О вариантах возможных военных действий против Ирана. Часть 2

Американский политолог Энтони Х. Кордесман, изложив стратегический контекст возможной войны с Ираном (Часть 1), далее последовательно раскрывает частные вопросы, связанны с вариантами военных действий против Исламской Республики Иран (ИРИ).

 Выиграть сражение не значит выиграть войну

Нет сомнений в том, что США могут выиграть любую серьезную войну только за счет военного превосходства. США и арабские стратегические партнеры вместе обладают значительно превосходящей способностью применять силу: преимущество в нанесении высокоточных ударов силами ВВС и ВМС. У Ирана нет современных истребителей, находящиеся в войсках летательные аппараты восходят к временам шаха. ИРИ только начинает развертывание зенитной ракетной системы C–300  и это ее первое серьезное улучшение противовоздушной обороны (ПВО) за последние десятилетия.

Силы истребительной авиации и средств ПВО наземного базирования Ирана могут быть сравнительно быстро подавлены, что сделает ИРИ уязвимой для точных ударов с воздуха крылатыми ракетами США по объектам инфраструктуры. Иран мало что может предпринять, чтобы эффективно противодействовать, кроме использования возможностей асимметричной войны. Даже если ИРИ запустит баллистические ракеты им не хватает летных характеристик, чтобы поражать крупные объекты, такие как города или авиабазы.

Организационно-штатная структура ВС Ирана не рассчитана на большие Сухопутные войска (СВ) и проведение крупных десантных операций. Любое развертывание СВ против стран Персидского залива будет сталкиваться с необходимостью продвижения через Ирак, что сделает их уязвимыми для воздушных ударов в условиях совместной войны, например, как иракские силы во время Первой войны в Персидском заливе в 2003 году.

Риски и стоимость крупномасштабного конфликта

Это не означает, что любая крупная военная акция США и арабских государств будет являться некой формой «лёгкой прогулки». Потребовалось бы время, чтобы силы под руководством США в значительной степени подавили сложное сочетание несимметричных боевых действий Ирана, и это сможет привести к серьезному кризису в поставках нефти и коммерческих перевозках в Персидский залив в течение как минимум нескольких недель. Такая война будет стоить тысячи жизней и миллиардов долларов, взвинчивать цены на нефть в течение недель или месяцев и оказывать, по крайней мере, некоторое негативное влияние на мировую экономику. Иран не сможет ограничить поток нефти достаточно долго, чтобы оказать серьезное экономическое влияние, он также пострадает экономически, а вместе с ним и арабские экспортеры и импортеры нефти. В настоящее время ИРИ в такой же или большей степени зависит от экспорта нефти и импорта других товаров, как и любой из соседей по Заливу.

США могут противостоять иранским асимметричным атакам, нанося точечные удары по иранским гражданским целям:  ограниченные атаки, предназначенные для временного нанесения вреда электросети Ирана, поражение ключевых транспортных узлов и разрушение всей его экономики. Можно использовать такие удары, чтобы сократить внутренние энергопоставки Ирана и возможность в будущем экспортировать нефть и газ, уничтожив основное оборудование на 8 основных нефтеперерабатывающих заводах, 19 основных трубопроводах и терминалах экспорта нефти на островах Харг, Лаван, Неккья, Ассалуйе и Сирри. США могут также уничтожить ключевые иранские объекты военного производства и ядерных исследований, а также переработки топлива, которые могут стать основой возможности создания Ираном программы по развитию своих ракетных и ядерных вооружений.

Выигрыша в войне нет, если нельзя выиграть мир

Есть веские причины, по которым перерастание в серьезное противоборство и «выигрыш» в войне с Ираном могут легко закончиться превращением в еще одну войну, которая не имеет четкого конца. Исторические прецеденты и продолжающиеся длительные войны Америки посылают ряд предупреждений. США уже «выиграли» войну в Ираке и победили вражеские силы практически в каждом прямом сражении в Афганистане. Однако, США не достигли значимой формы великой стратегической победы. США не создали стабильного мира или режима в Сирии или Афганистане. Их роль в Ираке, Ливии, Сомали и других государствах, в которых война играла роль в смене режима, до сих пор была в равной степени неубедительной и неопределенной. США не только ведут «длинные войны», но и ведут открытые войны, в которых пребывание в войне не дает США какой-либо формы истинной победы в стратегических условиях, но выход из войны может означать, что США пострадают от серьезных стратегических проблем. США уже потратили около 2 трлн долларов на подобные войны с 2001 года, и как показывает практика, завоевание побед тактического уровня предполагает конфликты в будущем с «несостоявшимися государствами» (failed states).

Мечтать об изменении режима – не повод идти на войну

До сих пор история «смены режима» во многом была историей «краха режима» и / или роста авторитаризма и репрессий. Ирак в лучшем случае представлял незначительный успех. Политические потрясения создали серьезные политические и экономические проблемы в Алжире и Египте, и потоки беженцев из-за войны в Сирии в настоящее время угрожают стабильности Ливана, Иордании и Турции.

Слишком легко говорить о войне, вызывающей «смену режима» в Иране. Это, однако, предполагает, что иранский режим гораздо более непопулярен, чем кажется на самом деле. Это преувеличивает масштабы народных демонстраций и степень, в которой иранский народ активно враждебен режиму, в отличие от попыток изменить его поведение. Предполагается, что они не считают своих арабских соседей агрессором настолько, насколько их арабские соседи видят иранцев. Предполагается, что последствия ирано-иракской войны, арабской стороны гонки вооружений в Персидском заливе и серии суннитских и шиитских столкновений в регионе не заставляют иранцев рассматривать своих арабских соседей как угрозу.

Это также предполагает, что критическая масса иранцев, которые были обучены нынешним режимом с 1980 года  (более половины населения) не принимает обвинений в том, что США поддержали шаха за счет народа. Они не видят в США поддержку арабов в ирано-иракской войне и в последующие годы. Население ИРИ видит только то, что США вышли из программы «Совместного всеобъемлющего плана действий» (СВПД) и ввели санкции, которые нанесли ущерб повседневной жизни практически каждого иранца.

Таким образом, иранский режим уже усилил контроль и активизировал свои усилия по обеспечению внутренней безопасности. Предполагается, что атаки США в крупномасштабной войне не вызовут волну иранского национализма и враждебности по отношению к США и арабским соседям Ирана. Кроме того, политическое руководство ИРИ обладает дополнительными инструментами для поддержания существующего режима, которые активно не используются в настоящее время, например, «Силы сопротивления Басидж», применяемые в целях обеспечения внутренней безопасности государства.

Примечание:

 «Совместный всеобъемлющий план действий» (сокр. СВПД; англ. Joint Comprehensive Plan of Action, сокр. JCPOA; перс. برنامه جامع اقدام مشترک‎) – политическое соглашение между Ираном и группой государств, известных как 5+1, по вопросам ядерной программы Ирана. Группа состоит из СШАРоссииКНРВеликобританииФранции – пяти постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединённых Наций (СБ ООН), а также Германии. В 2018 году президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из соглашения и анонсировал дополнительные санкции в отношении Ирана. В 2019 году Иран объявил о приостановлении выполнения двух пунктов сделки.

«Силы сопротивления Басидж» (перс. بسیج ‎; Мобилизация), также «Нируе Могаветмате Басидж» (перс. نیروی مقاومت بسیج‎; Мобилизация сил сопротивления), «Сазман-е Басидж-е Мостазафин» (перс. سازمان بسیج مستضعفین‎; Организация мобилизации угнетённых) – иранское  ополчение, один из пяти компонентов в составе Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Основан в 1979 году, после исламской революции в Иране, по инициативе Высшего руководителя Исламской Республики Иран – Рухоллы Хомейни. «Басидж» подчиняется КСИР, но в ряде источников описывается как союз разрозненных организаций, включающий локальные группы под контролем местных властей. Кроме военных функций организация также осуществляет социальную помощь, организует религиозные церемонии, осуществляет надзор за нравами и политическими настроениями в обществе.

 

Источник

https://www.csis.org/analysis/iran-more-wars-middle-east-there-still-may-be-options

51.9MB | MySQL:104 | 0,928sec