О существенном сокращении энергетического сотрудничества между Турцией и Ираном

Снятие администрацией президента США Дональда Трампа изъятий из санкций для ряда государств, ведущих импорт иранской нефти, грозит подорвать ирано-турецкое сотрудничество в энергетической сфере. 6 ноября 2018 года администрация Д.Трампа дала трехмесячное изъятие из санкций восьми крупнейшим импортерам нефти из ИРИ. К ним относятся Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Турция, Греция, Италия, а также Ирак. Последний не является крупным покупателем иранской нефти, но в Вашингтоне учли тесные экономические отношения между Багдадом и Тегераном. Такой шаг был предпринят американским правительством, исходя из возможностей прямого игнорирования американских санкций крупнейшими импортерами. Однако в мае текущего 2019 года действие данных изъятий закончилось. В этих условиях крупнейшие импортеры иранской нефти будут либо игнорировать американские санкции, как это делает Китай, либо вынуждены будут переориентироваться с иранской нефти на данный вид топлива из других государств. Наиболее болезненно этот выбор стоит для Турции.

В последнее время наблюдается очевидный кризис в турецко-американских отношениях. Несколько причин способствуют упадку партнерства между Турцией и США. Во-первых, поддержка Вашингтоном сирийских курдов из «Сил демократической Сирии» (СДС). В Анкаре их воспринимают в качестве филиала Рабочей партии Курдистана (РПК), признанной турецкими властями террористической организацией. Турецкая армия на севере Сирии ведет военные действия против СДС. Во-вторых, в Вашингтоне крайне недовольны российско-турецким сближением. Американская администрация всячески препятствует реализации соглашения о покупке Турцией российских систем ПВО С-400. В этих условиях турецкое правительство не намерено конфликтовать с США еще и из-за иранской нефти.

На протяжении последних 25 лет сотрудничество в энергетической сфере между Турцией и ИРИ неуклонно развивалось. Согласно официальным отчетам, доля Ирана в турецком нефтяном импорте в 2015 году составляла 14,1%.  В 2016 году она повысилась до 16,9%. По данным на декабрь 2016 года Иран стал ведущим поставщиком нефти в Турцию, а его доля составила 26,74%. В июле 2017 года она возросла до 37,26%. Однако после выхода Соединенных Штатов из СВПД (Соглашения о всеобъемлющем плане действий по решению иранской ядерной проблемы) 8 мая 2018 года турецкий импорт нефти из Ирана неуклонно снижался. Если в первые месяцы он составлял 21%, то в ноябре 2018 года (начало имплементации американских санкций) стал близок к нулю. Вместе с тем неуклонно рос объем российской и иракской нефти в турецких закупках. В ноябре 2018 года Россия вышла на первое место среди экспортеров нефти в Турцию (32,18%). В то же время Ирак с 12,61% оказался на втором месте. При этом Россия экспортирует в Турцию не только сырую нефть, но и нефтепродукты, прежде всего, дизельное топливо.  Затем ведущие экспортеры нефти в Турцию поменялись местами. В январе 2019 года доля Ирака составила 23,51%, а России – 15%. Иран в январе 2019 года находился на третьем месте среди экспортеров нефти в Турции с 12,53%. Увеличение поставок нефти из Ирака было связано с тем, что федеральному правительству Ирака удалось урегулировать спор с правительством курдской автономии о разделе продукции и транспортировке нефти. Цена российской нефти для турецких потребителей существенно выше иранской, так как она доставляется не по нефтепроводу, а морем (танкерами). Более того, так как Греция и Италия переориентировались с иранской нефти на российскую, то проход танкеров в связи со сложным трафиком в Босфоре и Дарданеллах составит 5-6 дней. Что касается азербайджанской нефти, поступающей в Турцию по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, то она не используется внутри страны, но полностью идет на экспорт, в основном в Израиль.

Помимо импорта нефти Иран и Турцию связывают отношения и в газовой сфере. По соглашению, заключенному в 2001 году и рассчитанному на 25 лет, Иран ежегодно поставляет в Турцию 10 млрд куб. м природного газа по цене 507 долларов за 1000 куб. м. Турки в первый раз попытались оспорить иранские цены в 2009 году, находя их слишком дорогими и потребовав дисконта. Вскоре после этого Лондонский арбитражный суд гарантировал Турции дисконт в размере 12,5%. В 2012 году турецкое руководство вновь предприняло действия против Ирана, обвинив его в завышении цен на газ. В 2016 году Международный арбитражный суд вынес решение в пользу Турции. Он обязал Иранскую газовую компанию снизить цену на «голубое топливо» для Турции на 13,3% до конца 2016 года и одновременно заплатить туркам штраф в размере 1,9 млрд долларов за завышение цен.

Цены на газ, предлагаемые иранцами, значительно выше цен на голубое топливо, предлагаемых Россией и Азербайджаном. Договор на поставку иранского газа Турции истекает в 2026 году. По экономическим соображениям турецкое правительство не хочет его продлевать и строит в регионах страны, являющихся в настоящее время потребителями иранского газа, инфраструктуру, способную принимать газовые потоки из России и Азербайджана. Одновременно растет импорт СПГ из Катара и США.  В то же время Иран хочет остаться одним из основных экспортеров природного газа в Турцию.

По итогам сложных отношений между Ираном и Турцией в энергетической сфере можно сделать ряд выводов. Во-первых, сокращение турецкого импорта нефти из Ирана создает хорошие возможности для Российской Федерации. Этот процесс будет способствовать увеличению турецких закупок нефти и нефтепродуктов в России. Во-вторых, одним из стратегических направлений турецкой экономики в последние 15 лет было превращение Турции в международный энергетический хаб. Он должен был включать в себя нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, нефтепровод Киркук-Джейхан из Ирака, газопровод «Турецкий поток» для поставок российского газа в Восточную Европу. Часто делались и проекты по поставкам иранского газа в страны ЕС через территорию Турции. Сегодня можно смело сказать, что никакой транзит иранских энергоносителей в связи с санкционным давлением США в среднесрочной перспективе осуществляться не будет. В-третьих, отказ Турции от иранской нефти или существенное сокращение ее импорта может создать значительные сложности для иранской экономики, учитывая фактический отказ Индии от приобретения нефти в Иране и прекращение закупки иранской нефти государствами ЕС.

51.88MB | MySQL:101 | 0,354sec