Новые саудовские губернаторы: люди и процесс назначения

16 мая король Абдалла издал указы о назначении двух новых губернаторов в провинции Мекка и Асир. Причиной перемен на вершине саудовской региональной власти стал уход из жизни 4 мая с.г. прежнего губернатора Мекки – принца Абдель Маджида бен Абдель Азиза. Это потребовало поиска новых кандидатов на оказавшийся вакантным пост, принципиально важный не только с точки зрения системы саудовского регионального управления, но и в целом в контексте основ правления семьи Аль Сауд. Преемником прежнего губернатора Мекки стал его коллега на посту губернатора юго-западной провинции Асир – принц Халед бен Фейсал бен Абдель Азиз Аль Сауд. Его место занял принц Фейсал бен Халед бен Абдель Азиз Аль Сауд.

На пост губернатора Мекки (как и на пост губернатора столицы) всегда назначался представитель семьи Аль Сауд. Это давняя традиция, связанная с особым статусом Хиджаза (и, естественно, его центра – Мекки) в мусульманском мире и в самом саудовском государстве. Среди семи предшественников принца Халеда бен Фейсала на этом посту на протяжении последних 80 лет (с момента завоевания Хиджаза Ибн Саудом) были «наместник» Ибн Сауда в Хиджазе принц Фейсал бен Абдель Азиз (с 1924 по 1958 гг.), ставший впоследствии королем, и принц Мутаб бен Абдель Азиз, исполняющий ныне обязанности министра по делам муниципалитетов и сельских районов (непосредственно руководивший в 2005 г. первыми в Саудовской Аравии муниципальными выборами). Однако нахождение на этом посту вовсе не означало, что соответствующий член королевской семьи может сделать более значительную карьеру, поднявшись на вершину государственной власти. Абсолютное большинство губернаторов Мекки так и не вошли в состав саудовского политического истеблишмента. В отличие от принцев Фейсала, Мутаба и Абдель Маджида они занимали этот пост незначительное время, а после отставки посвятили себя частной деятельности. С другой стороны, придание постам губернаторов Мекки и Эр-Рияда статуса политически значимых и традиционное назначение на эти посты членов семьи Аль Сауд вовсе не означает, что члены этой семьи в обязательном порядке становятся губернаторами других саудовских провинций. Все зависит от политической целесообразности и важности того или иного региона в контексте государственного строительства, включая и необходимость социально-экономического развития той или иной провинции (что, например, относится к саудовскому юго-западу и, в частности, к депрессивной провинции Асир).

Важны некоторые детали оформления самого процесса королевского назначения, которое предполагает издание соответствующего указа монарха. Текст одного из двух абсолютно идентичных (в нем менялось только имя) указов стоило бы процитировать. Итак:

«Во имя Господа, Милостивого, Милосердного!

Указ № А/43 от 29.04.1428 года Хиджры (16 мая 2007 г. – Г.К.).

С помощью Всевышнего Господа мы, Абдалла бен Абдель Азиз Аль Сауд, король Королевства Саудовская Аравия, ознакомившись со статьей 58 Основного закона правления, изданного на основании королевского указа № А/90 от 27.08.1412 года Хиджры, а также с Законом о министрах, заместителях министров и служащих высшего разряда, изданным королевским указом № М/10 от 18.03.1391 года Хиджры, а также со статьей 4 Закона об управлении провинциями, изданным на основании королевского указа № А/92 от 27.08.1412 года Хиджры, и с королевским указом № А/14 от 03.03.1414 года Хиджры, повелеваем следующее:

1. Назначить Его королевское высочество принца Халеда бен Фейсала бен Абдель Азиза Аль Сауда на пост губернатора провинции Благородной Мекки в должности министра.

2. Сообщить о содержании нашего указа заинтересованным учреждениям для ознакомления и выполнения.

Абдалла бен Абдель Азиз».

Существенен не столько текст королевского указа, сколько его вербальное содержание. Из указа следует, что кажущийся абсолютным монархом саудовский король может (и должен) рассматриваться как личность, несомненно, персонифицирующая власть семьи Аль Сауд, но вместе с тем как человек, руководствующийся в своих начинаниях уже действующими в стране конституционными актами (Основной закон правления и Закон об управлении провинциями) и основанной на них системой, определяющей границы его отношений с аппаратом государственного управления. В этой связи вовсе не важно то, что соответствующие акты и основанная на них практика инициированы Аль Сауд. Напротив, более принципиальным аспектом сложившегося положения дел становится то, что саудовский политический истеблишмент действительно руководствуется положениями им же инициированных законов и юридических положений.

Вместе с тем существенно еще одно обстоятельство, отмечаемое всеми саудовскими периодическими изданиями. Оно состоит в том, что новоназначенные губернаторы могут исполнять возложенные на них монархом обязанности в течение четырех лет с момента их назначения на пост в силу того, что применяемая в стране табель о рангах предполагает именно этот срок для исполнения обязанностей для пребывающего на «должности министра». Причем действующая в этой области все более институционализируемая саудовская практика распространяется на любого гражданина страны, даже если он и является представителем королевской семьи.

Имена членов саудовской правящей семьи воспроизводят генеалогию тех, кому они принадлежат. Так, новый губернатор провинции Мекка – внук короля-основателя Ибн Сауда и сын второго правившего наследника Ибн Сауда – короля Фейсала. На посту губернатора провинции Мекка он сменил своего дядю, сына Ибн Сауда принца Абдель Маджида. В свою очередь, новый губернатор провинции Асир также внук Ибн Сауда и сын третьего правившего страной монарха – короля Халеда. Система управления страной уже давно опирается не только на все еще живущих сыновей Ибн Сауда, но и на его внуков.

Эти внуки немолоды — принц Халед бен Фейсал родился в Мекке в 1940 г., когда его отец исполнял обязанности наместника Ибн Сауда в Хиджазе. В свою очередь, принц Фейсал бен Халед, уроженец столицы, родился в 1953 г. Но, тем не менее, их официальные биографии во многом отличаются от биографий их отцов.

Если говоря о сыновьях Ибн Сауда (включая и нынешнего монарха – короля Абдаллу), любое саудовское издание отметит, что они «были воспитаны их отцом в любви к пустыне и ее жителям-бедуинам», что король-основатель заботился о том, чтобы «обучить их верховой езде» и «основам мусульманского права», что исламу они «учились у улемов, читавших и обсуждавших с ними Коран и религиозные сочинения», то описание жизненного опыта его внуков будет принципиально иным.

Итак, нынешний губернатор Мекки – принц Халед бен Фейсал. Официальное саудовское издание сообщает, что его отец «стремился к тому, чтобы его сын получил основы современной науки». Именно поэтому он отдал его «в образцовую школу города Таиф», после окончания которой принц Халед бен Фейсал «ради того, чтобы он мог продвигаться к вершинам науки, был отправлен отцом в Соединенное Королевство». Разумеется, внук короля-основателя мог учиться только в Оксфорде, где он получил диплом бакалавра политической экономики. В свою очередь, принц Фейсал бен Халед, нынешний губернатор провинции Асир, учился в американском Джорджтауне и стал бакалавром юриспруденции.

Вопрос предпочтений поколения сыновей Ибн Сауда, никогда не учившихся за пределами Саудовской Аравии (да чаще всего надолго, в силу «международного этикета», предполагавшего, например, присутствие на заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН, не выезжавших из своей страны), в отношении того, где могут получить образование их собственные сыновья, конечно же, отражал процессы перемен в области внешнего воздействия на королевство. Великобритания постепенно (принц Халед бен Фейсал родился в 1940 г., а принц Фейсал бен Халед – в 1953 г.) уступала место Соединенным Штатам. Но важно и другое обстоятельство — в ходе развития процесса модернизации саудовские принцы-внуки Ибн Сауда становились первой стратой будущего национального «образованного класса». Они получали современное образование (что вовсе не исключало того, что в детские годы они, конечно, воспитывались в духе религиозной и бедуинской традиции) и в дальнейшем вносили в национальный социум основы нового миропорядка, хотя и сохраняли любовь к традиции и следовали обязательным для представителей правящего семейства принципам взаимоотношений с подданными. Их официальные биографии тому яркое подтверждение.

Итак, принц Халед бен Фейсал, до своего назначения губернатором провинции Мекка занимавший пост губернатора провинции Асир. Его официальная биография сообщает: «Он был молод и занимался спортом, когда был назначен руководить провинцией Асир. Именно поэтому он создал там и сегодня регулярно проводящийся спортивный чемпионат, в который вовлекалась молодежь этой провинции». Более того, «в силу своей молодости он смог успешно преодолеть брошенный ему вызов, связанный с отсталостью Асира. Благодаря его усилиям эта провинция стала витриной королевства — в ней впервые в стране стал развиваться туризм. Развитие же туризма позволило ему инициировать первые экономические проекты, направленные на преодоление отсталости». Что ж, принц Халед бен Фейсал знал, что необходимо для того, чтобы обрести первоначальный капитал, ведь он, выпускник Оксфорда, был бакалавром политической экономии. Впрочем, его преобразования этим не ограничились — он создал в Асире первый университет и содействовал началу издания в этой провинции первой местной ежедневной газеты. Стоит повторить, что пребывание в Великобритании научило его многому. Саудовский «эпос» меняет своего «героя» — вместо того, кто реформирует, следуя религиозно-племенной традиции, появляется «демиург», вносящий в общество принципиально новую и современную традицию. Но разве прежняя исчезает? Нет, она всего лишь претерпевает (правда, существенную) трансформацию.

Принц Халед бен Фейсал – руководитель одного из крупнейших саудовских благотворительных обществ: Благотворительного фонда имени его своего отца — короля Фейсала, финансирующего деятельность нескольких саудовских учебных заведений и исследовательских центров, специализирующихся, в частности, на внедрении новейших достижений медицинской науки и исследовании пустыни. Это необходимо — член правящей семьи должен быть «благодетелем» и «патроном» своего народа. Однако это качество «благодетеля», а также создаваемые на его основе патронажно-клиентельные связи, вне сомнения, коренным образом отличаются от тех форм, которые они принимали не только во времена Ибн Сауда, но и в эпоху правления отца принца – короля Фейсала. Стоило бы добавить, что этот фонд присуждает Международную премию имени короля Фейсала за наиболее яркие разработки в области медицины, прикладных наук и арабо-исламских исследований. Среди его лауреатов были и граждане России.

Кроме того, в 2001 г. принц Халед бен Фейсал создал Фонд арабской мысли (его штаб-квартира находится в Бейруте). Этот фонд специализируется на публикации наиболее ярких исследований ученых и публицистов арабского мира, посвященных современному социально-экономическому и политическому развитию региона, а также на издании произведений саудовских авторов (включая представителей современной саудовской литературы), в дальнейшем распространяемых в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия стремится сохранить свою лидирующую роль в арабо-мусульманском регионе — это означает, что созидаемые принцем Халедом бен Фейсалом новые формы патронажно-клиентельных отношений должны быть распространены на весь арабский мир.

Но речь идет и о внесении новых нюансов в собственно саудовскую жизнь. Принц Халед бен Фейсал инициировал создание в городе Абха (центр провинции Асир) первого литературного клуба (продолжая традицию своих предков, он, конечно же, выступает в качестве любителя традиционной поэзии, да и сам сочиняет стихи). В дальнейшем эта инициатива, которую принц продолжает патронировать, получила развитие по всей стране, а дом самого принца в Эр-Рияде стал, по сути дела, центром саудовской литературной активности, в которую активно включены наиболее видные представители национальной творческой интеллигенции. Наконец, используя свои связи в Великобритании, он вместе с принцем Чарльзом, наследником британского престола, осуществляет новый проект, связанный с поощрением саудовской живописи, по сути дела, содействуя ее формированию и становлению. Кроме того, он финансировал строительство первого в Эр-Рияде небоскреба – комплекса зданий «Аль-Фейсалийя»; по его инициативе был принят закон, охраняющий крайне незначительные по площади леса и содействующий развитию процесса новых лесопосадок в различных регионах страны, прежде всего в Асире.

Официальное жизнеописание нового губернатора провинции Асир принца Фейсала бен Халеда не столь ярко, но не менее поучительно. С августа 2003 г. он занимал пост заместителя губернатора провинции Асир (это назначение было инициировано в то время наследным принцем, ныне королем Абдаллой), работая под непосредственным руководством принца Халеда бен Фейсала. Как его предшественник и в недавнем прошлом непосредственный руководитель, принц Фейсал бен Халед известен своим участием в благотворительной деятельности: он — заместитель директора созданного в 2001 г. Благотворительного фонда имени его отца короля Халеда. Основная задача этого фонда — создание в стране центров профессионально-технической подготовки для молодежи из «семей с ограниченным достатком», осваивающей в этих центрах профессии, необходимые для реализации общенационального Проекта развития имени короля Абдаллы. Кроме того, этот фонд специализируется на создании центров реабилитации для молодых инвалидов, предоставлении стипендий молодым саудовцам – студентам национальных и зарубежных учебных заведений, а также в оказании помощи жертвам чрезвычайных ситуаций. Спектр возникающих в этой связи патронажно-клиентельных связей, которые получают необходимое юридическое обоснование (имея в виду профессиональную подготовку принца), не менее широк, чем в случае Благотворительного фонда имени короля Фейсала.

Традиция проявляет себя, но эта традиция – трансформированная, имеющая принципиально иные, чем в прошлом, оттенки. Впрочем, в случае принца Фейсала бен Халеда все та же традиция проявляет себя, казалось бы, и непосредственно: он известен в королевстве как большой любитель породистых лошадей, а принадлежащий ему конезавод является одним из четырех самых крупных в Саудовской Аравии. Иными словами, и в случае любви к породистым скакунам возникает новый, уже предпринимательский поворот темы традиции. С другой стороны, принц Фейсал бен Халед любит традиционную поэзию — по его инициативе в Саудовской Аравии уже несколько лет подряд в разных регионах страны проводятся фестивали народной поэзии.

17 мая оба новоназначенных губернатора произнесли перед королем Абдаллой клятву: «Я клянусь Всевышним Господом быть искренне преданным моей вере, а затем моему монарху. Я обязуюсь не разглашать ни одну из государственных тайн, заботиться об интересах государства и соблюдать его законы. Я клянусь исполнять возложенные на меня обязанности честно, верно, преданно и справедливо».

Таким образом, преданность вере выше преданности монарху, власть которого она и ограничивает. Клятва обоих губернаторов, членов семьи Аль Сауд, доказывает, что они чиновники государства, соблюдающие его интересы и законы. Наконец, они не только его чиновники, но и «подлинно мусульманские правители», обязанные быть справедливыми по отношению к тем, служению которым их обязывает произнесенная ими клятва. Это, разумеется, клятва верности. Но только лишь принимавшему ее монарху?

43.94MB | MySQL:92 | 0,913sec