О факторах, влияющих на обострение американо-иранского противостояния

Президент США Дональд Трамп одобрил нанесение ударов по Ирану после того, как вооруженные силы этой страны сбили американский беспилотник, однако позже внезапно отменил свое решение. Об этом сообщила в четверг 20 июня электронная версия газеты «Нью-Йорк таймс». «Президент Трамп одобрил военные удары в отношении Ирана в ответ на то, что был сбит американский разведывательный беспилотник, однако затем в четверг вечером, после роста напряженности в течение дня, отменил их», — говорится в материале. По словам источников газеты в администрации, «в 7 вечера в четверг (02:00 пятницы по мск) после активных консультаций и споров в Белом доме среди ключевых помощников президента, занимающихся вопросами национальной безопасности, и лидеров Конгресса военные и дипломаты ожидали, что будут нанесены удары». Как отмечается в публикации, американский лидер «первоначально одобрил удары по небольшому числу целей в Иране, таких как радиолокационная станция и ракетные батареи». По сведениям издания, США должны были начать атаку до того, как в Иране в пятницу наступит рассвет, «чтобы минимизировать риск для иранских военных или гражданских лиц». «Однако вскоре [американским] военным сообщили, что нанесение ударов отменено по крайней мере на время», — говорится в материале. В статье констатируется: «Не было ясно, просто ли передумал Трамп по поводу ударов или администрация изменила планы по логистическим или стратегическим соображениям». Как отмечает издание, пока нет ясности относительно того, «могут ли все еще нанести удары». По сведениям газеты, за проведение данной военной операции в окружении Трампа выступали, в частности, госсекретарь США Майкл Помпео, глава ЦРУ Джина Хэспел, а также помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. «Однако ключевые официальные лица в Пентагоне предупреждали, что эти шаги могут привести к быстрой эскалации и поставить под угрозу американские силы в регионе», — говорится в материале. Ключевые законодатели также были ознакомлены с планами Вашингтона. Демократы после этого заявили, что любые возможные военные операции США против Ирана требуют одобрения со стороны американских законодателей. В Белом доме и Пентагоне пока не ответили на запрос ТАСС в Вашингтоне о предоставлении комментария в связи с утверждениями, приведенными в статье «Нью-Йорк таймс». Издание отмечает, что никто из представителей администрации не обращался в редакцию «Нью-Йорк таймс» с просьбой не публиковать данный материал. Это интересный момент, который надо зафиксировать. В данном случае отметим два факта.

  1. «Нью-Йорк Таймс» давно уже замечена в том, что она часто публикует ангажированные материалы в интересах Катара. В частности, именно через в этой газете публиковались утечки из электронной почты посла ОАЭ в США, а также явно ангажированные материалы о подкупе ОАЭ зятя и советника президента США Д.Трампа Дж.Кушнера.
  2. На прошлой неделе эта газета была обвинена Трапом в государственной измене за статьи о кибершпионаже США против России, и нынешнюю статью в этой связи совершенно оправданно можно рассматривать как попытку издания реабилитироваться и постараться отработать заказ из Белого дома. Похоже, что дело обстоит именно так, поскольку пока никакого возмущения представителей администрации и самого президента по вопросу этой статьи мы не видим.

В этой связи напомним предысторию вопроса. В Корпусе стражей исламской революции (КСИР) в четверг заявили, что сбили американский разведывательный беспилотный летательный аппарат (БПЛА) Global Hawk («Глобал хоук»). Указывалось, что беспилотник был поражен в небе над провинцией Хормозган на юге Ирана после того, как вторгся в воздушное пространство страны. В свою очередь представитель Центрального командования Вооруженных сил США (СЕНТКОМ) Билл Урбан позднее заявил, что зенитно-ракетный комплекс Ирана сбил американский разведывательный БПЛА в международном воздушном пространстве над Ормузским проливом. Урбан также отметил, что «сообщения Ирана о том, что летательный аппарат находился в [воздушном пространстве] над иранской территорией, ложны» и действия БПЛА не являлись провокацией.  Министерство обороны США опубликовало в четверг карту маршрута полета сбитого вооруженными силами Ирана беспилотного разведывательного летательного аппарата ВМС США RQ-4 (Ар-кью-4) в Ормузском проливе. По утверждению Пентагона, данная карта подтверждает, что аппарат был сбит в международных водах. «Прилагается маршрут полета разведывательного БПЛА и сетка координат RQ-4A, сбитого Ираном в Ормузском проливе», — говорится в документе. Судя по карте, аппарат был сбит за пределами территориальных вод Ирана. По данным ряда американских СМИ, стоимость беспилотника составила 130 млн долларов. Между тем командование КСИР (элитных частей ВС Ирана) заверяет, что БПЛА был поражен в небе над провинцией Хормозган на юге страны после того, как вторгся в ее воздушное пространство. Как подчеркнул командующий КСИР  генерал Хосейн Салами, уничтожение беспилотника является четким сигналом Вашингтону о том, что Иран готов защищать свои границы. В свою очередь президент США Дональд Трамп охарактеризовал действия Тегерана как «очень большую ошибку», но отказался уточнять, может ли Вашингтон в связи с нынешним инцидентом применить силу против Ирана.

Из всего этого следует еще один вывод. Трамп выступил категорически против нанесения любых ударов по Ирану, но при этом предпринял действия в рамках сохранения лица через «Нью-Йорк таймс». Тегерану было послано таким образом соответствующее «последнее предупреждение». Совершенно очевидно в этой связи, что следующий подобный инцидент обернется для иранцев воздушными ударами. Вопрос в этом контексте столько один  — количество  целей и массированность ударов. Опять же повторим, что в данном случае позиция Болтона абсолютно логична: остановить иранские провокации возможно только исключительно жестким силовым ответом. Примерно так, как это было с нападениями иранских скоростных катеров на танкеры в Ормузском проливе во время войны Ирака с Ираном. После того, как американский эсминец «случайно» сбил иранский гражданский лайнер (то есть, современные методы локации не дают возможности точно идентифицировать цель и отличить истребитель от гражданского лайнера), эти нападения быстро прекратились. Сейчас иранцы поднимают ставки и вполне возможно, что они поднимут их до той точки, когда «миролюбивому» Трампу более ничего не останется, кроме как нанести удары. В этой связи в Тегерану надо отдавать себе отчет в том, что Трамп начал свою предвыборную кампанию, и  терпеть до бесконечности нападения против американских целей он просто не может себе позволить, особенно если во время таких атак погибнут американцы.  И ровно о таких рисках он и предупредил Тегеран по ряду каналов. В том числе и через утечку в «Нью-Йорк Таймс», и напрямую. Иранское руководство в ночь на пятницу 21 июня получило предупреждение от президента США Дональда Трампа о планируемом американском ударе по Ирану. Об этом сообщило агентство Рейтер со ссылкой на иранские правительственные источники. По его данным, Трамп потребовал от Ирана начать переговоры с США в отведенный Вашингтоном срок. Иран в ответ на угрозу предупредил США о риске «региональных и международных» последствий удара по стране. Послание Трампа и ответ Ирана были переданы при посредничестве Омана. «В своем послании Трамп заявил, что он против любой войны с Ираном и что он хочет переговоров с Тегераном по поводу многих вопросов, — сообщил иранский источник агентства. — Он дал короткий период времени, чтобы получить наш ответ, но непосредственный ответ Ирана заключался в том, что решение по этому вопросу должен принять верховный лидер [аятолла Али] Хаменеи». «Мы ясно дали понять, что лидер против любых переговоров, но сообщение будет передано ему (Хаменеи — прим. ТАСС) для принятия решения, — сообщил Рейтер другой иранский официальный источник. — Однако мы сказали оманским официальным лицам, что любая атака против Ирана будет иметь региональные и международные последствия». Не об ударах предупреждал Трамп, а о «красных линиях» для Тегеран в рамках проводимых им сейчас маневров.

В этой связи американские эксперты отмечают, что эти действия Ирана являются последними по времени в череде нападений с участием Ирана и Соединенных Штатов и их союзников в регионе Персидского залива. На этот раз иранцы уничтожили стратегический БПЛА стоимостью от 100 до 200 млн долларов, лишив Соединенные Штаты значительного и ценного актива. Эти факторы существенно повышают вероятность военного ответа США. Если США действительно определятся с  военным ответом, связанными с последующими инцидентами, это, скорее всего, будет ограничено пропорциональным ответом, учитывая категорическое нежелание президента США Дональда Трампа провоцировать крупный конфликт США на Ближнем Востоке.  Президент США Дональд Трамп заявил в четверг 20 июня, что хочет «выйти из бесконечных войн».  «Послушайте, я сказал, что хочу выйти из бесконечных войн, я агитировал за это <…>», — сказал он журналистам в Белом доме перед началом встречи с премьер-министром Канады Джастином Трюдо, напомнив о процессе вывода войск из Сирии, а также о последовательном сокращении военного присутствия США в Афганистане. При этом хозяин Белого дома назвал инцидент со сбитым иранскими военными американским беспилотником «новой ложкой дегтя». В связи с этим еще раз повторим то, что уже говорили не раз. Главным препятствием для начала серьезного удара по Ирану является оценка Белым домом рисков глобальной дестабилизации мировых цен на нефть с втягиваем в очередной латентный конфликт. Что совершенно не исключает того варианта, что США при определенных вариантах развития событий пойдут на ответный лимитированный удар. Наиболее вероятная цель пропорционального удара США включает те иранские активы или базы, которые иранцы использовали для проведения своих недавних агрессивных операций, включая нападения вокруг Ормузского пролива. К ним относятся батареи ракет класса «земля-воздух», которые сбили американский беспилотник; Военно-морские подразделения Корпуса стражей исламской революции (КСИР), которые, как сообщается, прикрепили мины «лимпет» к двум танкерам; и базы, с которых эти катера пришли, например, военно-морская база Джаск. Соединенные Штаты могли бы также ответить, подвернув удару иранские самолеты или беспилотники. Более агрессивный ответ может включать удары США по региональным командным центрам КСИР, связанным с операциями в этом районе, а также по различным другим базам и гарнизонам, но это, вероятно, не будет пропорциональным ответом. Помимо этого, для США набор целей может по спирали дойти до ядерной инфраструктуры Ирана.

Но этот сценарий ставит на повестку дня реальную возможность начала целой серии американо-иранских атак и контратак со значительными негативными региональными и глобальными энергетическими и экономическими последствиями. Учитывая, что даже ограниченный американский ответ несет в себе высокие риски того, что Иран, в свою очередь, ответит дальнейшими нападениями. При этом Тегеран, вероятно, ограничит свои контратаки, чтобы избежать начала катастрофической для себя войны. Таким образом, в случае продолжения иранцами провокаций против американских целей существует вполне реальная возможность начала цикла американо-иранских обменов ударами.  Цикла, который может нанести значительный региональный и глобальный энергетический и экономический ущерб мировому рынку углеводородов. Рискнем в данном случае не вполне согласился с такими выводами американских экспертов. Прежде все потому, что США пойдут именно на локальное воздействие, а не на серьезные и широкомасштабные атаки или боевые действия. И дело в данном случае в двух факторах.

 

  1. Вашингтону надо сохранить лицо и осадить Тегеран: а именно локальный ответный удар очень быстро снизит уровень готовности иранцев снова провоцировать ситуацию.
  2. Для более крупных операций Трампу нужно одобрение Конгресса США, на что рассчитывать сейчас он не может. Американские законодатели на встрече с президентом США Дональдом Трампом в четверг рекомендовали ему воздержаться от шагов, которые могли бы привести к конфликту с Ираном, а также призвали координировать действия Вашингтона с союзниками. Об этом сообщил журналистам агентства Ассошиэйтед Пресс председатель спецкомитета по разведке Палаты представителей Конгресса США Адам Шифф (демократ от штата Калифорния) 21 июня. Как отмечает агентство, встреча в Белом доме касалась ситуации вокруг Ирана в свете того, что вооруженные силы этой страны сбили американский беспилотник. По словам Шиффа, законодатели подчеркнули «необходимость деэскалации». Они также призвали администрацию Трампа взаимодействовать с союзниками США и отметили, что имеется «риск непредвиденных последствий» в связи с ростом напряженности на Ближнем Востоке.  «Президент, разумеется, выслушал то, что мы хотели сказать», — сообщил Шифф. По его словам, встреча не носила конфронтационного характера. Законодатель отметил, что пока не знает, какие шаги намерен предпринять Трамп. По словам Шиффа, любые возможные военные операции, проводимые США в отношении Ирана, требуют одобрения со стороны американских законодателей. В интервью телеканалу Си-эн-эн Шифф отметил: «Мы не хотим войны, мы не думаем, что Иран хочет войны».

 

Но в данном случае не все зависит от президента и Конгресса США. При определенных условиях (гибель американских граждан не сможет игнорировать никто в американской политической элите) вариант ответного удара станет реальностью. Учитывая этот повышенный риск конфликта, региональные субъекты в ближайшем окружении Ирана, несомненно, готовятся к потенциальному ответному удару. В поездке в арабские страны Персидского залива для переговоров, запланированной до инцидента с беспилотником, специальный представитель США по Ирану Брайан Хук должен согласовать позицию Вашингтона по этому вопросу с позицией своих союзников, а премьер-министр Ливана Саад Харири отправляется в Объединенные Арабские Эмираты для встреч, которые будут включать переговоры по вопросу напряженности в Персидском заливе. Большинство арабских стран Персидского залива дислоцируют на своей территории американские военные базы, которые в случае  конфликта с Ираном  могут стать потенциальными целями. Уже сейчас Объединенные Арабские Эмираты, имеющие протяженную береговую линию вдоль Персидского залива и Оманского залива, привели свои вооруженные силы  в высшую степень боевой готовности. Соединенные Штаты, тем временем, объявили ранее на этой неделе, что они добавят 1000 военнослужащих к десяткам тысяч, которые они уже разместили в регионе, чтобы помочь противостоять иранской угрозе.

В заключение о том, какие последствия в этой связи могут наступить. В том числе, и с точки зрения российских интересов.  США и Иран балансируют на грани войны, ситуация крайне опасная. Об этом заявил журналистам в пятницу 21 июня замглавы МИД РФ Сергей Рябков, комментируя информацию газеты «Нью-Йорк таймс» о том, что американский президент Дональд Трамп одобрил нанесение ударов по исламской республике, однако позже отменил это решение. «По той информации, которая поступает, совершенно очевидно, что ситуация крайне опасная. Я бы назвал это балансированием на грани войны», — сказал он. По словам Рябкова, тот факт, что вопрос применения силы находился даже не в проработке, а на уровне принятия решения, подтверждает, что США «провоцируют ситуацию, подталкивают ее к скатыванию в пропасть открытого конфликта, сколько бы Пентагон ни пытался доказать обратное». «У меня вообще впечатление, что там не понимают, что мы говорим. Вместо того чтобы задуматься над содержательной частью нашего сигнала, а именно о том, что нужен политический выход из этого кризиса, они начинают рассуждать о том, что Россия якобы пытается расширить свое влияние», — констатировал высокопоставленный дипломат. Не совсем понятно, что за сигналы посылает Москва и кому. Визит Помпео в  Сочи в общем-то нес в себя главный посыл: Москва должна четко объяснить Тегерану все рискованные перспективы возможных нападений на американские цели. Тогда американцы возбудились по поводу возможных атак в Ираке, но суть от этого не меняется. Пока, судя по действиям Тегерана, у Москвы не слишком хорошо получается призвать иранцев к сдержанности. Тегеран разыгрывает в этой связи свою собственную партию, балансируя на грани двух рисков: он должен продемонстрировать ЕС и аравийским монархиям свою решимость и рискованные сценарии развития ситуации в случае продолжения попыток обнулить его нефтяной экспорт, а с другой — не скатиться в полномасштабный военный конфликт. И вот эта игра может закончиться реальным пропорциональным ударом американцев, что в принципе резко взвинтит мировые цены на нефть, заставит США сильно напрягаться материально, нервничать их аравийских союзников, а также еще сильнее подтолкнет Тегеран в зону влияния Москвы.  Пусть это звучит цинично, но мы не видим в этом никакого ущерба для российских интересов. Одновременно рискнем предположить, что один такой пропорциональный удар американцев с большей долей вероятности вынудит иранцев отказаться от дальнейших провокаций. Будет много заявлений и риторики, но вот реальных подрывных действий по всему региону ожидать не стоит. На такой вариант действий Тегерана может перейти только при условии реальных угроз политической выживаемости правящего режима, а пока речь идет только о дипломатической борьбе за позицию Брюсселя в рамках запуска альтернативного механизма расчетов.

42.38MB | MySQL:87 | 0,722sec