Асеановский вектор внешней политики Пакистана

В качестве одного из приоритетов в международных делах руководство Пакистана рассматривает укрепление позиций страны на асеановском направлении, в частности, в набирающем политический вес Региональном форуме АСЕАН по вопросам безопасности (АРФ).

До настоящего времени ощутимым препятствием к установлению формальных связей между Пакистаном и этим региональным блоком остается позиция Нью-Дели, который на протяжении всей истории своих отношений с АСЕАН выступал против более тесного сотрудничества группировки с Исламабадом. Благодаря своему большому влиянию в государствах Юго-Восточной Азии Индия (с 1992 г. – секторальный партнер, с 1995 г. – полноправный член АСЕАН, а с 1996 г. — член АРФ) с успехом тормозила устремления своего соседа развивать сотрудничество с АСЕАН. Исламабаду с большим трудом удалось в 1997 г. получить статус секторального партнера организации, при этом его непрекращающиеся попытки добиться статуса полноправного члена всячески торпедировались индийцами, которым удалось заручиться согласием других стран-членов не проявлять поспешности в решении этого вопроса. В качестве оправдания своей «антипакистанской» позиции Нью-Дели широко оперировал фактами, свидетельствующими о незначительных объемах торговли Исламабада со странами Юго-Восточной Азии (что, дескать, не дает права на повышение статуса), а также о его стремлении вовлечь АРФ (куда Пакистан, имея статус полноправного члена АСЕАН, был бы автоматически принят) в полемику по кашмирскому вопросу, что отвлекло бы АРФ от решения задач безопасности собственно Азиатско-Тихоокеанского региона.

Пакистанская дипломатия пыталась дезавуировать заявления индийцев и, благодаря содействию мусульманских стран — членов АСЕАН в лице Индонезии, Малайзии и Брунея, смогла перебороть индийское противодействие, заручившись на 10-й встрече министров иностранных дел АРФ в июне 2003 г. в столице Камбоджи согласием большинства стран-членов на вступление Пакистана в АРФ даже в статусе секторального партнера по диалогу. Официально же Пакистан стал 24-м по счету членом АРФ лишь только год спустя на встрече министров иностранных дел в Индонезии (г. Джакарта).

Получив формальное членство в АРФ, Пакистан впервые в своем новом качестве выступил на пекинской конференции по безопасности в АТР 4-6 ноября 2004 г., сразу же выдвинув инициативу о принятии стратегии действий по противодействию транснациональным, нетрадиционным угрозам безопасности, куда, по мнению пакистанской стороны, входят терроризм во всех его проявлениях, транснациональная преступность, нелегальная миграция, операции по отмыванию денег, незаконной торговле оружием, нелегальному обороту наркотиков и т.п. Сущность предложений пакистанцев сводилась к следующим основным пунктам:

1. Укрепление верховенства системы ООН.

2. Осуществление содействия процессу превентивной дипломатии.

3. Противодействие терроризму с помощью устранения его основных причин (социального характера).

4. Необходимость борьбы с нищетой и бедностью.

5. Ревизия нынешней системы международной торговли с целью обеспечения социально-экономического развития всех стран и народов.

Действуя в формате АРФ, официальный Исламабад, основываясь на своем собственном опыте по противодействию терроризму, который он приобрел в последние годы, активно пытается продвинуть свое видение методов борьбы с этим глобальным злом. При этом пакистанцы в первую очередь призывают к скорейшему принятию общей стратегии по ликвидации основных причин терроризма, заявляя, что на данном треке сделаны лишь самые первые шаги тактического характера, требующие дальнейшего развития и поддержки со стороны мирового сообщества. Весьма активно пакистанская дипломатия занимается популяризацией опыта борьбы Пакистана с «Аль-Каидой» — это делается в ходе различных мероприятий, проводимых в формате АРФ, а также других региональных и международных форумов. Пакистанцы акцентируют внимание на «уникальности» данного опыта и возможности его переноса на реалии Азиатско-Тихоокеанского региона, что, по их мнению, могло бы действенно предупреждать и другие транснациональные угрозы.

Несмотря на негативную позицию Индии, Пакистан продолжает предпринимать усилия, направленные на получение статуса полноформатного партнера по диалогу АСЕАН, что смогло бы повысить его вес в АРФ, трибуну которого Исламабад предполагает использовать и для развития отношений в двустороннем формате, в том числе с Индией. Так, в конце января с.г. во время встречи П. Мушаррафа в Джакарте с его индонезийским коллегой С.Б. Юдхойоно последний заверил президента Пакистана в том, что Исламабад к концу нынешнего года получит полноправное членство в АСЕАН. Это дало бы возможность пакистанцам существенно расширить контакты со странами Юго-Восточной Азии в области экономики и торговли и составить ощутимую конкуренцию индийцам на этом обширном региональном поле.

Однако надеждам исламабадского руководства, видимо, не суждено сбыться, во всяком случае в ближайшее время, поскольку данная инициатива Исламской Республики Пакистан по получению вожделенного статуса была заблокирована Сингапуром во время неформальной встречи министров иностранных дел в камбоджийском городе Сиемреапе 2 марта с.г. При этом голоса в поддержку Пакистана со стороны «братских мусульманских» стран – Индонезии и Малайзии, на что твердо рассчитывал Исламабад, прозвучали достаточно слабо и не смогли кардинальным образом изменить создавшуюся ситуацию. Тогда пакистанское руководство весьма недвусмысленно отреагировало на действия Сингапура (который, как считают в Исламабаде, действовал под мощным прессингом проиндийского лобби), отменив под предлогом сложной внутриполитической обстановки у себя в стране давно планируемый визит в Сингапур премьер-министра Шауката Азиза.

Многие в Пакистане считают, что Асеановский региональный форум обладает рядом существенных недостатков, в том числе критике подвергается неукоснительно соблюдаемый в организации при принятии решений принцип консенсуса. По мнению пакистанцев, слепо следуя данным установкам, члены АРФ зачастую не в состоянии разрешить не только проходящие, но и застарелые проблемы. Не все однозначно и с жестким принципом АСЕАН по невмешательству во внутренние дела друг друга. Серьезной проверке данное положение было подвергнуто в ходе кризиса на Восточном Тиморе и после событий 11 сентября 2001 г.

Пакистанцы пытаются привлечь внимание АРФ к проблеме региональных меньшинств, в первую очередь «братьев по вере» в Таиланде и на Филиппинах, а правозащитная тематика, являющаяся весьма чувствительной областью для многих стран Азии, часто выносится на обсуждение министерских встреч как АРФ, так и АСЕАН.

По мнению большинства политологов и специалистов в области международных отношений как в самом Пакистане, так и за его пределами, Исламабад будет продолжать прилагать максимум усилий по вступлению в АСЕАН, максимально используя свои наработки по связям с мусульманскими государствами в рамках организации «Исламская конференция» и других форумов с участием исламских стран. При этом пакистанской дипломатии, как, впрочем, и при решении большинства других международных вопросов, волей-неволей приходится учитывать «индийский фактор», поскольку есть все основания полагать, что Нью-Дели до последнего будет биться за то, чтобы не допустить вступление своего соперника в АСЕАН на правах, равных с его собственными.

31.35MB | MySQL:67 | 0,702sec