Альтернативные источники энергии на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Альтернативные (или возобновляемые) источники энергии – это те ресурсы, для выработки которых не нужно прикладывать усилий, те, которые уже существуют вокруг нас. Это энергия солнца, отходы переработки живых организмов, вода, ветер, вторсырье. В отличие от традиционных ресурсов они более эффективны, дешевле и экологически безопасны[i].  В последнее время страны Ближнего Востока и Северной Африки, в особенности те, которые расположены в Персидском заливе и, как может показаться на первый взгляд, благодаря своим нефтяным богатствам не нуждающиеся ни в чем, все больше обращаются к альтернативным источникам энергии. По мнению агентства Bloomberg, «их цель — экспортировать ископаемые виды топлива, сокращая собственные расходы на электрогенерацию и уменьшая выбросы углекислого газа». Обладая почти 30% мировых запасов нефти, страны Персидского залива рассчитывают, что еще много лет экспорт нефти будет залогом их экономического процветания, а поможет им  в этом ставка на альтернативные источники энергии. Ведь, например, совершенствование технологий солнечной генерации — на уровне массового использования — сделает экономически рентабельным запуск новых электростанций — тем более, что солнечный свет в регионе присутствует в избытке, а страны Залива смогут еще больше сосредоточится на экспорте, вместо того, чтобы сжигать собственные нефть и природный газ для генерации электричества.

                                  Варианты альтернативных источников энергии[ii]:

                                                          Энергия ветра и солнца

                 Энергия солнца используется для работы тепловых установок. Там специальные солнечные коллекторы, накапливая энергию, преобразуют её в энергию тепловую. Мощность подобных установок зависит от количества и мощности отдельных устройств, входящих в состав тепловых и солнечных станций. Если говорить об энергии ветра, то этот вид получения энергии основан на преобразовании кинетической энергии воздушных масс в электрическую энергию, используемую потребителями. Очень часто целые поля так называемых «ветряков» располагаются в долинах и пустынях, где сила ветров бывает колоссальной. Исполнение их может быть разным. Все генераторы различаются по техническим параметрам, габаритным размерам и конструкции. Они могут быть с горизонтальной и вертикальной осью вращения, различаться типом и количеством лопастей, могут располагаться даже в море.

 

                                                            Сила воды и тепло земли

Мощнейшая сила воды используется на благо человеку не один десяток лет. Строятся гидроэлектростанции, а многокилометровые платины сдерживают давление огромных масс воды, течение которых помогают вырабатывать энергию. Ещё один способ получения электрической энергии путем преобразования энергии воды – это использование энергии приливов, посредством строительства приливных станций. Работа таких установок основана на использовании кинетической энергии морской воды в период приливов и отливов, происходящих в морях и океанах под воздействием объектов солнечной системы. Одним из вариантов использования альтернативных источников энергии является также использование геотермальных вод. Кипящая вода помогает воздавать электроэнергию и передает тепло. Это происходит с помощью специального теплового насоса.

 

                                                                  Биотопливо

 

Биотопливо (переработка органического сырья или отходов) – один из перспективных способов добычи ресурсов. Современные технологии позволяют перерабатывать разные его виды — жидкое, твердое, газообразное и получать электрическую или тепловую энергию. Биотопливо (переработка органического сырья или отходов) – один из перспективных способов добычи ресурсов. Современные технологии позволяют перерабатывать разные его виды — жидкое, твердое, газообразное и получать электрическую или тепловую энергию. В качестве биотоплива могут выступать отходы от обработки дерева (прессованные опилки), очисток орехов и семян. Данное топливо используют для выработки тепловой и электрической энергии на ТЭС. Из отходов сельскохозяйственных культур производится также биогаз и жидкое топливо для дизельных двигателей и установок, где они сжигаются, в результате чего осуществляется производство тепловой и электрической энергий.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

 

            В апреле 2018 года наследный принц Мухаммед бен Сальман сообщил СМИ о планах руководства КСА потратить 200 млрд долларов на создание самой мощной в мире солнечной электростанции в партнерстве с японским инвестфондом SoftBank[iii].  В планах правительства достичь мощности производства солнечной электроэнергии 200 гигаватт к 2030 году – что на два порядка превышает мощность крупнейших современных аналогичных проектов. Планируется, что сначала будут осуществлены два больших национальных проекта, один мощностью 3 ГВт, второй – 4,2 ГВт. Инвестиции в ВИЭ в ближайшие шесть лет составят от 30 до 50 млрд долларов. При этом допускается, что Саудовская Аравия займется экспортом солнечных панелей и произведенной электроэнергии, пишет Washington Post. Как отмечает издание, в прошлом году королевство подписало ряд соглашений с зарубежными, в том числе американскими компаниями, однако пока лишь малая их часть продвинулась вперед.

В начале 2019 года  консалтинговая компания Wood Mackenzie опубликовала прогноз развития ветроэнергетики на Ближнем Востоке на следующее десятилетие: Middle East Wind Power Market Outlook 2019-2028. По оценке авторов, на Ближнем Востоке в целом к 2021 году будет построено 2 ГВт ветровых электростанций, к 2024 г — 6 ГВт, а к 2028 г — 13,5 ГВт. Из этих объемов к 2028 г на Саудовскую Аравию придётся около половины — 6,2 ГВт[iv].

Как известно, недавно в Саудовской Аравии были объявлены новые официальные цели развития ВИЭ: 16 ГВт ветровых и 40 ГВт солнечных электростанций[v]. Таким образом, прогноз Wood Mackenzie в части развития ветроэнергетики существенно скромнее. Консультанты объясняют такой результат тем, что у инвестиционного фонда Саудовской Аравии (Public Investment Fund — PIF), отвечающего за реализацию проектов ВИЭ, недостаточно опыта такой работы, тем более предполагается организация локализации производства оборудования. Старший аналитик Сохаиб Малик отметил, что «нет сомнений в финансовой мощи фонда, однако его прошлая инвестиционная стратегия была ориентирована на компании традиционных отраслей. Стремление к созданию цепочки создания стоимости для ветряных и фотоэлектрических технологий на местах — это другой тип игры, который требует приобретения новых навыков для эффективного надзора за этими предприятиями». Напомним также, что в январе 2019 года в Саудовской Аравии завершился тендер в ветроэнергетике, на котором была зафиксирована крайне низкая цена киловатт-часа. Этот результат говорит о перспективности развития отрасли в регионе.

ОАЭ

В январе 2019 года Международное агентство возобновляемой энергетики (МАВЭ) опубликовало доклад, в котором изложены тенденции рынка Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), а также анализ сектора возобновляемых источников энергии. В докладе говорится, что на территории Объединённых Арабских Эмиратов установлено до 79% всех солнечных фотоэлектрических батарей ССАГПЗ[vi]. Страна также «смогла привлечь некоторые солнечные фотоэлектрические проекты без предоставления субсидий». По состоянию на 2016 год, ОАЭ генерирует более 300 гигаватт электричества с помощью солнечной энергии и биогаза. В ОАЭ установлены мощности как для фотоэлектрической, так и для концентрированной солнечной энергии.  В рамках Стратегии экологически чистой энергии Дубая предполагается, что к 2050 году 75% электроэнергии эмирата будет генерироваться из экологически чистых источников. Дубай осуществит самый крупный проект, связанный с концентрированной солнечной энергией (КСЭ), на одной площадке. Ожидается, что производство электроэнергии начнется уже через 5 лет. Тем временем, Шарджа, третий по величине эмират в стране, собирается построить «гармонично развивающийся город», работающий на солнечной энергии. Он будет находиться в 11 км от международного аэропорта Шарджа. Правительство Умм-аль-Кувейна, другого эмирата ОАЭ, также осуществляет план по постройке 200-мегаваттного солнечного парка в Фалах-эль-Муалле. Под проект диверсификации энергобаланса ОАЭ выделяют 163 млрд долларов.

Напомним также, что в 2017 году, согласно данным МАВЭ, ОАЭ уже получали 0,85 мегаватт мощности от используемой энергии ветра. ОАЭ также инвестирует в биоинженерию. Например, Masdar (компания, работающая с возобновляемой энергией) в 2017 году подписала соглашение с организацией по управлению окружающей средой Bee’ah на разработку первого завода в ОАЭ, работающего на отходах[vii]. Этот завод будет располагаться в центре управления отходами в Шардже.

ЕГИПЕТ

Египет принимает активное участие в развитии и реализации новых проектов, в основе которых стоит  концепция о переходе на экологически безопасныересурсы по производству электроэнергетики. В начале 2018 года египетские власти  заявили о своем намерении построить самую крупную солнечную электростанцию в мире – парк солнечных электростанций «Бенбан» (Benban Solar Park) и запустить ее в 2019 году. «Бенбан» расположен в Западной пустыне недалеко от города Асуана на площади 37,3 кв. км, и, как считают эксперты, это один из наиболее перспективных египетских проектов на данный момент, а его место размещения  – одно из лучших в мире в плане потенциала солнечной энергетики (лучшими условиями для постройки СЭС обладает лишь чилийская пустыня)[viii].

Также в конце 2015 года в Египте в районе Джабаль аз-Зейт (вблизи побережья Красного моря) была создана  крупнейшая на африканском континенте ветроэлектростанция (ВЭС) мощностью 200 МВт, состоящая из 100 ветровых установок. Реализация этого проекта стала возможной благодаря сотрудничеству Европейского союза, Европейского инвестиционного банка и Немецкого банка развития. Общая сумма инвестиций составила  286 млн долларов, из которых наибольшую долю в размере  203 млн долларов вложил Немецкий банк развития. ЕС выделил  32 млн долларов, Европейский инвестбанк —  53 млн долларов[ix]. Ежегодно станция производит порядка 800 ГВт чистой энергии, удовлетворяя энергопотребности 500 тысяч человек. По словам экспертов, эта новая ВЭС позволит стране уменьшить количество выбросов диоксида углерода до 400 тыс. тонн в год.

В январе 2018 года стало известно о том, что компании Abu Dhabi Future Energy Company (Masdar), египетская Elsewedy Electric и японская Marubeni Corporation подписали соглашение о строительстве в Египте ветровых электростанций суммарной мощностью 800 МВт[x]. Объём инвестиций оценивается в 1 млрд евро. Эти три организации впервые вступают в партнерские отношения по развитию возобновляемых источников энергии в Египте. Masdar уже построила ряд солнечных электростанций в стране в партнерстве с египетским Управлением по вопросам новых и возобновляемых источников энергии. Напомним также, что Министерство электроэнергии и возобновляемых источников энергии Египта не так давно объявило о том, что к 2025 году страна планирует производить 42% своей электроэнергии из возобновляемых источников. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), штаб-квартира которого расположена в городе Масдар в Абу-Даби, страна планирует установить 7,2 ГВт ветровых электростанций к 2020 году и 3,5 гигаватт солнечных — к 2027 году.

СИРИЯ

                 В мае 2018 года министр энергетики и горнодобывающей промышленности Кубы Альфредо Лопес Вальдес  заявил о поддержке Сирии и важности сотрудничества 2 стран в энергетики, особенно в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ)[xi]. Напомним, что 1 марта 2018 года Фонд международного развития Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК)  анонсировал предоставление Кубе льготного кредита в размере 45 млн долларов на развитие альтернативной энергетики, в первую очередь солнечной. Этот проект нацелен рост генерации мощности э/энергии и более широкое использование солнечных батарей и солнечных водонагревателей как в промышленности, так и в быту. Сирия же очень перспективна в этом плане.

В начале апреля 2019 года власти Сирии сообщили о том, что будут «оздоравливать энергетику страны после войны с помощью солнечного света».  В частности, запущен масштабный проект по получению электричества посредством солнечных батарей. Так, солнечные панели в сирийском поселке Пхузи смонтировали всего за 2 месяца – на площади в 3 га было установлено свыше 6 тыс. солнечных панелей[xii].  Напоминаем, что 1 объект производит всего 300 Вт электроэнергии в сутки, в то же время суммарная генерация составляет 2 МВт, а это дает возможность сэкономить до 250 тыс. долл. США в год.  По словам инженера электростанции Й.Дона, солнечные панели доставили из Китая. После этого была подготовлена площадка, инженеры установили солнечное оборудование на специальные конструкции, настроили систему. Суммарной мощности панелей достаточно для обеспечения электроэнергией 500 домов. Главным преимуществом проекта становится крайне низкая себестоимость электроэнергии, полученной от энергии солнца.  В то же время это экологически чистый источник получения энергии. Производимая станцией электроэнергия вливается в государственную центральную сеть г. Тартуса. На сегодняшний день населенный пункт потребляет порядка 250 МВт/сут.

СЕКТОР ГАЗА

                  2 августа 2018 года Еврокомиссия (ЕК) сообщила о том, что была введена в эксплуатацию    крупнейшая СЭС в секторе Газа.  Она будет производить до 0,5 МВт/сутки электричества, обеспечивая снабжение Южной станции по опреснению воды в Газе[xiii]. Сейчас, по ее данным, эта опреснительная станция снабжает питьевой водой до 75 тыс человек в Хан-Юнисе и Рафахе. После введения в действие нового источника энергии станция к 2020 году сможет обеспечить чистой водой до 250 тыс человек. Этот шаг крайне важен для сектора Газа, где существует постоянный энергетический кризис. Электроэнергию туда через ЛЭП поставляет Египет. Там имеется дизельная электростанция, но она работает с перебоями из-за отсутствия топлива.

 

АЛЖИР

Неспособность в кратчайшие сроки нарастить производство газа и нефти, от продажи которых Алжир получает 97 % своих доходов, вынуждает руководство этой страны задуматься о внедрении предлагаемых ему Западом технологий по использованию возобновляемых источников энергии, в первую очередь – солнечной. Иностранные специалисты считают, что в сумме вырабатываемая энергия солнца и ветра в стране позволили бы не только перекрыть все ее потребности, но и дали бы возможность для заработка за счет экспорта ее излишков в европейские государства. Согласно исследованиям, проведенным Немецким аэрокосмическим центром (DLR), Алжир имеет потенциал солнечной энергии, эквивалентный 60-кратному энергетическому потреблению Европейского союза[xiv].

В конце января 2019 года агентство Reuters сообщило о том, что правительство Алжира планирует объявить несколько тендеров на проекты в области возобновляемой энергии в 2019 и 2020 годах. В 2019 году инвесторы будут приглашены к участию в строительстве солнечной электростанции мощностью 150 МВт, а до конца 2020 года пройдут конкурсные еще на примерно 2000 МВт солнечных мощностей. Напомним, что Алжир надеется, что к 2030 году установленная мощность солнечной энергетики достигнет 22 ГВт, и это позволит покрыть 27% потребностей страны в электроэнергии. В настоящее время это нефтегазовое государство испытывает дефицит электроэнергии и газа в некоторых районах, и ожидается, что развитие солнечной энергетики позволит снизить розничные цены на электричество. Переход на солнечную энергию поможет Алжиру удовлетворить растущий спрос на электроэнергию и сэкономить природный газ для экспорта.

На сегодняшний день установленная мощность солнечной энергетики Алжира не превышает 500 МВт, а газовые электростанции мощностью примерно 19 ГВт вырабатывают более 98% электроэнергии[xv]. При этом отмечается ежегодный рост её потребления. Повышение или поддержание объемов экспорта газа и нефти является приоритетом для страны, и правительство хочет, чтобы ископаемые ресурсы в меньшей степени использовались для выработки электроэнергии. Алжир обладает высоким солнечным потенциалом, так же как и другие страны региона MENA. Саудовская Аравия уже оценила выгоды от использования солнечной энергии, которая сегодня может производить очень дешёвое электричество. Надо заметить, что планы Алжира по развитию ВИЭ обсуждаются уже давно, однако на деле реализация их проходит крайне медленно.

ИРАН

             16 мая 2018 года глава Провинциального департамента по привлечению инвестиций в Систан-Белуджистан М.Зангане рассказала о том, что  в юго-восточном иранском г. Зехак, в провинции Систан-Белуджистан началось строительство 2-й 7-мегаваттной плавучей солнечной электростанции (СЭС).  Это предприятие стоимостью 8,5 млн евро (10,1 млн долларов) будет создаваться иранскими экспертами. Плавучая фотогальваническая электростанция будет установлена ​​на 14 га водохранилищ Ча-Ниме. Что касается критического состояния окружающей среды в слаборазвитой провинции, то чиновник отметила, что, помимо производства электроэнергии, такие проекты могут в значительной степени способствовать предотвращению испарения воды. Отметим, что водохранилища Ча-Ниме представляют собой естественные и достаточно большие водоемы на юге Систанской равнины в 50 км от г. Заболя; они имеют вместимость 700 млн куб. м, однако из резервуаров ежегодно уходит 355 млн куб. м. В апреле 2018 года началось строительство первой в Иране плавучей СЭС в Исфахане. СЭС мощностью 1 мВт должна быть установлена ​​на 1,5 га промышленного озера для ежегодного добавления в национальную энергосеть 1,9 млн кВт/час электроэнергии и экономии 38 тыс куб м/ год воды. М. Зангане также отметила, что все районы в провинции Систан-Белуджистан подходят для производства солнечной энергии, а северные районы особенно подходят для создания крупных ветропарков. По словам иранского чиновника, для строительства электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) были определены три других региона провинции: Мил-Надер, Рамшар и Гараке[xvi].

             27 июля 2018 года  губернатор иранской провинции Кум С.Садеки подписал Меморандум о взаимопонимании с неназванной китайской компанией для строительства солнечных электростанций (СЭС) общей мощностью 30 МВт. С.Садеки рассказал, что Иран готов сотрудничать с китайскими компаниями, и для этого он выделил земельные участки для фотогальванических электростанций[xvii]. Он подчеркнул, что китайские компании имеют долгую историю энергетического сотрудничества с Ираном. Администрация провинции будет поддерживать иностранные компании, приступающие к строительству электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). Напомним, что китайские компании активно участвуют в строительстве СЭС в Иране: так, подобные станции возводятся также в провинциях Йезд и Мазендаран. Минэнерго Ирана планирует увеличить генерацию от ВИЭ до 1,4 ГВт в 2018 году.

                 Правительство Ирана сообщило 7 февраля 2019 года о том, что в Кабудараханге, в иранской провинции Хамадан, была открыта солнечная электростанция (СЭС) мощностью 7 МВт, на церемонии открытия которой присутствовал первый вице-президент Ирана Э.Джахангири. Во время своего визита, Э.Джахангири открыл еще 2 аналогичные СЭС в провинции в г. Фаменин и г. Хамадан. Каждая из этих СЭС имеет мощность 7 МВт и каждая из них была запущена за счет иностранных инвестиций на сумму 7 млн евро[xviii]. Соответственно, провинция Хамадан будет иметь 6 действующих СЭС, и станет центром солнечной энергетики Ирана с общей производственной мощностью 45,5 МВт.  Согласно законопроекту, ратифицированному в 2017 году, правительство Ирана стремится к 2022 году увеличить мощность электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ), в т.ч. солнечных и ветровых, до 5000 МВт. На июль 2018 года Ирану удалось достичь только 10% от этой цифры — 581 МВт.

Заметим, что, имея более 300 солнечных дней в году, Иран обладает огромным потенциалом для использования ВИЭ, в т.ч. геотермальной, солнечной и ветровой энергии. За прошедшие 5 лет Иран освоил в секторе ВИЭ  2,5 млрд долл. США. Ожидается, что частные инвестиции в ВИЭ в Иране достигнут 4,7 млрд долл. США к марту 2020 года.  За последние годы производство электроэнергии из ВИЭ привело к экономии 456 млн л воды. Известно, что СЭС в Иране возводят Китай, а также Италия. Кроме того, в январе 2018 г, сообщалось, что идут переговоры с Германией о строительстве 5 СЭС в провинции Хамадан на западе Ирана. Также Тегеран активно реализует проекты плавающих СЭС, которые помимо всего прочего препятствуют испарению воды.

ТУРЦИЯ 

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) имеют большой потенциал развития в Турции. В результате турецкие власти говорят о том, что страна может снизить свою зависимость от импорта углеводородных энергоносителей. В сентябре 2016 года председатель турецкой Энергетической ассамблеи Алпай Унал сообщил СМИ о том, что ежегодно спрос на электроэнергию в Турции увеличивается в среднем на 5,78% и за последние десять лет взлетел на 70 %. Увеличение спроса на энергетические ресурсы Турция может покрыть за счет развития альтернативной энергетики. Например, к 2023 году турецкие власти собираются нарастить производство гидроэнергии до 34 тыс МВт, ветряной генерации — до 20 тыс. МВт, солнечной — до 10 тыс МВт, геотермальной энергии и энергии из биомассы — до 1 тыс МВт. Согласно данным турецкой Энергетической ассамблеи, ежегодный потенциал турецкой гидроэнергетики составляет 430 — 450 ГВт, солнечной — 365 ГВт, биогаза и ветра — по 1,58 ГВт, геотермальных источников энергии — 16 ГВт[xix]. Пока же потенциал возобновляемых источников энергии от возможных объемов в Турции используется весьма скромно: гидроэнергетики — примерно на 30%, геотермальной энергетики — на 22,5%, энергетики из биоресурсов — на 16,8 %, солнечной генерации — на 4,5%.

21 апреля 2019 года в Стамбуле прошла 3-сторонняя встреча по энергетическому сотрудничеству между Турцией, Азербайджаном и Туркменистаном. По итогам встречи была подписана совместная декларация, подразумевающая расширение существующего сотрудничества вплоть до сфер возобновляемой энергии, энергоэффективности, зеленых технологий, обмена опытом, усиления связей между компаниями, научно-исследовательскими центрами, работающими в нефтегазовой промышленности, энергетическом секторе во всех трех странах, а также проведение выставок, конференций и семинаров[xx].

ТУНИС

В сентябре 2018 года онлайн-издание PV-magazine сообщило о том, что  правительство Туниса начинает разработку проекта гигантской солнечной электростанции, которая разместится на юге страны в провинции Татавин. Помимо собственно выработки электричества, проект преследует три цели: создать условия для развития органического земледелия, развить туризм в тунисской части Сахары и продвигать НИОКР в области инновационных технологий для пустынных регионов. Кроме того, проект должен послужить усилению безопасности на границе с Ливией. Скорее всего, здесь имеется в виду то, что данный объект будет усиленно охраняться, возможно, с привлечением иностранных специалистов, и именно это может послужить повышению безопасности на границе.

Мощность солнечной электростанции составит 1,7 ГВт и построена она будет в три этапа. В период 2018-2020 годах введут в 200 МВт мощностей. При этом будут освоены 5,000 гектаров сельскохозяйственных земель, построены дороги, сети и создан международный центр поддержки проекта[xxi]. На втором этапе (в 2021-2025 годах) планируется построить 500 МВт солнечных мощностей и освоят 15 тысяч гектаров сельхозугодий. Что же касается третьего этапа, то на нем планируется построить ещё 1 ГВт и ввести в оборот 30 тысяч гектаров земель для сельскохозяйственного использования. Тунис планирует довести мощности ВИЭ до 4,7 ГВт к 2030 году, что обеспечит их 30% долю в структуре генерации. Сегодня установленная мощность электроэнергетики Туниса насчитывает 5,2 ГВт генерирующих мощностей, среди которых доминируют газовые электростанции.

КУВЕЙТ

Глава Минэнерго Кувейта Бакеет Шибиб аль-Рашиди сообщил СМИ в декабре 2017 года о том, что к 2030 году Кувейт, являющийся одним из богатейших нефтяных государств, собирается генерировать порядка 15% электроэнергии, которая будет получена от возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Он отметил, что использование ВИЭ в стране начнется с вводом в эксплуатацию крупнейшей солнечной электростанции Dibdibah solar-power plant[xxii].

В настоящее время Кувейт входит в первую десятку стран по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения. Но он, как и практически все страны Персидского залива, которые вроде бы и не испытывают острой потребности в энергоресурсах, стал  интересоваться новейшими технологиями генерации энергии. Причина этому очевидна: солнечные пустыни этого государства предлагают большие возможности для развития ВИЭ.

КАТАР

Несмотря на запасы природных ископаемых и относительно незначительные потребности в электроэнергии, которые вполне могут покрываться газовыми электростанциями, Катар заинтересован в развитии солнечной энергетики: ведь она  позволит снизить выбросы парниковых газов и высвободить дополнительные объемы природного газа для экспорта. Природные условия страны крайне благоприятны для развития солнечной энергетики[xxiii]. Хотя, с одной стороны, территория страны невелика, с другой стороны, большая её часть – это пустыня, вполне подходящая для размещения объектов солнечной энергетики. В марте 2017 года Электрическая и водная компания Катара (Qatar Electricity and Water Company — QEWC) заключила соглпашение м местной нефтяной компанией Qatar Petroleum о создании предприятия Siraj Power, которое будет строить солнечную электростанцию в стране, и мощность которой будет порядка 200 мегаватт [xxiv].  Планируется, что электростанция должна начать работу 30 апреля 2020,  а также существует план расширения мощности до 500 мегаватт.

Капитал Siraj Power составляет 500 млн долларов. 60% компании принадлежит Электрической и водной компании Катара, а 40% — Qatar Petroleum. Это вполне оправдано и становится традицией в нефтедобывающих странах, когда главные нефтегазовые компании становятся инвесторами проектов в солнечной энергетике. То же самое мы наблюдаем, например, а Алжире. Заметим, что на сегодняшний день в электроэнергетике Катара установлено более 11 гигаватт генерирующих мощностей.  Это главным образом газовые электростанции. Планируется, что до 2030 г в Катареб удет введено 10 гигаватт мощностей солнечной энергетики[xxv].

БАХРЕЙН

В конце 2017 года Бахрейн начал сотрудничество с инжиниринговой компанией CESI по вопросам технической и консультационной поддержки по разработке политики в области солнечной энергии[xxvi]. Доктор Абдул-Хуссейн Али Мирза, министр электроэнергии и водных ресурсов страны, объявил, что компания CESI был нанята для поддержки Энергетического союза по вопросам устойчивого развития энергетики Бахрейна (SEU) с целью разработки нормативных требований, связанных с подключением распределенных возобновляемых источников энергии.
Основными задачами SEU являются создание эффективной и устойчивой энергетической политики, стимулирование использования возобновляемых источников энергии и повышение осведомленности об энергосбережении. Мирза отметил, что «активные шаги предпринимаются всеми заинтересованными сторонами во всех аспектах энергетической устойчивости, включая акцент на поддержку инициатив, направленных на повышение энергоэффективности и достижение чистого производства энергии путем содействия развертыванию возобновляемых источников энергии. CESI были выбраны после тщательной оценки ряда заявок для этого крупного и важного заказа». Министр также добавил, что Бахрейн все чаще признает растущее значение возобновляемой энергии по мере увеличения спроса, а солнечные фотовольтаические (PV) системы представляют особый интерес. SEU поручил CESI найти решения, включающие в себя подключение проектов возобновляемых источников энергии, увеличение солнечных распределенных генераторов и предоставление рекомендаций для ускорения роста рынка PV.

Напомним, что еще в октябре 2016 года правительство Бахрейна одобрило Национальный план Бахрейна по энергоэффективности, который стремится к 20-процентной национальной эффективности использования электроэнергии к 2025 году. Правительство также призывает к 5-процентному взносу от возобновляемых источников энергии к 2025 году (10 % к 2035 году).

ОМАН

Султанат Оман стремится диверсифицировать энергоснабжение и ставит перед собой амбициозную цель — к 2030 году покрыть 30% своих потребностей в электроэнергии с помощью возобновляемых источников. Электрическая и водная компания Омана (Oman Power and Water Procurement Co — OPWP) ожидает, что к 2030 году солнечная энергетика будет производить 21% электроэнергии, ветроэнергетика — 6,5%, а сжигание бытовых отходов даст ещё 2,5%. Доля природного газа в генерации сократится с нынешних почти ста процентов до 70% к 2030 году[xxvii]. На 2025 год поставлена промежуточная цель: ВИЭ должны вырабатывать 16% электроэнергии, в том числе на долю солнечной энергетики будет приходиться 12%. Заместитель министра нефти и газа султаната Салим бен Насер аль-Ауфи заявляет, что «устойчивое развитие является приоритетной задачей”. Оман приступает к развертыванию проектов в области возобновляемых источников энергии, и в настоящее время располагает огромным числом инициатив в этой области, которые создадут преимущества для нынешнего и будущих поколений[xxviii]. В марте 2019 года OPWP объявила победителя конкурсного отбора на строительство крупнейшей в стране фотоэлектрической солнечной электростанции мощностью 500 МВт, им стал консорциум под предводительством саудовской ACWA Power. Объём инвестиций составит 400 млн долларов[xxix]. Полные финансовые условия на раскрываются, отмечается лишь, что они «глобально конкурентоспособны». Напомним, что в 2017 году было объявлено о начале строительства первой крупной — на 50 МВт — ветровой электростанции в Омане. Также в стране реализуется несколько солнечных проектов, в том числе программа, стимулирующая использование солнечных панелей на крыше. Калифорнийская компания GlassPoint Solar Inc. строит 1-гигаваттную солнечно-тепловую установку, чтобы превращать воду в пар для нагнетания его в пласты месторождения для увеличения добычи сырой нефти (метод парогравитационного дренажа).

ИОРДАНИЯ

В июле 2016 года информационный ресурс Oil Price сообщил о том, что примерно 10% мощностей ТЭК Иордании планируется перевести на «зеленую»  энергию к 2020 году. Развитие возобновляемых источников играет все более важное значение для Иордании, поскольку национальная корпорация National Electric Power Company (NEPCO) стала терпеть убытки на фоне турбулентности с ценами на углеводородное сырье. По данным Министерства энергетики и минеральных ресурсов Иордании (MEMR), 97% потребностей сектора ТЭК занимает импорт, что составляет порядка 18% ВВП страны[xxx]. На сегодняшний день Иордания решила сосредоточить усилия на создании собственного так называемого «зеленого коридора» — эта программа призвана сократить зависимость страны от нефти и газа, и планируется, что произойдет это за счет увеличения сектора электростанций, работающих от энергии ветра и солнца. Как отмечает MEMR, в Иордании 330 солнечных дней в году, правительство страны уже подписало ряд документов, которые будут регламентировать развитие альтернативной энергетики в государстве до 2018 года. Представитель MEMR Гейдар Гаммэз ранее уже сообщал местным СМИ, что страна планирует «выйти на мощность в 1000 МВт по возобновляемым источника». По его словам, «за последние шесть лет цены на фотоэлектрические элементы солнечных батарей упали на 60-70%. Стоимость ветряных турбин также снижается. С изменением государственной политики, новое направление получит больше возможностей для развития». Следует заметить, что у Министерства энергетики и минеральных ресурсов Иорданского Хашимитского Королевства по-настоящему грандиозные планы. Учитывая темпы, на которые выходит страна в плане использования альтернативных источников энергии, Иордания вскоре превратится прекрасную солнечную долину. По крайней мере, это следует из сообщения, размещенного официальными органами страны на страничке в Twitter.

В марте 2018 года Компания JA Solar Holdings Co., Ltd. (код Nasdaq: JASO), один из крупнейших мировых производителей высокоэффективных продуктов на основе солнечной энергии, сообщила о поставке фотоэлектрических модулей общей мощностью 3 МВт для крупнейшей в Иордании солнечной электростанции на крышах зданий Университета Ярмук[xxxi]. Реализуемый один из ведущих вузов страны проект предполагает установку солнечной энергосистемы общей мощностью 3 МВт, состоящей из 9,232 солнечных панелей, на крышах 29 зданий университетского кампуса. Система будет способна вырабатывать 4,68 кВт электроэнергии в год, удовлетворяя повседневные потребности преподавателей и студентов, а также ежегодно сокращая углеродные выбросы на 290 метрических тонн. Один из крупнейших иорданских поставщиков решений на базе возобновляемых источников энергии компания Kawar Energy является подрядчиком услуг по проектированию и монтажно-строительным работам в рамках данного проекта, что гарантирует исключительно высокое качество, скорость и комплексный успех реализации задуманной инициативы.
Государство Иордания расположено в регионе с экстремальными климатическими условиями — высокой температурой воздуха, интенсивным ультрафиолетовым излучением и частыми песчаными бурями. Поэтому к надёжности используемых здесь солнечных модулей предъявляются особенно жесткие требования. Высококачественные модули от JA Solar способны демонстрировать отличные эксплуатационные показатели в вышеупомянутых окружающих условиях и гарантируют стабильную генерацию энергии. Общий объём поставок модулей JA Solar в Иорданию в 2017 году достиг 130,2 МВт, что составляет почти 50% регионального рынка. Компания JA Solar является ведущим поставщиком модулей для иорданских клиентов.

МАРОККО

В конце мая 2019 года стало известно о том, что Французский энергетический гигант EDF и компания Abu Dhabi Future Energy Company (Masdar) из ОАЭ построят в Марокко солнечную электростанцию мощностью 800 МВт[xxxii]. Такое право консорциум получил по результатам прошедшего в стране конкурсного отбора. Особенность объекта, получившего название Noor Midelt Phase 1, как отмечено в презентации проекта и в сообщениях для прессы: это будет «первая в мире усовершенствованная гибридизация солнечной тепловой электростанции (CSP) и фотоэлектрической». Начало строительства запланировано на последнюю четверть текущего года, а ввод в эксплуатацию намечен на 2022 год. После ввода в строй эта гибридная солнечная электростанция будет поставлять электроэнергию по цене эквивалентной 7 центам США за киловатт-час. Это рекордно низкая цене для технологии CSP.

Электростанция Noor Midelt Phase 1 будет состоять из двух энергоблоков CSP по 190 МВт каждый и двух объектов фотоэлектрической генерации по 210 МВт. Проект будет реализован в рамках государственно-частного партнерства между марокканским агентством по устойчивой энергетике MASEN и консорциумом в рамках модели build, own, operate and transfer («строй, владей, эксплуатируй и передай» —  авт.). Будет создана компания специального назначения для строительства и эксплуатации объекта, а также для реализации электроэнергии в рамках 25-летнего PPA (договора купли-продажи).

 

Подводя итоги, хотелось бы привести здесь слова Аднана Амина, генерального директора Международного агентства по возобновляемым источникам энергии. Еще два года назад он выразил свою уверенность в том, что если все страны Ближнего Востока и Северной Африки, которые задались целью к 2030 году увеличить долю использования источников возобновляемой энергии на 5%-15%, действительно выполнят эти обязательства, то к 2030 году  они будет способны сэкономить до 750 млрд долларов в случае достижения своих целей по использованию возобновляемых источников энергии. Однако Басам Фаттух, директор Оксфордского института энергетических исследований, назвал цели стран Ближнего Востока в области возобновляемой энергетики «слишком амбициозными», отметив ряд проблем, мешающих производству возобновляемой энергии в этом регионе. Среди них, например, государственная монополия в этом секторе и слабость институтов ближневосточных стран[xxxiii].

В целом можно сказать, что в последние годы переход на возобновляемые источники на Ближнем Востоке и в Северной Африке начинает постепенно развиваться. Сейчас на последние приходится менее 5% установленной мощности региона, а развитие постоянно тормозится конкуренцией со стороны традиционной энергетики, которую правительства щедро субсидируют, тем самым искусственно занижая себестоимость. Тем не менее эксперты указывают на большой потенциал развития «зелёной» энергетики в ближневосточном регионе, где уровень инсоляции один из самых высоких.

[i]https://homius.ru/alternativnyie-istochniki-energii-chto-eto-takoe.html

[ii]По материалам https://ekoenergia.ru/alternativnaya-gidroenergetika/est-li-budushhee-u-alternativnyih-istochnikov-energii.html

[iii]https://www.gazeta.ru/science/2018/04/03_a_11704976.shtml

[iv]https://www.woodmac.com/press-releases/saudi-arabia-to-become-largest-middle-east-wind-power-market-by-early-2020s/

[v]http://renen.ru/saudi-arabia-has-announced-new-renewables-target-2030-58-7-gw/

[vi]
[vi] https://www.irena.org/publications/2019/Jan/Renewable-Energy-Market-Analysis-GCC-2019

[vii]
[vii] https://ru.globalvoices.org/2019/05/13/82958/ Взгляд на цели использования возобновляемых источников энергии в ОАЭ

[viii]
[viii] http://energo.guru/blog/v-jegipte-stroitsa-samyj-bolshoj-v-mire-park-solnechnyh-elektrostancij-251.html

[ix]
[ix] https://arabic.cnn.com/business/2015/11/29/egypt-wind-power

[x]
[x] http://tradearabia.com/touch/article/OGN/335646

[xi]
[xi] https://old.neftegaz.ru/news/view/171334-Diplomatiya.-Kuba-pomozhet-Sirii-v-alternativnoy-energetike-a-Severnaya-Koreya-v-ostalnom

[xii]
[xii] https://neftegaz.ru/news/Alternative-energy/347277-siriya-zapuskaet-proekt-po-polucheniyu-elektrichestva-iz-solnechnoy-energii/

[xiii]
[xiii] https://old.neftegaz.ru/news/view/173922-ES-zapustil-krupneyshuyu-SES-v-Gaze

[xiv]
[xiv] http://www.iimes.ru/?p=36095

[xv]
[xv] http://renen.ru/algeria-wants-to-build-22-gw-of-solar-power-by-2030/

[xvi]
[xvi] https://old.neftegaz.ru/news/view/171547-V-Irane-nachalos-stroitelstvo-2-y-plavuchey-solnechnoy-elektrostantsii

[xvii]
[xvii] https://old.neftegaz.ru/news/view/173756-Kitay-postroit-solnechnye-elektrostantsii-v-iranskoy-provintsii-Kum

[xviii]
[xviii] https://old.neftegaz.ru/news/view/179417-Provintsiya-Hamadan-v-Irane-vyshla-v-lidery-po-ispolzovaniyu-energii-solnechnyh-elektrostantsiy

[xix]
[xix] https://nangs.org/news/world/vozobnovlyaemye-istochniki-energii-imeyut-bolshoj-potentsial-razvitiya-v-turtsii

[xx]
[xx] https://neftegaz.ru/news/Alternative-energy/443497-azerbaydzhan-turkmenistan-i-turtsiya-budut-sotrudnichat-v-sfere-alternativnoy-energetiki/

[xxi]
[xxi] https://www.pv-magazine.com/2018/09/03/tunisia-plans-1-7-gw-solar-complex/

[xxii]
[xxii] https://nangs.org/news/renewables/kuvejt-melkimi-shazhkami-budet-perekhodit-na-vie

[xxiii]
[xxiii] http://renen.ru/qatar-gas-exporter-develops-solar-energy/

[xxiv]
[xxiv] https://www.gulf-times.com/story/535449/Solar-electricity-company-to-start-generation-by-2

[xxv]
[xxv] https://cleantechies.com/2017/03/12/qatar-to-start-construction-on-200-megawatts-solar-power-project/

[xxvi]
[xxvi] http://www.arabianbusiness.com/content/377093-wkd-bahrain-inks-deal-to-develop-solar-power-policies

[xxvii]
[xxvii] https://muscatdaily.com/Archive/Business/Oman-targets-30-renewable-energy-share-by-2030-5djd

[xxviii]
[xxviii] http://renen.ru/oman-plans-to-generate-more-than-20-of-electricity-at-solar-power-plants-by-2030/

[xxix]
[xxix] https://www.constructionweekonline.com/projects-tenders/170026-acwa-power-consortium-wins-race-to-build-omans-400m-ipp-solar-plant

[xxx]
[xxx] https://nangs.org/news/world/iordaniya-delaet-stavku-na-vozobnovlyaemye-istochniki-energii

[xxxi]
[xxxi] https://nangs.org/news/renewables/ja-solar-postavila-moduli-dlya-krupnejshej-v-iordanii-solnechnoj-elektrostantsii-na-kryshe

[xxxii]
[xxxii] http://renen.ru/edf-and-masdar-will-build-a-800-mw-hybrid-solar-power-plant-in-morocco/

[xxxiii]
[xxxiii] http://www.russarabbc.ru/rusarab/index.php?ELEMENT_ID=38426

44.07MB | MySQL:87 | 0,749sec