния ВПС и оппозиции может быть один – дальнейшая дезинтеграция этой некогда самой большой африканской страны. Проигравшими рискуют стать и соседние с ним страны.

42.8MB | MySQL:92 | 1,023sec