Израильские эксперты о напряженной ситуации в Персидском заливе

17 июня представитель Организации атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди объявил, что через 10 дней количество обогащенного урана, произведенного его страной, превысит количество, которое Ирану разрешено иметь в соответствии с ядерным соглашением 2015 года. Сделка ограничивает Иран 300 кг урана, обогащенного до уровня 3,67%, и 130 т тяжелой воды. Германия, Великобритания и Франция предупредили Иран, что ему не стоит нарушать соглашение. Вашингтон назвал это заявление «ядерным вымогательством».

Отношения между США и Ираном и без того напряжены в результате того, что в Оманском заливе были атакованы два нефтеналивных танкера. Эти атаки также стали поводом для дипломатических разногласий между Евросоюзом и Соединенными Штатами. Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что за ударами стоит Иран, Израиль разделяет его точку зрения. Но ЕС отнесся к этой позиции весьма скептически.

По мнению автора издания «Исраэль гайом», востоковеда, профессора Эяля Зисера, в Персидском заливе сложилась взрывоопасная ситуация, при которой Иран, провоцируя США, играет с огнем. А последние террористические атаки сил Корпуса cтражей исламской революции (КСИР) против иностранных танкеров с нефтью в Персидском заливе являются дополнительным свидетельством того давления и стресса, который испытывает Тегеран в результате американских санкций, отмечает он.

«Вашингтон последовательно и постепенно душит и без того шаткую иранскую экономику. Аятоллам не удается найти выход из создавшейся ситуации. Европейцы в своем репертуаре: выражают понимание, но ничего не делают, чтобы помочь Ирану. Россия и Китай, важнейшие партнеры Ирана, как известно, не склонны раздавать бесплатные подарки. Но даже если бы они захотели помочь, их возможности в этом плане достаточно ограничены», — пишет профессор Зисер.

Он отмечает, что иранцы рассчитывали на возможную смену власти в США после выборов 2020 года, в надежде на то, что это уменьшит американское экономическое давление. Однако экономика страны рухнула быстрее, чем полагало иранское руководство, и это вызывает народное недовольство. Так же финансовые сложности привели к сокращению щедрой помощи, которую Тегеран оказывает своим союзникам на Ближнем Востоке, включая «Хизбаллу» в Ливане и режим Асада в Сирии.

Теперь Иран решил поиграть мускулами перед США и странами Залива в надежде, что США не решатся на эскалацию, а, может, напротив, снизят санкционное давление на Тегеран. Руководство страны надеется, что европейцы и арабские монархии Персидского залива, испугавшись террора, бросятся убеждать Вашингтон изменить свою политику.

По мнению автора издания «Исраэль гайом», Иран – «бумажный тигр», однако он способен омрачить жизнь соседей в регионе и распространить террор по всему Ближнему Востоку. Вместе с тем, как только его противники внятно проводят запретные линии, Тегеран отступает.

Профессор Зисер напоминает, что так, например, произошло в Сирии, где Израиль сумел остановить попытки Ирана обосноваться вблизи израильской границы. У Ирана нет возможностей противостоять американской мощи, если США решат действовать со всей серьезностью. «Тегеран полагает, что может действовать на грани допустимого. Но это игра с огнем, которая может окончиться для него очень печально», — заключает профессор он.

Военный обозреватель издания «Гаарец» Цви Барель пишет о том, что объявив о своем намерении увеличить количество обогащенного урана и тяжелой воды, которые он производит, Иран добавил масла в огонь дипломатического кризиса.

«Иран знает, что подобные действия будут восприняты, как серьезное нарушение ядерной сделки, которое даже Европу, Россию и Китай вынудит отнестись к нему соответствующим образом, со всеми вытекающими негативными последствиями… Публичное же заявление, что Иран намерен нарушить условия сделки, указывает на то, что он пытается заставить ЕС начать его уговаривать остаться в соглашении», — пишет автор.

Барель упоминает интенсивные переговоры, которые в течении прошлого года Иран вел с европейскими лидерами, но их результаты представляются руководству страны неудовлетворительными. Франция, Великобритания и Германия предложили Ирану финансовый механизм, позволяющий обойти санкции США. Но крупные корпорации ушли с иранского рынка; крупные импортеры нефти, такие как Япония, Южная Корея и Турция, перестали покупать иранскую нефть; и Китай, крупнейший клиент Тегерана, в прошлом месяце сократил закупки нефти.

Теперь Иран закрутил гайки. Вопрос в том, смогут ли страны ЕС в оставшееся время доработать новый торговый механизм и удовлетворит ли результат требования Ирана.

Цви Барель полагает, что у США нет реального плана действий на случай, если Иран нарушит соглашение. Очевидно, что выход из соглашения, введение удушающих санкций против Ирана и отмена разрешений, которые Вашингтон дал странам-импортерам нефти (за исключением Ирака), свидетельствует о том, что США исчерпали все дипломатические возможности разрешения ситуации.

Военный эксперт издания  Ynet  Рон Бен-Ишай анализирует сложившуюся ситуацию с точки зрения интересов безопасности Израиля. По его мнению, интересы эти не изменились за последнее время. Первоочередная задача состоит в том, чтобы не допустить базирования Ирана в Сирии, включая развертывание разведывательной инфраструктуры, систем ПРО и пусковых ракетных установок. Среди оперативных целей — блокирование поставок оружия (в том числе «Хизбалле»), попыток создания производств для модернизации ракет, а также — жесткая реакция на любые провокации, в том числе запуски ракет и наземное вторжение на территорию Израиля (включая диверсионные туннели).

Автор отмечает, что собственно иранских сил в приграничных с Израилем районах нет. По крайней мере они себя явно никак не проявляют. В Тегеране не хотят портить отношения с Москвой, которая потребовала отвода иранских формирований в Сирии за 80-километровую зону. Однако подобные требования не распространяются на «Хизбаллу» и подконтрольные Ирану местные шиитские милиции, костяк которых составляют жители лагерей палестинских беженцев.

«Отношения между Россией и Ираном давно уже не так безоблачны, как это может показаться. Контакты между странами значительно ухудшились на фоне кризиса, который переживают мировые топливные рынки. Есть разногласия и по поводу послевоенного восстановления Сирии», — отмечает Бен-Ишай

Главный вопрос, который сейчас в наибольшей степени заботит Израиль заключается в том, хочет ли Иран не просто отказаться от ядерной сделки, но и вернуться к разработкам своей военной ядерной программы. Д.Трамп и Израиль надеялись, что под мощным давлением санкций Иран пойдет на попятную, но этого пока не происходит. Израилю в этих условиях остается следить за ситуацией, предотвращая всеми возможными способами возникновение угроз у своих границ.

42.48MB | MySQL:92 | 0,958sec