Новый президент Франции Николя Саркози: реакция на Ближнем Востоке

В ходе прошедшего 6 мая второго тура президентских выборов во Франции победу одержал кандидат от правой партии «Союз за народное движение» Николя Саркози (полное имя Николя Поль Стефан Саркози де Надь-Боча), получивший 53,06% голосов избирателей. Тем самым он обогнал свою конкурентку Сеголен Руайаль, получившую 46,94% голосов (всего же в выборах президента Франции приняли участие 37342518 человек из 44472198 зарегистрированных избирателей. Это означает, что явка избирателей составила 83,97%, а недействительными были признаны 3,53% бюллетеней).

Приход к власти человека, известного своими жесткими действиями в ноябре 2005 г. в качестве министра внутренних дел в отношении хулиганствующей молодежи, преимущественно состоящей из мусульманских иммигрантов, был по-разному воспринят за пределами Франции. Начавшиеся сразу же после победы Саркози акции протеста, вылившиеся в беспорядки в Париже, казалось бы, не предрекали ничего хорошего для Франции, в которой численность мусульманского населения составляет около 5 миллионов человек. Тем не менее реакция на победу в выборах Николя Саркози в различных странах Ближнего Востока зависела от того, какие действия нового французского президента ожидаются в отношении каждой из этих стран.

В Израиле испытали большое удовлетворение успехом Саркози. Причем его победа воспринималась израильским истеблишментом как победа своего соплеменника (дед нового французского президента по матери, Бенедикт (Барух) Маллах, был сефардским евреем из Салоник), имеющего, кстати, полное право на репатриацию в Израиль по Закону о репатриации 1950 г.

Для нескрываемой восторженности от прихода к власти бывшего министра внутренних дел Франции в Израиле есть свой резон: Саркози был, наверное, единственным французским и, если шире смотреть, европейским политиком, который публично поддержал Израиль в ходе второй ливанской войны против радикальной шиитской организации «Хизбалла», призывая ООН и все страны выступить на стороне Израиля, имеющего, по мнению Саркози, законное право на самооборону. Поэтому реакция в Израиле на такой исход президентских выборов была вполне естественной, особенно если учитывать тот факт, что другой кандидат в президенты Франции, Сеголен Руайаль, посещала Ливан и не скрывала своей симпатии в отношении «Хизбаллы» (она аплодировала Хасану Насралле, лидеру «Хизбаллы», когда он заявил о необходимости уничтожить «сионистское образование»).

Уже на следующий день после выборов во Франции премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт поздравил победителя по телефону, на что Саркози ответил, что он «друг Израиля, и Израиль всегда может полагаться на мою дружбу». Шимон Перес, вице-премьер израильского правительства, который лично был знаком с Саркози в бытность его главой МВД, сказал, что «все союзники Франции должны пожелать новому президенту удачи».

Любопытно, но не только официальные лица в Израиле были довольны результатами французских выборов, но и оппозиция не скрывала радости от победы Саркози. Лидер Ликуда Биньямин Нетаниягу назвал нового президента Франции «своим личным другом» и добавил, что «победа Николя Саркози на выборах во Франции — это хорошая новость для самой Франции и для отношений Израиля с Францией». Во время телефонной беседы с Саркози Нетаниягу затронул и иранскую тему. По сообщению газеты «Маарив» (8 мая с.г.), Саркози сказал, что Франция постарается не допустить появления ядерного оружия у Тегерана, поскольку это несет угрозу не только Израилю, но и всему миру. Ободренный этим, Нетаниягу заявил газете «Едиот ахронот», что «политика Франции в этом отношении (в отношении поддержания безопасности Израиля. – Р.С.) не изменится в ближайшие дни, но совершенно очевидно, что она больше не будет характеризоваться антиизраильскими настроениями».

Свое удовлетворение победой Саркози высказал также глава Американского еврейского комитета Давид Харрис, заметив по этому поводу, что для нового главы Франции характерно «понимание тех угроз, которым подвергается Израиль».

По сведениям итальянской газеты «Corriere della Sera», из 8775 французских евреев, живущих в Израиле и принявших участие в выборах президента Франции, 90% отдали свои голоса за Саркози. Анализируя реакцию на его победу, журналист газеты Давиде Фраттини пришел к заключению, что в Израиле убеждены, что холодность Ширака сменится новой эрой отношений с Францией. «С его (Саркози. – Р.С.) приходом закончится период антипатии и холодности, который мы пережили с Жаком Шираком», — уверенно пишет «The Jerusalem Post».

В арабском мире по-разному оценили приход к власти Николя Саркози. Король Иордании Абдалла II поздравил нового главу Франции с победой и высказал пожелание, чтобы Париж продолжал свою политику на Ближнем Востоке. При этом Абдалла II назвал Францию «союзником арабов» и высказал уверенность, что Саркози поддержит стремление палестинского народа к обретению своего национального государства.

Представители ХАМАСа по поводу избрания нового президента Франции заявили, что рассчитывают на то, что Париж изменит отношение к палестинскому правительству, однако в это верится с трудом. Скорее всего, Франция, как и многие другие страны Европы, будет вести диалог лишь с теми министрами палестинского правительства, которые не являются членами ХАМАСа.

Любопытным является тот факт, что «Хизбалла» также приветствовала победу «друга Израиля», несмотря на то, что последний прошлым летом поддержал Израиль в войне против «Хизбаллы». Наваф Муссауи, отвечающий за внешнеполитические связи в «Хизбалле», видимо, учитывая позицию нового президента Франции в отношении своей организации, пожелал, чтобы Париж проводил на Ближнем Востоке политику, которая будет соответствовать интересам Франции, намекая тем самым, что внешнеполитический курс Саркози не будет откровенно произраильским.

Вообще ливанцы рассчитывают на то, что смена президента во Франции, с которой Бейрут связывают исторические связи, поможет привлечь внимание мирового сообщества к ситуации в Ливане, особенно к политическому кризису в этой стране. Саад Харири, сын убитого ливанского премьер-министра Рафика Харири, который сейчас возглавляет большинство в ливанском парламенте, также рассчитывает на еще большее укрепление связей между двумя странами. Тем более что у него есть и личная заинтересованность: прежний президент Франции Жак Ширак инициировал и активно добивался международного расследования убийства Рафика Харири, чьим другом он себя называл. И теперь Саад Харири надеется, что и Саркози будет настаивать на продолжении расследования убийства его отца и, возможно, доведет это дело до конца.

Однако не все в арабском мире так оптимистично отнеслись к победе Николя Саркози. Будучи на посту министра внутренних дел, Саркози был известен как жесткими заявлениями в отношении иммигрантов, являющихся преимущественно выходцами из арабо-мусульманских стран, так и жесткими действиями, особенно продемонстрированными в ходе подавления беспорядков во Франции в ноябре 2005 г.

Саркози запомнился также тем фактом, что 2 октября 2006 г. 72 служащих аэропорта «Шарль де Голль» мусульманского происхождения были уволены «из соображений безопасности», поскольку их заподозрили в связях с исламскими террористическими организациями. В ноябре 2006 г. семь уволенных работников аэропорта подали в суд на Саркози. По сообщению газеты «Коммерсант» (7 ноября 2006 г.), профсоюз аэропорта признал, что многие служащие подвергаются религиозной дискриминации. Сам Саркози, как писало издание «The Peninsula» (26 октября 2006 г.), по этому поводу жестко и не скрывая своей позиции заявил, что только «отсутствие у персонала близких и далеких связей с радикальными организациями является первоочередным условием для работы в таких учреждениях».

19 июня 2006 г. были арестованы генеральный секретарь Французского совета имамов Дав Мескин (выходец из Туниса) и его сын. Их обвинили в отмывании денег, предназначенных для исламских террористических организаций. Мескин возглавлял мусульманскую школу «Ан-Наджа» во Франции, в которой и могли вестись под вывеской детского учебного заведения идеологическая вербовка и подготовка французских мусульман для совершения терактов как на территории Франции, так и за ее пределами. Этот арест, инициированный Саркози, вызвал определенную волну возмущений среди французских мусульман. Впрочем, последние склонны были видеть в действиях тогдашнего министра внутренних дел стремление удалить из общественной жизни ярого критика Совета мусульманской веры, который поддерживал министра Саркози и которому он симпатизировал.

16 февраля с.г. французская полиция провела удачную антитеррористическую операцию в Париже и Тулузе, в результате которой была обезврежена ячейка «Аль-Каиды» во Франции (были арестованы 11 человек). Саркози тогда публично поздравил своих подчиненных с успешно завершенной операцией, что можно рассматривать и как пиар-акцию накануне предстоящих президентских выборов. Впрочем, главный французский судья по вопросам борьбы с терроризмом Жан-Луи Бружьер тогда заявил, что угроза совершения терактов членами «Аль-Каиды» как во Франции, так и в остальных странах Европы остается «весьма велика» («Коммерсант», 16 февраля с.г.).

Саркози также известен тем, что откровенно выразил свое негативное отношение к мусульманскому обряду жертвоприношения на празднике Ид аль-Адха (в России известному как Курбан-байрам), назвав это «жестоким обращением с животными».

В ходе начавшейся в конце 2005 – начале 2006 гг. «карикатурной войны», всколыхнувшей Европу и страны Востока, Саркози занял принципиальную позицию в поддержку перепечатки карикатур на пророка Мухаммеда французскими газетами из датского издания «Jullands-Posten», считая это проявлением свободы слова и печати. В частности, в феврале с.г., т.е. за три месяца до первого тура выборов, он открыто поддержал сатирический еженедельник «Charlie Hebdo», опубликовавший датские карикатуры, сказав, что «предпочел бы избыток карикатур их отсутствию».

Возможно, поэтому французские мусульмане в первом туре президентских выборов отдали в большинстве своем голоса центристу Франсуа Байру (Байру тогда получил поддержку 18,5% избирателей). Если верить мусульманским электронным СМИ (www.islamonline.net от 23 апреля с.г.), то во втором туре французские мусульмане голосовали не столько за Сеголен Руайаль, сколько против Николя Саркози, опасаясь его жесткой политики в отношении иммигрантов.

Поэтому после победы кандидата от правых арабские газеты поспешили высказать свое негодование по поводу такого исхода французских выборов. «Аш-шарк аль-Аусат» прямо обвинила еврейскую общину Франции в поддержке Саркози. Она высказала мнение, что своей победой новый президент республики обязан еврейской общине, и написала, что «президент Франции – это маленький Буш». Опасения по поводу судьбы незаконных арабских иммигрантов высказала газета «Аль-Хайат», считающая, что новый французский лидер будет «железной рукой» решать проблему иммигрантов.

Однако когда стало очевидно, что в ближайшие пять лет во главе Франции будет стоять Никола Саркози, Французский совет мусульманской веры поздравил его с победой на выборах. При этом он был назван «государственным мужем, которому удалось объединить все направления ислама во Франции». Французские мусульмане, вынужденные принять исход выборов как данность, испытывают определенные опасения по поводу дальнейших шагов нового президента Франции в отношении своих сограждан-мусульман.

Антииммигрантская предвыборная риторика Саркози воспринимается французскими мусульманами как исламофобская. Поэтому они хотят получить гарантии того, что он не станет предпринимать какие-нибудь меры, направленные на понижение их статуса. По этому поводу председатель Союза французских исламских организаций Франции Лхадж Тамил Брезе отметил: «Как мне представляется, он (Саркози. – Р.С.) скоро изменит свое отношение к мусульманам. Я хотел бы призвать мусульман проявить сдержанность и не демонстрировать свое неприятие результатов выборов неподобающим образом», намекая на то, что беспорядками, которые начала организовывать иммигрантская молодежь сразу после объявления результатов выборов, можно только навлечь гнев и ответные жесткие меры Николя Саркози, который уже неоднократно демонстрировал всей Франции, что способен на это.

В Турции весьма прохладно отреагировали на победу правого кандидата. Премьер-министр Турции Тайип Эрдоган, отдавая дань необходимому церемониальному этикету, принятому в случае избрания нового главы государства, поздравил Саркози с победой, однако совершенно четко высказал опасения, причем не без оснований, что Франция при новом руководстве может воспрепятствовать вступлению Турции в Европейский союз. Сам Николя Саркози в ходе предвыборной кампании неоднократно заявлял о том, что не допустит включения Анкары в ЕС. И, похоже, что опасения Эрдогана подтвердились.

17 мая Саркози предложил Турции принять участие в создании Средиземноморского союза, некого аналога ЕС. Причем сам президент Франции откровенно намекает, что Анкаре это будет выгоднее, чем «пытаться проникнуть в европейское сообщество». Это заявление главы Франции был негативно воспринято в Турции. Турецкий министр иностранных дел Абдаллах Гюль ответил, что «это предложение в период ведения переговоров демонстрирует неуважение к ранее достигнутым соглашениям». Анкара отвергла эту инициативу, исходящую от Саркози. Турции остается пока рассчитывать на то, что в Париже «проявят прагматизм», т.е. не станут мешать вступлению страны в ЕС.

Стоит также отметить тот факт, что в ходе памятных мероприятий, посвященных 92-летию геноцида армян в годы Первой мировой войны, Николя Саркози 24 апреля с.г. (День памяти жертв геноцида армян. — Р.С.), будучи еще кандидатом в президенты Франции, направил письмо главе Совета армянских организаций Франции Алексису Говчяну, в котором было сказано, что «Франция должна противостоять государственной политике отрицания Турцией геноцида армян, бессмысленной пропаганде, которая довлеет над армянами. Франция не только должна осудить отрицание геноцида армян на законодательном уровне, но и не принимать какое-либо проявление пропаганды отрицания».

В этой связи стоит напомнить тот факт, что еще 11 октября 2006 г., перед рассмотрением во французском парламенте законопроекта об уголовной ответственности за отрицание геноцида армян, состоялась телефонная беседа между Эрдоганом и Саркози, бывшем тогда главой французского МВД. Турецкий премьер-министр попросил у правительства Франции политической поддержки для блокирования принятия этого законопроекта. В ответ Саркози выдвинул премьер-министру Турции следующие условия: «Открыть армянскую границу Турции, объявить недействительной 301-ю статью нового турецкого Уголовного кодекса («За оскорбление чести турецкой нации». — Р.С.) и для обсуждения вопроса создать двустороннюю армяно-турецкую межправительственную комиссию». Ответ Эрдогана на эти предложения был маловразумительным, и, видимо, именно поэтому законопроекту был дан «зеленый свет». Понятно, что и этот факт будет негативно сказываться на отношениях между Парижем и Анкарой.

Таким образом, избрание нового, 23-го по счету президента Франции по-разному было воспринято на Ближнем Востоке, да и в самой Франции мусульманской ее частью. Теперь со сменой политического руководства в Париже может измениться и вектор внешней политики Франции. Сам Николя Саркози еще во время предвыборной кампании неоднократно заявлял, что намерен сблизиться с США в решении международных проблем. Впрочем, после выборов в телефонной беседе с президентом США Дж. Бушем Саркози сказал, что Париж заинтересован в «дружбе» с Вашингтоном, однако добавил, что «США необходимо помнить о том, что даже у друзей могут быть различные мнения по одному и тому же вопросу».

Так или иначе, но, по нашему мнению, Франция во главе с Николя Саркози на Ближнем Востоке будет придерживаться принципа избирательности при выборе партнеров для поддержки. Учитывая ее статус (Франция является постоянным членом Совета Безопасности ООН), ряд лидеров стран Ближнего Востока поспешили наладить неформальные отношения с новым президентом Франции. Поэтому и можно увидеть весьма лестные поздравления в адрес Саркози, посылаемые совершенно разными игроками в этом регионе. Пока же еще рано говорить однозначно, как Франция будет выстраивать свою стратегию внешнеполитического курса, но исходя как из предвыборной программы, так и последующих заявлений самого Николя Саркози, Париж, по крайней мере на первых порах, будет склоняться к более произраильскому (в вопросе арабо-израильских противоречий) и антитурецкому (по поводу интеграции Анкары в ЕС) векторам во внешней политике.

28.44MB | MySQL:62 | 0,550sec