Африканское направление турецкой внешней политики

В рамках очередного визита в Африку президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил: «Мои африканские братья являются настоящими друзьями, которые уважают свою историю, культуру, традиции, языки. Турция хочет стать истинным другом Африки». Эрдоган стремится представить Турцию как глобальную державу, поэтому правительство, возглавляемое Эрдоганом, формирует внешнеполитическую повестку дня, распространяющийся в менее развитых регионах, таких как Африка и Латинская Америка.

После прихода к власти Эрдогана, внешняя политика Турции расширилась до африканского континента, чего никогда не было в истории республики. Эрдоган посетил 26 африканских стран, что является рекордным числом для главы неафриканского государства. Целью этой активной политики является наращивание турецкого присутствия во всех странах континента.

Истоки внешнеполитического подхода Турции к Африке восходят к бывшему премьер-министру, министру иностранных дел Ахмету Давутоглу. Его видение роли Турции на международной арене, наиболее ярко выражается в его книге «Стратегическая глубина» 2001 года (Stratejik Derinlik). Основной идеей книги является «неоосманизм» — наращивание политического влияния Турции в странах, ранее входивших в состав Османской Империи. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) под руководством президента Р.Т.Эрдогана продолжала имплементацию этого виденья даже после отставки Давутоглу.

Турецкое правительство объявило 2005 год «Годом Африки». В ответ Африканский союз объявил Турцию своим стратегическим партнером в 2008 году. Отношения между африканскими странами и Турцией набрали обороты, когда в коммерческой столице Турции Стамбуле был проведен первый в истории саммит по сотрудничеству Турция-Африка с участием представителей 50 африканских стран.

Турция открыла 41 посольств в Африке, подписала соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с 38 африканскими странами. Резко увеличился товарооборот с Африкой с 5,4 млрд долларов в 2003 году до почти 20 млрд долларов в 2017 году. Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TİKA) в настоящее время реализует 15 программ по оказанию помощи африканским странам.

Турецкая строительная компания Yapı Merkezi в конкуренции с Китаем выиграла контракт на строительство железной дороги в Эфиопии и Танзании на 3 млрд долларов. Турция смогла завоевать симпатию среди мусульманского населения Африки, особенно на Африканском Роге. Первая леди Эмине Эрдоган приступила к осуществлению своего собственного проекта по расширению прав и возможностей женщин в Африке, о чем она заявила на Генеральной Ассамблее ООН в 2018 году.

После 2002 года Турция развивала свои отношения с Африкой не только в области гуманитарной помощи, но и принимала активное участие в процессе строения и укрепления региональной безопасности. Турция начала играть более активную роль в миротворческих операциях ООН в Африке с целью поддержания мира и безопасности. ООН проводила 24 миротворческие операции в Африке в период с января 1989 года по март 2018 года. В настоящее время на континенте проводится 7 операций по поддержанию мира. Хотя в прошлом Турция участвовала только в 8 из 24 операций ООН, сегодня она участвует в 4 из 7 операций в Африке.

ВМФ Турции принимает участие в операциях Организации Объединенных Наций по поддержанию мира в Африке. Турецкая военно-морская группа «Барбарос», выполняла миссию из Африки с марта по июнь 2014 года. В составе 3 военных кораблей, корабля материально-технического обеспечения и 781 человек она приступила к совместные военные учения в Гвинейском заливе, организованные Африканским командованием США.

Турецкие военные корабли также использовали и испытывали важные системы оружия, включая ракеты «Морской воробей» у побережья Южной Африки, для измерения их характеристик. Флот посетил 24 порта африканских стран, основными целями которых являются развитие отношений с Африкой, содействие Турции, оказание гуманитарной помощи, борьба с морским пиратством и повышение ее международной значимости. Турция осуществила такую миссию в Африке впервые с 1866 года.

В 2011 году во время гуманитарной катастрофы в Сомали, Турция одной из первых предоставила помощь местному населению. В Стамбуле по инициативе Турции было созвано чрезвычайное заседание ОИС, по итогам которого исламские страны решили выделить для Сомали 350 млн долларов. Уже через два дня Р.Т.Эрдоган отправился в Могадишо, став первым посетителем высокого ранга в Сомали за последние 20 лет. Турция выделила более 200 млн долларов на оказание гуманитарной помощи Сомали. После значительного улучшения ситуации в области безопасности в Могадишо в середине 2011 года Турция снова открыла своё дипломатическое представительство. Посольство Турции было одним из первых иностранных представительств, возобновивших свою деятельность в Сомали после гражданской войны. Кроме того, Turkish Airlines стала первой международной коммерческой авиакомпанией, наладившей регулярные авиарейсы в Могадишо в XXI веке.

Масштабы оказанной Турцией помощи вызывали противоречивые оценки как у мирового сообщества, так и внутри страны. На долю Африки приходится приблизительно 11% мировой добычи нефти и значительные залежи минеральных ресурсов, а в Сомали имеются месторождения бокситов, олова, цинка, железных и урановых руд. В 2011 году именно африканские государства помогли Турции получить место в СБ ООН. Многие обвинили Турцию в сокрытии под гуманитарной помощью своих геополитических интересов.

Турецко-сомалийские отношения процветают, включая кроме гуманитарной помощи, так же программы сотрудничества в области безопасности. Осенью 2017 года Турция открыла военную базу в Могадишо стоимостью 50 млн долларов, которая является крупнейшей заграничной базой Турции. «Мы делаем все возможное, чтобы помочь нашим сомалийским братьям и сестрам в реструктуризации, оснащении и подготовке сомалийских вооруженных сил», — заявил Мехмет Ясин Калын, командир базы. Около 200 турецких военнослужащих были развернуты и в настоящее время проводят подготовку 1500 сомалийских военных с целью  увеличить их число до10 000 в долгосрочной перспективе.

Несколько месяцев спустя Эрдоган объявил в Хартуме, что президент Судана Омар аль-Башир издал указ о предоставлении Турции 99-летней аренды для восстановления османских руин на острове Суакин, расположенном у побережья Судана в Красное море. Эрдоган, в частности отметил, что они «восстановят и сделают его достойным своей исторической славы». Существуют мнения, что Турция пытается получить доступ к острову, чтобы построить там военную базу.

Активные действия Турции на африканском континенте вызывают обеспокоенность у других стран, имеющих свои интересы в регионе. Традиционное соперничество на Ближнем Востоке переносится в Африку. Так, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бен Сальман  обвинил Эрдогана в попытке построить «османский халифат» в регионе.

Усилению напряженности в отношениях между Египтом и Суданом поспособствовали переговоры Турции с Суданом по вопросу аренды острова Суакин. Как правильно отмечает Ася Акджа, руководитель программы Группы оборонно-промышленных инициатив Центра стратегических и международных исследований, Египет рассматривает эти действия Турции как «вторжение в ее собственный задний двор». «Эрдоган характеризует коммерческую деятельность Турции в сфере безопасности и культуры в Африке как взаимовыгодной сделкой. Однако помощь в сфере безопасности с сопровождением укрепления дипломатических связей, обходятся достаточно дорого для Турции, которая сама находится в экономическом кризисе», — пишет Ася Акджа.

После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года Турция начала усиленную международную кампанию по закрытию всех учреждений, связанных с мусульманским священнослужителем Фетхуллой Гюленом, который обвиняется в организации переворота. С конца 2000-х годов движение Гюлена имплементировало мягкую силу во многих регионах, представляющих интерес для Турции, в том числе и в Африке.  На сегодняшний день Эрдоган успешно провел переговоры с 29 африканскими странами о закрытии всех учебных заведений, аффилированных с движением Гюлена. По достигнутым соглашениям, Турция обязуется открыть новые школы и именно для этой цели был создан государственный фонд Маарифа в 2016 году.

«Благодаря расширению дипломатического присутствия и предоставлению помощи различным районам Африки, Турция смогла получить политическую поддержку, необходимую для закрытий школ, связанных с Гюленом. Эрдоган вывел свою внутреннюю борьбу против гюленистов на международную арену. Частью внешнеполитической программы президента Эрдогана является превращение Турции в глобальную державу, а также возвращение стране славу Османской Империи», — заключает Ася Акджа.

«Турция имеет глубокие исторические отношения с Африкой, начиная с шестнадцатого века, которые играют решающую роль в появлении общей идентичности. Конструктивисты предполагают, что Турция установит партнерские отношения в области стратегической безопасности с Африкой, потому что оба верят в схожие ценности и идентичность», — считает он.

По мнению ряда турецких специалистов по международным отношениям, в отношении Африки Анкаре следует разработать гибридную модель безопасности, основанную на сочетании традиционных и нетрадиционных подходов.

Наиболее сложный вопрос политики Турции в Африке, заключается в том, как она намерена устанавливать новую идентичность безопасности и совместима ли она с идентичностью безопасности Африки. Кроме того, основывается ли политика безопасности Турции на краткосрочный или долгосрочный период?

Абдурахим Сырадах, специалист по международным отношениям, придерживается мнения, что турецкая политика в Африке имеет долгосрочный характер. «Можно сказать, что Турция потеряла интерес к Ближнему Востоку, Азии и Африке из-за строгой светской или кемалистской идентичности. В течение многих лет находясь в сильной зависимости от западного мира, а в эпоху «холодной войны» Турция получила финансовую и военную помощь от США, которая нанесла значительный ущерб ее суверенитету и независимости», — пишет Сырадах. Африка предоставила значительные возможности для диверсификации внешней политики Турции. Элита ПСР считает, что диверсификация внешней политики Турции имеет решающее значение для национальных интересов, и поддержание отношений только с Западом наносит ущерб национальным интересам страны.

«Поскольку в отличии от европейских стран, Турция не имеет колониальной истории в Африке, африканские странны более склонны к стратегическому сотрудничеству с Турцией, чем с Европой. Они рассматривают в качестве стратегического игрока, который может помочь уменьшить их зависимость от Запада и диверсифицировать их внешнюю политику»- заключает Сырадах.

42.41MB | MySQL:92 | 0,962sec