Перспективы участия Турции в китайском проекте «Один пояс, один путь». Часть 2

15 июня в Таджикистане на пятом саммите Конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии, на котором  присутствовали региональные лидеры:  президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент России Владимир Путин,  глава Китая Си Цзиньпин и президент Ирана Хасан Роухани, были рассмотрены различные вопросы: создание условий для устойчивой безопасности в регионе, смягчение конфликтов, совместная борьба с терроризмом и т. д. В  рамках саммита на двусторонней встрече с Си Цзиньпином Р.Т.Эрдоган заявил,  что две страны намерены достичь товарооборота в 50 млрд долларов. Кроме этого, обсуждался вопрос железной дороги Карс-Эдирне в контексте проекта «Один пояс, один путь».

Движущей силой транснационального проекта «Один пояс, один путь» является  установлении связей с остальным миром посредством инфраструктуры, инвестиций и торговли. Несмотря на то, что некоторые страны, такие как Соединенные Штаты, выступают против проекта, Китай  заявил, что приветствует участие любой страны в этом начинании.

Помимо осуществления различных инвестиций по всему миру, Китай проводит успешную политику по вовлечению других стран в свою орбиту. Около 130 стран и 29 международных организаций, подписавших соглашения о сотрудничестве с Китаем, работают в рамках проекта «Один пояс, один путь».

Колумнист газеты «Сабах» Мухамет Али Гюлер считает, что проект «Один пояс, одни путь» может стать как выгодной сделкой, так и  опасной приманкой для Турции.

Многие в турецких аналитических кругах воспринимают участие Турции в этом проекте, как альтернативу для Анкары. «Китай может стать альтернативным полюсом для экономических и технологических преобразований Турции. Кроме того, другие азиатские страны должны быть в сфере действий Турции для варьирования в случае политического беспорядка между ними»,- пишет Гюлер.   Тем временем Турция стремится не допустить новой волны распространения дешевой китайской продукции в стране, как это было в 1990-х и начале 2000-х годов.

Участие в проекте может облегчить экономическую и технологическую трансформацию Турции, и в данном случае, взаимность предпринимаемых шагов  является важным условием для достижения выгодной для Анкары атмосферы.

«Турция должна воспользоваться своим географическим положением что бы стать уникальным игроком среди других региональных участников. Поскольку в основе проекта лежит экономическая выгода, Турция не должна сталкиваться с внешнеполитической дилеммой выбора между Западом и Китаем. Всегда есть другие альтернативы, например экономическое и технологическое сотрудничество с Японией или Южной Корей. Проект “Один пояс, один путь” пока можно считать несбыточной мечтой, поскольку для реализации всего масштаба еще предстоит пройти долгий путь. Тем не менее, Китай стремится осуществить свою мечту, инвестируя миллиарды долларов по всему миру. Это проект Китая XXI века, основной движущей силой которого является необходимость соединиться со странами Африки, Европы, Азии и Америки. Тем не менее, это может быть несбыточной мечтой для остального мира»,- заключает Гюлер.

Достаточно интересного мнения придерживаются международный инвестиционный банкир, председатель-основатель Китайского института Турции (ÇİTAM) Рыза Кадылар и аналитик института Эркин Эргюней. Они считают, что инициатива «Один пояс, один путь» может предоставить Турции возможность усилить свою региональную роль, которая будет иметь более примирительный  характер, поскольку ее соседние страны будут более взаимозависимы благодаря торговле и расширению контактов. Военизированный регион, где существует даже закрытые границы (турецко-армянская граница -авт.), инициатива «Один пояс, один путь»  может послужить главным стимулом для укрепления отношений между региональными странами и разрешить их разногласия мирным путем.

«Проект может оказать положительное влияние на баланс сил в регионе. Железная дорога ценит преемственность; поезда достигают своих пунктов назначения только в том случае, если железнодорожная связь идет непрерывно. Таким образом, все, кто получит выгоду от железнодорожного сообщения, будут заинтересованы в скорейшем разрешении конфликтов, которые потенциально могут задерживать или останавливать движение товаров. Это приведет к усилению взаимозависимости, что сделает конфликт или войну менее вероятными, поскольку это нарушит торговлю вдоль железнодорожной линии. Усиление коммерческой активности между региональными субъектами и участие международных держав сделало бы регион более стабильным, поскольку обе стороны пострадали бы от возможного сбоя в торговле»,- пишут Кадылар и Эргюней.

По мнению ряда турецких экспертов, тот факт, что Турция имеет более сильную валюту, чем Ирак, Сирия, Ливан, Грузия или Азербайджан, и, в отличие от Ирана, не сталкивается с экономическими санкциями,  дает ей возможность стать движущей силой развития региона. Поэтому Турция должна улучшить свои позиции в проекте и иметь более конструктивное отношение к нему.

Другая причина, по которой Турция должна участвовать в этой инициативе, является риск оказаться изолированной. На черноморском побережье есть два порта — Анаклия в Грузии и Констанца в Румынии — которые могут изменить путь движение товаров вокруг Евразии в обход Турции. Следует также упомянуть Меморандум о взаимопонимании, подписанный между Египтом и Китаем, согласно которой морские перевозки через Суэцкий канал будут иметь еще большее значение в связи с возможным расширением канала при финансовой поддержке Китая. Поэтому было бы логично, чтобы Турция диверсифицировала свои логистические возможности, чтобы сохранить свое историческое значение в перемещении товаров.

Поддержка Турцией этого проекта может внести существенный вклад в развитие турецко-китайских экономических и торговых связей, а также укрепить дипломатические отношения между Анкарой и Пекином. Принятие Анкарой этого амбициозного проекта будет иметь решающее значение для достижения вышеупомянутых результатов.

Тем не менее, Турция и Китай являются также конкурентами в регионе, и некоторые эксперты считают участие Турции в этой инициативе достаточно рискованным. Не случайно, что ежедневная газета Habertürk процитировала слова Хади Карасу, президента турецкой ассоциации производителей одежды, что турецкий сектор одежды должен жестко реагировать на проект «Один пояс, один путь». Он прямо заявил: «Мы боимся Китая и не хотим отступать в угол, мы хотим действовать наступательно».

В ответ, Танзер Гезек, генеральный директор производителя тканей Kimtex, сказал Habertürk, что Турция обладает потенциальным преимуществом из-за роста затрат и сокращения мощностей в Китае. «Китай постепенно переходит от продавца к покупателю. Это новая динамика для Турции », — сказал он.

В статье опубликованной на сайте турецкой государственной телерадиокомпании TRT политический аналитик Ахмед Башир пишет, что проект предоставляет турецким компаниям возможность расширить торговлю за рубежом. По его убеждению, Турция может также использовать  проект в качестве  инструмента для своих собственных интересов в регионе, таких как растущее экономическое и политическое влияние в Сомали, которое стало свидетелем восстановления стабильности и процветания благодаря турецко-сомалийскому сотрудничеству.

«”Один пояс, один путь” — это не просто проект, направленный на повышение благосостояния Китая и всего мира, а стратегия, нацеленная на максимальный контроль Китая над мировым богатством. Действительно, большая часть обоснования этой инициативы Китая заключается в том, чтобы смягчить и исключить экономическое влияние  США и заменить его своим собственным, а также диверсифицировать свои интересы, отвернувшись от Тихого океана и на запад через территорию Евразии. В этом контексте задачей Турции должна быть в дальнейшем обеспечении своей независимости, а не менять зависимость от одного актора, на другого»,- отмечает Башир.

Для Турции важно полностью осознавать стратегические последствия вступления в эту сеть, а также всеобъемлющий императив сохранять свою роль в проекте, исходя из чисто стратегических интересов.

Специалист по международным отношениям,  директор  Турецкого азиатского центра стратегических исследований (TASAM) Сулейман Шенсой считает, что участие Турции в этом мега-проекте соответствует стратегическим интересам Турции, которая контролирует целые стратегические маршруты прохождения Шелкового пути. «Проект “Один пояс, один путь”- это интеграция Шелкового пути в новою международную систему, которая формируется под такими параметрами конкуренции, как ”микро-национальность”, ”интеграция” и ”непредсказуемость”. Что получится от этой интеграции во многом зависит от турецко-российских отношений»,- пишет Шенсой.

51.86MB | MySQL:101 | 0,357sec