Проблемы военного строительства в Сирии. Часть 2

Еще одним важнейшим фактором, влияющим на реформирование  Вооруженных сил САР, является использование основными спонсорами Дамаска в лице Ирана и России  системы частных военных компаний (ЧВК). Это позволяет спонсорам решать ряд деликатных задачи в рамках обеспечения  безопасности конкретных объектов и месторождений полезных ископаемых. Одновременно эти структуры, функционирующие под прикрытием ЧВК, позволяют решать задачи по распространению своего влияния среди различных племенных групп.   До мая 2013 года задачи и деятельность ЧВК в  Сирии ограничивались охраной торговых центров, банков и музыкальных концертов. Однако необходимость увеличения присутствия регулярной сирийской армии на линиях непосредственного боевого столкновения с оппозицией привело к изданию правительством Законодательного декрета № 55, который дал возможность союзникам режима, Ирану и России, мобилизовать ряд ополченцев  в рамках новых контуров правового поля для частных охранных компаний. В этой ситуации Иран использует ЧВК для усиления своего влияния в Дамаске.  Тегеран также использовал эти ЧВК для поддержания своего присутствия на стратегическом шоссе Багдад-Дамаск и в Восточной пустыне Сирии. Россия использовала ЧВК для того, чтобы  узаконить статус бойцов местного ополчения, которые по тем или иным причинам не могли быть призваны в ряды сирийской армии. Это касалось в основном бывших повстанцев из ССА, с которыми кадровые военные Сирии (в частности, те же военные из 5-го корпуса)  отказывались воевать вместе, как это было в Восточном Каламуне. Эти споры вынудили Россию шире  использовать структуры частной безопасности, такие  как,  например,  «Охотники за ИГИЛ», в которые привлекаются  бывшие  бойцы ССА.

Наиболее многочисленными и активными частными  охранными компаниями в Сирии в 2019 году были следующие: Professionals Company, основана 29 апреля  2012 года в Дамаске, официальный статус — независимая; Shorouk Company, основана 12 ноября  2012 года в Дамаске, независимая; Al-Husun Company, основана 23 марта 2013 года в Латакии, независимая; Qasioun Company, основана 28 октября  2013 года в Дамаске, Иран; IBS, основана 27 ноября 2013 года в Дамаске, Иран; Al-Watania Company, основана 28 марта 2016 года в Дамаске, Россия; ISIS Hunters, основана 16 марта  2017 года в Хаме, Россия;  Al-Qalaa Company, основана 10 октября 2017 года в Дамаске, Иран; Al-Areen Company, основана 19 октября  2017 года в Дамаске, Россия; Sanad Company, основана 22 октября  2017 года в Дамаске, Россия; Fajr Company, основана 2 января  2018 года в Алеппо, Иран; Alpha Company, основана 15 февраля  2018 года в Алеппо, Иран; Al-Hares Company, основана 8 мая 2018 года в Дамаске, Иран.

С момента начала российской военной операции в Сирии и ее успеха в рамках ликвидации основных оплотов сопротивления баланс сил в конфликте сместился  в пользу режима Б.Асада. В этой связи  процесс контроля и перестройки Вооруженных сил САР претерпел важные изменения. Иран упорно работал, чтобы получить горизонтальный контроль (т. е. личная лояльность, контроль над режимными военно-охранными подразделения и специальными подразделениями, такие как Республиканская гвардия) над вооруженными силами; усилить свое присутствие  в органах безопасности. Иранцы формально разделили фронты в Сирии на пять основных секторов: сектор Дамаска, который включает Дамаск и сельские мухафазы Дамаска; сектор Южного фронта, включающий Дераа, Кунейтру и Сувейду;  Центральный фронт, включающий Хомс, Хаму и Идлиб; Прибрежный  сектор, включающий Латакию и Тартус и Северный сектор фронта, который включает Алеппо и провинции Ракка. Иран также создал постоянные военные базы во всех вышеперечисленных секторах, на которых базируется 6000 иранских бойцов  с тяжелым вооружением, ВВС и зенитными ракетами. Что касается России, то с середины 2017 года ее контроль над режимом осуществлялся в контексте  кадровых ротаций  в Минобороны, Генштабе и некоторых силовых ведомствах. То есть, упор делается на  аспект расстановки на ключевые посты в силовом блоке сирийских офицеров, лояльных России.  Имеющаяся информация подтверждает эту тенденцию, в том числе и в связи с многочисленными изменениями в кадровый состав Генерального штаба и Министерстве обороны в последние месяцы, которые затрагивают высших чинов, включая министра обороны и его помощников и советников. В то время как иранские и российские сети влияния кристаллизуются внутри армейских структур, сирийская армия продолжает в своем нынешнем составе представлять некий гибрид между различными  формированиями.  Это способствовало превращению армии  по существу в ополчение, которое вызвало всплеск идеологических противоречий и конфликт иранских и российских интересов. По оценкам турецких экспертов, Вооруженные силы САР останутся в плену гибридного сетевого формата в среднесрочной перспективе, который будет негативно влиять на их эффективность.  Укрепление условий социальной поддержки процесса военной реформы и обеспечения ее законодательной базы на сегодня имеют небольшие перспективы в силу наличия конкретных интересов в этой области  Ирана и России. И это обстоятельство пока препятствует классической инкорпорации групп ополчения МСО в состав регулярной армии. В этой связи турецкие эксперты выделяют несколько наиболее многочисленных и боеспособных групп, которые официально входят в МСО и с некоторых пор — официально в кадровый состав сирийской армии.

  1. «Бригада имама аль-Бакира». В 2016 году деятельность этой бригады была ограничена восточными и южными районами провинции Алеппо, но в 2017 она расширила свои операции в Сирийской пустыне и Дейр-эз-Зоре. Бригада в основном состоит из представителей племени Аль-Баггара, многие из которых стали исповедовать шиизм до и во время сирийской гражданской войны из-за планомерной иранской прозелитической деятельности.  Бойцы этой бригады получили оружие и амуницию от иракского шиитского ополчения «Аль-Нуджаба», а также заработную плату  от Ирана в  25 000 сирийских фунтов каждому бойцу ежемесячно. Бригада проводит регулярные  учебно-тренировочные сборы в деревнях Таль-Шахиб, Эйсан и Эйн-Исса в южной сельской местности Алеппо. Сегодня ополчение «Бригады имама аль-Бакира» имеет контроль над серьезным транспортным сектором (в основном микроавтобусы) в Алеппо. Большинство водителей этих автобусов являются выходцами именно из племени Аль-Баггара.  Эта сфера деятельности дает племени  постоянную статью дохода плюс серьезные логистические возможности бойцам этой бригады при необходимости их переброски.  В настоящее время «Бригада имама аль-Бакира» активно действует на восточных фронтах, особенно в провинции Дейр-эз-Зор вблизи пограничных районов. Бригада также отвечает за обеспечение безопасности дороги Альбу Камаль-Дейр-эз-Зор и наблюдение за афганскими ополченцами, которые защищают нефтеперекачивающую  станцию T2 в провинции Дейр-эз-Зор. Численность бойцов бригады оценивается примерно в 2000 человек.
  2. «Джейш аль-Махди, которая является сирийской ветвью иракских шиитских ополченцев, связанные с движением Муктады ас-Садра в Ираке. Эти силы включают в себя бригаду «Аль-Муаммаля», которая дислоцируется в Алеппо и, по разным оценкам, включает в себя около 2000 бойцов.
  3. «Бригада имама аль-Хусейна». Сирийское шиитское ополчение, которое было создано в 2013 году и включает в себя шиитских боевиков из Ирака и Афганистана. В настоящее время он имеет численность около 1200 штыков и имеет тесные связи с иракским отделением ополчения. Дислоцирована в Саида Зайнаб в Дамаске и в городе Дарайя . Казем Джавад, иракец, который был первым командиром бригады, был убит 15 марта 2015 года, а его  преемник Амджад аль-Бахадли скончался в Дамаске от инсульта 17 марта 2017 года.  29 марта 2017 года Асаад аль-Бахадли, брат Амджада, был назначен командиром бригады.
  4. «Бригады Асада Аллах аль-Галиб». Отряд шиитского ополчения, начавшее свою деятельность в сельской местности Дамаска. Командир — гражданин Ирака Акиль аль-Мусави, он же Абу Фатима аль-Мусави. Униформа этой бригады похожа на форму Групп быстрого реагирования ВС Ирака. В начале 2015 года бригада была передислоцирована в город Банияс в Тартусе и сельскую местность в Латакии. Предполагается, что она насчитывает на сегодня около 800 бойцов.
  5. Ополченцы городов Нубль и Аз-Захра на севере Алеппо. В их составе около 1000 бойцов.

Ниже перечислены наиболее важные боевые группы, которые присоединились к МСО  в началое 2018 года: «Дошка» (Алеппо, сирийцы); бригады Islamic Syrian Resistance in Iraqi (Ракка, сирийцы, ливанцы); Al-Safira (Алеппо, сирийцы);  Al-Rida (Алеппо, сирийцы);  Al-Birri Al-Ridwan (Хама, сирийцы); Al-Hikma Sukur (Хама,  Идлиб, сирийцы), Daher Forces, Al-Nayrab, Nusour Khan (Алеппо, сирийцы);  Regiment al-Assal, Imam Zein al-Syrian,Force 313 (Дейр-эз-Зор, Абидин, Пальмира; сирийцы, иракцы); бригады The Christian Al-Kursh (Латакия, сирийцы).

 

Роль и судьба палестинских ополченцев, лояльных Сирии

С  начала гражданской войны сирийский режим пытался использовать палестинское досье,  как инструмент в рамках борьбы с повстанцами. С этой целью режим постарался разделить палестинские группировки, поставить их под контроль органов  безопасности и даже мобилизовать их в некоторых военных ситуациях.  С самого начала конфликта возникли серьезные риски того, что палестинская молодежь начнет активно участвовать в нем.  От себя добавим, что в данном случае надо говорить не о спонтанном движении некой молодежи, а четком подкупе того же ХАМАС и ряда иных палестинских группировок теми же катарцами и саудовцами. Дамаск в этой связи использовал свое политическое влияние и спецслужбы для поддержки прежде всего прорежимных палестинских групп и фракций, используя их в открытых боестолкновениях с группами сопротивления и диссидентами из числа палестинцев.  Это помогло гарантировать изоляцию палестинцев в их лагерях, самым крупным из которых является лагерь Ярмук.  Опять же не совсем согласимся с выводами турецких экспертов. Не будет вдаваться в эту тему подробно, отметим только, что палестинцы в Сирии были перекуплены Катаром и КСА в подавляющей степени, что привело к практическому участию тех же сторонников ХАМАСа в строительстве инженерных сооружений в интересах сил сопротивления. И в том же Ярмуке, благодаря палестинцам, исламисты  смогли  создать глубоко эшелонированную систему обороны. На сегодня в Сирии действуют следующие проправительственные палестинские фракции.

  1. Палестинская освободительная армия (ПОА). В 1956 году сирийский парламент принял законодательный декрет № 260, который предусматривал равенство палестинцев с сирийскими гражданами во всех правах и обязанностях, за исключением права участия в выборах и голосовании. Палестинцы призывались на службу в сирийскую армию, для чего был создан специальный батальон. Позднее он был расширен до нескольких батальонов и  получил название ПОА и принимал участие в войне 1967 и 1973 гг. с Израилем.  В 1976 году Хафез Асад отправил несколько подразделений ПОА в Ливан, где они сражались с фалангистами вместе с бойцами других палестинских групп. Отметим, что эта структура пережила несколько расколов и открытых бунтов его командования против тех или иных приказов Дамаска, что окончилось тюремным заключением для некоторых командиров этого подразделения. Когда  в 2011 году в Сирии началась гражданская война, ПОА, по ряду оценок, включала в себя  около 4500 добровольцев и призывников (включая офицеров, сержантов, призывников и государственных служащих). Она состояла из трех пехотных и ударные батальонов, включая батальон, дислоцированный в Катана под Дамаском; батальон «Аджнадин», дислоцированные в Джебель-эш-Шейхе; и батальон «Аль-Кадисия», которые был развернут в провинции Сувейда; учебный центр в Масиафе, а также ряд военных, финансовых, логистических и технических отделов,  медицинских и культурных центров. Численность военнослужащих ПОА, которые участвовали в боях в рамках гражданской войны, оценивается всего в около 2000 бойцов. С точки зрения организации, общее командование ПОА возглавляет генерал-майор Мухаммед Тарек аль-Хадра, который подчиняется  Генеральному штабу  сирийской армии. Директорат военной разведки МО САР осуществляет общий надзор за подразделениями и отделами ПОА через сектор мониторинга и наблюдения, который возглавляет сейчас  генерал Фаиз аль-Баша. С первых месяцев сирийского кризиса командование ПОА  стремилось держать нейтралитет. В 2012 году сирийские спецслужбы ликвидировали несколько офицеров-палестинцев, которые выступали против участия ПОА в боях.  Среди них были командующий ПОА  генерал Рида аль-Хадра, полковник Абдель Насер Макари и майор Бассель Рафик Али. После этого многие офицеры дезертировали и примкнули к сопротивлению.  Среди них надо отметить полковника Кахтана Табаше, бывшего командира 421-го батальона «Саика», который сформировал группу «Свободная армия освобождения Палестины» вместе с другими перебежчиками в июле 2012 года.  В 2013 году полковник ПОА Халед Исмаил аль-Хасан дезертировал и организовал вместе с другими дезертировавшими офицерами группу сопротивления «Свободная бригада освободительной армии» в районе к югу от Дамаска.

Участие ПОА в боевых действиях на стороне режима росло постепенно. В начале перед ней  была поставлена задача не допустить проникновение отрядов сопротивления в оппозиции в районы дислокации ПОА, где были развернуты ее силы и там, где располагались ее учебные и административные корпуса. Эти задачи были позже была расширены. В частности, палестинцам было предписано защита экономических объектов инфраструктуры и других жизненно важных объектов, таких как ТЭС Тишрин недалеко от Харран аль-Авамид в пригороде Дамаска. Начиная с 2015 года участие ПОА в конфликте  расширилось и включило в себя множество новых задач. Согласно заявлению командира ПОА генерала Тарека аль-Хадры в июле 2017 года, его силы  вели бои в 15 населенных пунктах провинции Дамаск, в сельской местности  Дераа, Сувейды и Аль-Бадии.  По состоянию на начало 2019 года ПОА участвовала в боях на следующих фронтах: 421-й батальон  воевал в Адре, в Таль-Саване и Таль-Курди (провинция Дамаск) против сил сопротивления. При этом ряд офицеров и солдат ПОА в Таль-Курди были расстреляны за отказ воевать на стороне режима. Подразделения батальона «Аджнадин» участвовал в осаде лагеря беженцев Хан аль-Шейх в ноябре 2016 г. Они также участвовали в боях на фронте Джебель-аш-Шейх, Бейт-Джинн, и  Мугр аль-Меер в конце 2017 года, а также в районе ферм Аль-Райхан Восточной Гуты в том же году. Позже они приняли участие в боях  за контроль над осажденными оплотами оппозиции в Гуте:  Хараста, Эйн-Тарма и Джобар.  Батальон «Аль-Кадисия» и бригада «Саика 421» развернуты в Сувейде. В 2015 году они воевали на стороне режима против оппозиционных фракций в окрестностях аэропорта Аль-Талех в западной  части провинции. В 2017 году подразделения ПОА Engineering участвовали в зачистке районов пустыни Бадия в Сувейде, в том числе  Касаб, аль-Краа, Аль-Хеббария и других. В 2018 году  Бригада «Саика» воевал против ИГ в окрестностях Тулул-ас-Сафа  в Восточной пустыне   и помогла режиму вернуть контроль над этой областью. В 2017 году некоторые подразделения специальных сил ПОА воевали вместе с войсками режима против ИГ в Укайрибате в  сельской местности на востоке  Хамы, окрестностях Таль аль-Гавайят,  в сельской местности Масканех вблизи Таль-Сад-Рише, Джабаль Махул, Таль-Асфар, Таль-аль-Бакар, стратегическом районе Джебель-Сиси, а также в рамках сражения за Аль-Танф и боях по снятию  осады Дейр-эз-Зора. В 2016 году ряд подразделений ПОА во главе с 12-м батальоном участвовали в ожесточенных боях на фронтах Шейх-Маскин и Аль-Катибин аль-Махжура в северной сельской местности Дераа. В июне 2018 года ПОА принимала участие в боях под Бусра аль-Харир и Млейха. В апреле 2018 года ПОА участвовала в боях по зачистке  южных пригородов Дамаска от ИГ в районах Аль-Хаджар аль-Асвад, Аль-Кадам  и Ярмук.

Такая существенная поддержка ПОА сирийскому режиму во всех этих боях привела к гибели 276 военных этого подразделения. В этой связи надо отметить и большое число  перебежчиков, которые были затем убиты в боях на стороне оппозиционных формирований. Кроме того, сотни призывников и волонтеров сбежали от обязательной службы в ПОА. Часть из них были задержаны и расстреляны органами военной безопасности Сирии. При этом число палестинских призывников, которые покинули  Сирию, исчисляется тысячами. Воинская служба является одной из основных причин эмиграции палестинских юношей из Сирии во время кризиса.

  1. Народный фронт освобождения Палестины – Главное Командование (НФОП-ГК).

Эта группа была создана  в апреле 1968 года, когда часть НФОП  отделилась и стала известной как Народный фронт освобождения Палестины – Главное командование (НФОП-ГК). Среди наиболее известных основателей  НФОП-ГК надо отметить  Али Бошнака, Ахмеда Джибриля, Талала Наджи и Фадля Шарура. Ее генеральный секретарь Ахмед Джибриль окончил Военную академию в Египте в 1959 году С момента своего создания  НФОП-ГК сосредоточился на военных действиях против Израиля и провел ряд известных партизанских операций против израильтян.  НФОП-ГК оказал поддержку сирийской армии в рамках ее  интервенции в Ливан. Отношения Ахмеда Джибриля с режимом улучшались по мере того, как ухудшались отношения  между Хафезом Асадом и Ясиром Арафатом накануне Ливанской войны 1982 года. В 1983 году Хафез Асад поддержал раскол внутри движения ФАТХ, используя политические разногласия между ФАТХом и НФОП-ГК. С самого начала сирийского кризиса, политический и медийный дискурс НФОП-ГК был направлен на поддержку сирийского режима.  Это вызвало столкновения отрядов группы с другими палестинскими фракциями, которые выступали уже на стороне сопротивления.  Через несколько месяцев после начала кризиса НФОП-ГК начал формировать т.н. «Народные комитеты», которые контролировались сыном А.Джебриля Халедом, главой НФОП-ГК по военным вопросам. НФОП-ГК утверждала, что целью этих комитетов является защита лагеря палестинских беженцев  Ярмук.  Быстро стало ясно, что истинная цель этих Народных комитетов была гораздо шире: в них входили в основном безработные молодые палестинцы,   люди с судимостью и криминальные элементы. Они начали  выслеживать и арестовывать палестинских и сирийских активистов оппозиции внутри лагеря и затем передавать их сирийским органам безопасности. В дополнение к этому, когда некоторые группы Свободной сирийской армии (ССА) появились в окрестностях лагеря Ярмук, комитеты играли роль в преследовании и нападении на членов этих групп. В 2012 году столкновения между Народными комитетами и ССА резко интенсифицировались.  Это привело к вторжению ССА в лагерь и его бомбардировки  авиацией режима. Большое количество мирных жителей были убиты и ранены в Абдул-Кадире и  мечети Аль-Хусейни во время этих нападений. При этом ССА вытеснили НФОП-ГК из лагеря. Поражение Народных комитетов нанес  серьезный удар по НФОП-ГК, но это не помешало его руководству продолжать поддерживать режим. НФОП-ГК участвовал вместе с силами режима в осаде лагеря Ярмук и южных пригородов столицы  с июля 2013 года, пока режим не восстановил над ними контроль в мае 2018 года. Начиная с 2012 года НФОП-ГК также имел свою группу «шабиха» в лагере палестинцев в Хаме. Она выявляла и арестовывала палестинцев, которые были связаны с повстанцами, а затем  передавала их в отделения военной безопасности  в городе, где более 20 из них были убиты. Эта «шабиха» иногда поддерживала силы режима в  боях в сельской местности Хамы, однако ее влияние ослабло с связи с возникновением в этом лагере еще одной проправительственной палестинской группы «Бригады аль-Кудса» в 2015 году. Через свои группы, развернутые в Дераа, НФОП-ГК сражался вместе с сирийской армией  в окрестностях палестинского лагеря Дарта во время наступление  в июне 2018 года для восстановления контроля над районом. Помимо  некоторых групп в других лагерях, таких как Хан Дунун, Аль- Сайида Зайнаб, Джарамана, и группы для защиты своей базы в Айне аль-Сахеб районе к югу от Дамаска, НФОП-ГК не имеет иных сил, которые дислоцируются в других районах Сирии. В общей сложности группа, по разным оценкам, насчитывает около 250 боевиков в Сирии и около 100  в Ливане. Руководство НФОП-ГК преувеличивает число своих бойцов  по пропагандистским причинам и стремлению получить большую финансовую поддержку из Ирана, от которого группа  получает бюджет уже несколько лет. Помощник генерального секретаря НФОП-ГК Талал Наджи привел цифры потерь в 420 бойцов и 800  раненых. Эти цифры не соответствуют личным номерам убитых членов группы, которые появились в ряде СМИ: их число не превышает 50 бойцов за все время кризиса.

3 «Ас-Саика».  Организация «Ас-Саика» была создана во время июньской войны 1967 года, как вооруженная партизанская  фракция, связанная с партией БААС. «Ас-Саика» имеет филиалы в Сирии, Ливане, Восточной Иордании, ЗБРИ, секторе Газа и в ряде других арабских стран. Когда Хафез Асад пришел к власти в 1970 году, он поставил «Ас-Саику» под свой контроль и начал смещать ее деятельность на проведение партизанских операций на границах Сирии с Ливаном и Иорданией. «Ас-Саика» играла разные роли для сирийского режима в Ливане, в частности, во время поддержки режимом ливанских сепаратистских сил в  войне против палестинцев в 1976 году.  На сегодня  в Ливане она сохранила лишь символическое присутствие. В начале сирийского конфликта главой «Ас-Саики» был Фархан Абу-аль-Хиджа. Группа играла ограниченную роль в первый год конфликта, однако, после того, как сирийская армия взяла лагерь Ярмук, она начала создавать небольшие группы – в основном составленных из ее ветеранов, — которые дислоцируются около  здания муниципалитета и иногда у северного входа в лагерь. «Ас-Саика» не ведет активной военной деятельности в других палестинских лагерях и, по ряду оценок, имеет в своем распоряжении не более 70 бойцов.

4 Движение «Фатх аль-Интифада». Палестинская организация, которая восстала против ФАТХа  в 1983 году. В том же  году ее бойцы захватили штаб-квартиры 1-го и 2-го батальонов «Сил Ярмука» в движении ФАТХ.  Самые видные лидеры группы — Муса Махмуд аль-Амлех, известный как Абу Халед аль-Амлех и генеральный секретарь организации Мухаммед Муса Мурага, также известный как Абу Муса. Хафез Асад поддерживал этот раскол. Он предоставил в распоряжение группы сеть тренировочных лагерей и передал лидерам дезертировавшей группировки 60 тонн оружия, конфискованного из военных тренировочных лагерей ФАТХа. Группа на сегодня в основном присутствует в Сирии  в некоторых лагерях палестинских беженцев, а также в палестинских лагерях  в Ливане и Иордании. В ноябре 2006 года в организации произошел раскол , закончившийся увольнением Абу Халеда аль-Амлеха из-за его предполагаемой роли в организации группы «Фатх аль-Ислам». «Фатх аль-Ислам» — группировка, используемая сирийской разведкой,  участвовала в борьбе против ливанской армии в 2006 году в лагере Нахр аль-Барид.

Во время сирийского кризиса, и особенно после 2012 года, «Фатх аль-Интифада» активно рекрутировала в свои ряды безработную палестинскую молодежь. Такие пункты набора действуют на окраинах Дамаска в таких местах, как Джарамана, Аль-Хусейния, Хан Дунун и Аль-Саида Зайнаб. Эти группы, возглавляемые Абу Эйядом Захра, имеет около 100 бойцов, которые принимали участие в различных военных действиях. Например, они участвовали в осаде Ярмука с северной стороны лагеря, а позже были переброшены  в лагерь Аль-Хусейния, после того как режим восстановил над ним контроль в октябре 2013 года. Группа также  разместила своих боевиков в лагерях палестинских беженцев Джараман, аль-Саида Зайнаб и Хан Дунун под предлогом защиты их. Кроме того, «Фатх аль-Интифада» направила несколько своих групп в е во время наступление режима на палестинский лагерь Дераа в июне 2018 года.  «Фатх аль-Интифада» получает финансовую поддержку от Ирана в виде ежемесячного бюджета для покрытия жалованье ее кадров, бойцов и на административные расходы.

  1. Палестинский фронт народной борьбы (ПФНБ). Палестинский фронт народной борьбы (ПФНБ) был основан в 1967 году. Сейчас организация расколота на две фракции. Одна под руководством  Ахмада Мадждалани, который руководит специальным комитетом в лагере Ярмук. Вторую группу возглавляет Халед Абдул Маджид, который базируется в  Дамаске и  связан с сирийским режимом с начала 1990-е годов. Несмотря на небольшой размер его организации, Абдул Маджид был назначен секретарем Альянса палестинских сил  в связи с его особой ролью в работе силовых органов Дамаска.  Во время гражданской войны  вооруженные члены его организации, которых насчитывалось не более 40 или 50 членов, использовались при осаде лагеря Ярмук.

В дополнение к ПОА и другим палестинским фракциям, упомянутым выше, были и другие фракции, которые поддерживали режим через свои позиции и заявления в СМИ, но не участвовали в военных действиях. К этим группировкам относится  Фронт освобождения Палестины Абу Нидаля аль-Ашкара и движение «Исламского джихада», которое финансируется Ираном

 

Палестинские формирования, созданные режимом Б.Асада во время гражданской войны

Это палестинские нерегулярные формирования и движения, созданные при непосредственной поддержке и руководстве органов безопасности Сирии.

1 «Бригада Аль-Кудс». Официально создана 6 октября 2013 года, но практически оформилась и стала  действовать немного позже. Группа была сформирована палестинским инженером Мухаммедом аль-Саидом из лагеря Аль-Нейраб, который хорошо известен своей прямой связью с  генералом Адибом Саламом, главой филиала  разведки ВВС в Алеппо. М.аль-Саид привлек несколько молодых людей с дурной репутацией из лагерей Аль-Нейраб и Хандарат. Вместе со своим заместителем Аднаном аль-Сайедом, он действовал с начала кризиса в рамках разгона студенческих демонстраций в университете Алеппо. Деятельность «Бригады Аль-Кудс» оставалась ограниченной именно этими действиями, а сама она состояла всего из нескольких десятков членов «шабихи». Однако по мере развития кризиса в Алеппо сирийские спецслужбы завербовали в эту группу большое количество молодых людей, которые пришли туда не только за деньгами, но и в связи с ростом антипалестинских настроений среди сирийцев-суннитов в Алеппо. В частности,  в рамках разжигания таких настроении сирийские спецслужбы сами организовали похищение нескольких членов палестинских фракций с их последующим убийством и переводом ответственности за это на отряды ССА.  В 2014 году многие безработные молодые палестинцы и сирийцы  присоединились к «Бригаде Аль-Кудс» из-за сложных условий жизни и размера жалования, в результате чего группа значительно увеличилась. Считается, что «Бригада Аль-Кудс» имеет сейчас от 3000 до 3500 бойцов, состоящих из палестинцев  из  лагерей Аль-Нейраб, Хандарат, Аль-Рамль и Хама, а также палестинцев и сирийцев из северных и западных окраин Алеппо, деревень Аль-Нейраб, Тель-Шугейб, Нубул, аль-Захра, и сирийцев из племени Аль-Баккара и семьи Берри. Хотя большинство лидеров группы изначально были палестинцами, доля сирийцев в подразделениях сейчас составляет  две трети от общего числа. «Бригада Аль-Кудс», которая считается одной из главных вспомогательных сил для сирийской армии, состоит из трех батальонов, вооруженных всеми видами среднего и тяжелого вооружения. Три батальона: «Катибат Осуд Аль-Кудс» («Батальон львы Иерусалима»), «Катибат аль-Ридаа»» («Батальон сдерживания») и «Катибат Осуд Аль-Шахба» («Батальон львов Аль-Шахба»). «Бригада Аль-Кудс» получала до 2018 года приказы от командования 4-й дивизии во главе с Махером Асадом, а оружие и финансы — от иранского КСИР. Такая поддержка прекратилась в конце прошлого года, однако, после боев за Алеппо бригада начала укреплять свои отношения с российскими военными, которые  в начале 2019 года стали  поддерживать группу и обучать ее членов в тренировочном лагере, созданном в Хандрате. С момента своего создания «Бригада Аль-Кудс» получила значительную поддержку  со стороны Дамаска.  Штаб-квартира группы была расположена в лагере Аль-Нейраб, режим первоначально использовал ее в качестве прикрытия для защиты сил, дислоцированных на военных и гражданских объектах аэродрома, примыкающего к лагерю. Когда  боевой потенциал группы расширился, она стала крупнейшей вспомогательной силой сирийской армии в городе Алеппо и его сельской местности. Среди наиболее важных фронтов и сражений, в которых «Бригада Аль-Кудс» принимала участие с момента ее создания до начала 2019 года надо отметить:

— Алеппо и его окрестности.  Батальоны «Бригады Аль-Кудс» приняли активное участие в финальной битве за Алеппо и вошли кварталы Аль-Инзарата, Ханано и Байден. Во время этих боев погиб военный руководитель группы генерал Мухаммед Рафаа. «Бригада Аль-Кудс» также участвовала в боях в сельской местности к югу от города Алеппо, на фронтах Ханасер, Атрия и шоссе Аль-Саламия-Алеппо.

— После того, как армия взяла под свой контроль восточные кварталы  Алеппо, «Бригада Аль-Кудса» начала воевать в других районах Сирии. В октябре 2017 года она участвовала в предотвращении атак ИГ на фронтах Аль-Сухна, Укайрабат, Русафа и Арак, потеряв при этом  десятки бойцов. Она также участвовала в боях за контроль над военным аэродромом Аль-Духур в провинции Идлиб в январе 2018 года.  Во время подготовки к битве за Восточную Гуту российское командование  попросило «Бригаду Аль-Кудс» направить свои подразделения в Харасту, где они были развернуты, чтобы изолировать город и ужесточить его осаду. Координация действий «Бригады Аль-Кудса» с «Силами Тигра» генерала Сухейля аль-Хасана  была очевидна во время  боев в Восточной Гуте в марте 2018 года. После падения Восточной Гуты бригада участвовала в штурме лагеря Ярмук с северной стороны в апреле и мае 2018 года. После уничтожения оплотов оппозиции в лагере Ярмук и перемещения его жителей, «Бригада Аль-Кудс» начала  участвовать  в боях при Эль-Кунейтре.  По неофициальным оценкам, число бойцов «бригады Аль-Кудс», погибших в боях с начала кризиса, не превышает  500 бойцов.

  1. Свободное палестинское движение (СПД). Создано Ясиром Кашлаком, который имеет прочные отношения с главой сирийских спецслужб, генералом Али Мамлюком, был бизнесменом и ранее жил в ОАЭ.  Тесные отношения  с органами безопасности САР были ясны с самого начала кризиса. Движение начало свою фактическую деятельность среди палестинцев в 2013 года, когда было создано военное крыло   «Силы щита Аль-Аксы», которое возглавил  Саид Абд аль-Аала, который имеет судимость за незаконный оборот наркотиков и мошенничество. С.А.аль-Аала был среди тех, кто участвовал в отслеживании активистов оппозиции и подавления протестов в лагере Ярмук.  Ополчение «Силы щита Аль-Аксы» насчитывало не более 75 человек. Они были развернуты в основном на фронте лагеря Ярмук и иногда направлялись для поддержки сирийской армии в боях за Дейр-эз-Зор, Гута и Дераа.  «Силы щита Аль-Аксы» получали финансовую поддержку со стороны КСИР, но эта поддержка прекратилась в первом квартале 2019 года, что привело к сокращению численности группы.

3 Палестинское демократическое освободительное движение (ПДОД). Было создано в начале 2012 года  по инициативе  сирийской разведки.  Руководитель —  Мазен Шукаир. В 2012 году ПДОД создало военное крыло «Рота за освобождение и возвращение», которое состоит не более чем из четырех десятков человек. Ее возглавляет Набиль Хаварне — бывший офицер, уволенный  из ПОА. Группа получает финансовую поддержку через Хасана Изз-Эддина, офицера по связям в ливанской «Хизбалле». С момента своего основания ПДОД сосредоточилось на вербовке палестинцев в лагере Ярмук в Дамаске. Основная роль  в области безопасности заключается в сборе сведений путем проведения мониторинга ситуации в палестинском сообществе.

  1. «Силы Галилеи». «Силы Галилеи» были созданы в середине мая 2011 года сирийской разведкой. Фади аль-Маллах возглавил ее под названием «Палестинская молодежь — обратное движение». Ф.аль-Маллах был бывшим членом молодежной группы НФОП-ГК. Группа рекрутирует бойцов из лагерей Хан Дунун, Аль-Саида Зайнаб и Аль-Хусейния. Эта группа получает финансирование от Ирана, а ее численность оценивается примерно в 70 бойцов.  Участие в боевых действиях ограничивалось  фронтами вблизи палестинских лагерей. Члены группировки также участвовали  в боях за Пальмиру,  Ракку и Дейр-эз-Зор.

В связи с вышеизложенным, турецкие эксперты  отмечают, что в настоящее время иранцы стали сокращать объемы своей финансовой поддержки, что  может привести к концу функционирования ряда палестинских групп в Сирии.  «Бригада Аль-Кудс», которая является самой сильной и наиболее многочисленной, в этой связи в последнее время переключила свою лояльность с Ирана на Россию. По всей видимости, эта бригада  будет присоединена к 5-му корпусу, который находится под российским руководством. Что касается других  формирований, таких как  «Силы щита Аль-Аксы» , «Силы Галилеи» и др., есть признаки того, что их и без того ограниченные военные роли почти закончились. Ситуация может изменится только в случае нового серьезной эскалации гражданской войны, для чего на сегодня пока нет ясных предпосылок. При этом члены более мелких палестинских фракций будут частично либо инкорпорироваться в ряды сирийской армии, либо переходить в формат ЧВК в интересах сирийских спецслужб.

47.5MB | MySQL:109 | 0,804sec