Оценки китайских специалистов некоторых аспектов визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Исламскую Республику Иран

В период с 12 по 14 июня 2019 г. состоялся официальный визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Исламскую Республику Иран, в рамках которого руководитель страны Восходящего Солнца провел переговоры с президентом ИРИ Хасаном Роухани и духовным лидером Ирана аятоллой – Али Хаменеи. Как отмечают китайские специалисты, это первый визит руководителя японского государства за прошедшие 41 г., т.е. с момента установления официальных дипломатических отношений между Тегераном и Токио. Известно, что информация о готовящемся визите впервые появилась в открытых источниках 6 июня 2019 г., что указывает на сложности в процессе согласования и организации встречи на высшем уровне.

Минимальное количество встреч руководителей двух государств можно объяснить тем, что на протяжении всего существования Исламской Республики Иран официальный Тегеран находился в оппозиции к Вашингтону, который фактически диктует свою волю военно-политическому руководству Японии, которое вынуждено соглашаться с волей сюзерена, поскольку находится на положении вассала в экономическом плане. Конечно, официальный Токио постоянно ищет возможность повысить свое значение на международной арене, однако его возможности в военно-политическом плане находятся под постоянным надзором США.

Вполне очевидно, что расширение тех или иных возможностей японской стороны возможно только с молчаливого или откровенного согласия военно-политического руководства США, которое вполне привыкло использовать японских политиков и японских военных в нагнетании обстановки вокруг Российской Федерации или вокруг Китайской Народной Республики. Китайские специалисты отмечают, что даже вооруженное противостояние между США и ИРИ отчасти в интересах США, поскольку позволяет японским специалистам оценивать реальные возможности вооружение и военной техники американского производства.

Представляется возможным выделить несколько ключевых моментов визита премьер-министра Синдзо Абэ в Исламскую Республику Иран, в рамках которого не было подписано коммерческих соглашений или достигнуто каких-либо договоренностей, поскольку официальный Тегеран понимает, что руководство Японии вынуждено действовать по указанию из Вашингтона.

В этой связи отметим, что 16 мая 2019 г. с официальным визитом в Токио находился министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, который провел переговоры с руководителем дипломатического ведомства Японии, а также имел встречу с Синдзо Абэ. Достоверно известно, что М.Д.Зариф выступал за поддержание мира в регионе, предлагал официальному Токио занять более активную позицию, поскольку японские компании на протяжении нескольких десятилетий достаточно активно приобретали углеводородное топливо в Иране, и введение американских санкций против стран, продолжающих торгово-экономическое партнерство с ИРИ, однозначно напугало японский бизнес, который был вынужден подчиниться и полностью остановить все контакты с иранскими партнерами.

Как известно, спустя 10 дней, а именно 25 мая 2019 г. с официальным (трехдневным) визитом в Японию прибыл действующий президент США Дональд Трамп, который провел переговоры с С.Абэ, и на борту эсминца-вертолетоносца «Идзумо» подписал второй контракт на поставку второй партии малозаметных истребителей пятого поколения F-35. Следует отметить, что данное событие состоялось после того, как один из боевых самолетов первой партии потерпел крушение над морем при невыясненных обстоятельствах. Как известно, страны-члены международной программы разработки и строительства данного истребителя периодически предъявляют американским производителям претензии о проблемах с отдельными агрегатами и узлами, а также указывают на присутствие компонентов китайского производства.

Вполне вероятно, что в рамках переговоров Д.Трампа и С.Абэ глава Белого дома проинструктировал японского коллегу о содержании бесед, которые тот должен будет провести в рамках протокольных встречах с Х.Роухани и А.Хаменеи.

Фактически, президент США Дональд Трамп своими действиями жестко указал Японии на ее место в мировой политике, и официальный Токио вынужденно подчинился, поскольку в большей степени зависит от нормальных торгово-экономических отношений с США, нежели с Ираном или КНР. Следует отметить, что японские топливно-энергетические и химические компании пристально наблюдают за ситуацией в Персидском заливе, поскольку понимают, что любое вооруженное противостояние между Ираном и США (при содействии Израиля и КСА) приведет к резкому сокращению объемов поставок нефти и газа из данного региона земного шара, спровоцирует топливный кризис в Японии.

Основным негативным последствием развития событий станет общее замедление экономики Японии, которой необходимы регулярные поставки нефти и газа для продолжения конкурентной борьбы с КНР за мировые рынки. Китайские аналитики указывают, что Синдзо Абэ планировал совершить визит в Иран еще в мае 2018 г., однако под давлением Вашингтона он отменил визит, что в очередной раз послужило доказательством слабости позиции в международной политике.

Китайские обозреватели отмечают, что иранские аналитики и политологи внимательно  изучали всю доступную информацию о контактах между официальным Токио и Вашингтоном, в том числе и регулярные телефонные переговоры на высшем уровне. Вполне вероятно, что именно для сохранения стратегической инициативы представители аппарата Высшего совета национальной безопасности Ирана в своих выступлениях от 8 июня 2019 г. отметили, что если США не вернутся к выполнению условий Совместного всеобъемлющего плана действий, то премьер-министр Японии может не рассчитывать на положительный результат переговоров на высшем уровне.

Отметим, что подобные заявления иранских должностных лиц основаны на понимании важности возвращения к переговорному процессу и нормализации обстановки в Персидском заливе. Некоторые китайские аналитики отмечают, что на определенном этапе в иранских источниках даже появилась информация об отмене в одностороннем порядке визита С.Абэ. Подобное вполне можно расценивать как психологическую операцию иранских контрразведчиков, которые благодаря такой «дезинформации» попытались создать у аналитиков разведывательных органов США и других стран мнение о наличии раскола в военно-политическом руководстве Ирана и спровоцировать их на активные действия по сбору данных или вербовке новых агентов.

В итоге заявления высокопоставленных иранских чиновников позволили иранскому руководству выиграть время для формулирования своей позиции и наблюдать за реакцией официального Токио и Вашингтона. Руководители США и Японии провели несколько телефонных переговоров, по результатам которых японские дипломаты продолжили процесс согласования официального визита.

Вполне очевидно, что премьер-министр Японии пытался «вести хорошую игру при плохих картах», поскольку личная встреча, равно как  и частые телефонные переговоры с президентом США, убедили высшее руководство Ирана в том, что С.Абэ всего лишь посредник, который сначала действует в интересах сюзерена, а потом уже пытается соблюсти собственные интересы. Китайские специалисты указывают, что для официального Тегерана неприемлемо выполнение 12-ти требований Д. Трампа, которые озвучил государственный секретарь США Майк Помпео.

Подводя итог вышесказанному отметим, что визит премьер-министра Японии с учетом всех вышеперечисленных моментов, как и ожидалось, закончился безрезультатно, даже при условии, что президент Ирана Х.Роухани занимает более миролюбивую позицию, чем духовных лидер ИРИ, который ультимативно высказывается о недопустимости переговоров с «американскими лжецами». Такая жесткая позиция аятоллы А.Хаменеи обусловлена решением Вашингтона, согласно которому Корпус стражей исламской революции – военизированная организация, подчиненная духовному лидеру, признана террористической, в связи с этим, большинство аффилированных с КСИР компаний и предприятий (около 500) не могут осуществлять коммерческую деятельность, что пагубно сказывается на процессе формирования бюджета Ирана.

51.47MB | MySQL:101 | 0,369sec