О влиянии уйгурского фактора в Сирии на расширение сирийско-китайских отношений

Тридцать семь стран, включая Россию, высказались против попыток западных стран очернить политику Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. В письме, представленном в пятницу 12 июля на 41-й сессии Совета ООН по правам человека (СПЧ) и переданном в Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ), они отметили открытость действий КНР, пригласившей дипломатов, журналистов и представителей международных организаций посетить Синьцзян, и призвали структуры ООН, включая СПЧ, «вести свою работу объективно и беспристрастно». Поводом для демарша 37 стран послужило направленное в среду в ООН письмо, подписанное послами 22 западных государств. В нем говорилось об обеспокоенности по поводу соблюдения прав уйгуров и других меньшинств Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Ответное письмо представил в пятницу на сессии СПЧ китайский посол. В послании говорится, что работа Совета «должна вестись в объективной, транспарентной, неселективной, конструктивной, неконфронтационной и неполитизированной манере». Подчеркнута неприемлемость «политизации вопросов прав человека» и «публичного давления» на страны. Авторы письма напоминают, что «терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм нанес огромный ущерб народу и всем этническим группам в Синьцзяне». Китай предпринял шаги по борьбе с терроризмом и радикализмом, включая создание центров образования и профессиональной подготовки, и сейчас «безопасность вернулась в Синьцзян»», и там защищены права всех этнических групп. Это письмо подписавшие его страны попросили зарегистрировать в качестве официального документа сессии СПЧ. Среди них — Россия, Белоруссия, Куба, Сирия, Венесуэла, КНДР, Алжир, Нигерия, Катар, Оман и Саудовская Аравия. Отметим в этой связи самое основное. И это даже не очередная попытка американцев (а именно они стоят за всеми этими изысканиями в области прав человека в КНР  в силу прежде всего своей торговой войны с Пекином). Обратим внимание на позицию по этому вопросу Сирии и КСА. Она солидарна, но у каждой из стран по своим конкретно мотивам. Если для Эр-Рияда это прежде всего поддержка своего партнера «номер один» в рамках экспорта углеводородов, то для Дамаска вопрос состоит в более приземленной плоскости: сирийские войска сейчас активно воюют с уйгурскими группировками из «Исламской партии Восточного Туркестана» (ИПВТ) в Идлибе. Сирийские войска атаковали в пятницу 5 июля форпост террористов из группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России) в районе города Сармин на юге провинции Идлиб. Об этом сообщила газета «Аль-Ватан». По ее информации, ракетно-артиллерийские удары были нанесены также по лагерям боевиков «Исламской партии Восточного Туркестана» (ИПВТ) — экстремистской организации, состоящей из наемников-уйгуров (тюркский народ, проживающий в автономном районе Синьцзян на северо-западе Китая). Находящийся на северо-западе Китая Синьцзян-Уйгурский автономный район населен одним из наиболее многочисленных национальных меньшинств КНР — уйгурами, большинство которых исповедует ислам. По данным властей Китая, в Синьцзяне действуют сепаратистские группировки, связанные с международным террористическим исламистским подпольем.

Источник в командовании ВС республики сообщил изданию, что интенсивные удары по террористам и их союзникам предшествуют военной операции, которая будет проведена в ближайшие дни в долине Сахль-эль-Габ у реки Оронт. Ее цель вернуть под контроль населенные пункты Эз-Зияра и Эль-Мешик, откуда бандформирования регулярно просачиваются вглубь провинции Хама и нападают на мирные районы, находящиеся под защитой сирийской армии. По сведениям новостного портала «Аль-Масдар», правительственные силы атаковали в четверг 4 июля  базу оппозиционного «Фронта национального освобождения» (ФНО) в районе Мадая на западе Идлиба и готовят наступление на плацдарм боевиков в горном районе Джебель-эз-Завия у границы с Турцией. Ранее Дамаск обвинил формирования ФНО, которые воюют на стороне «Джебхат ан-Нусры», в нарушении режима прекращения огня в северной зоне деэскалации. В этой связи отметим, что в данном случае китайцы очень пристально и с большим интересом наблюдают за ходом этой операции. Как полагает ряд экспертов, в данном случае надо констатировать два момента.

  1. Сам факт начала такой операции свидетельствует о том, что переговоры Дамаска с представителями ИПВТ в отношении их эвакуации из Идлиба предположительно в Афганистан сорвались. И во многом это произошло по вине Анкары, которая является основным спонсором ИПВТ в Сирии. В этой связи очевидно, что в рамках ведущихся сейчас переговоров между турками и китайцами в отношении возможного экономического взаимодействия между странами, Анкара стремится этот козырь пока оставить у себя в руках. Особенно с учетом того, что сейчас перед Анкарой остро стоит вопрос насыщения своих сил на севере страны. В этой связи турки будут всерьез рассчитывать на боевиков-уйгуров из ИПВТ. Последний раз они принимали активное участие в боях в феврале прошлого года, когда нанесли удар по сирийским правительственным войскам в провинции Идлиб. В частности, тогда китайские джихадисты использовали артиллерию калибра 130 миллиметров. После достижения сочинских договоренностей уйгуры ведут себя в общем-то тихо, что совершенно не исключает серьезной дискуссии на тему их дальнейшего присутствия в Сирии между Анкарой, Москвой и Пекином в самом ближайшем будущем. Попытка турок сохранить уйгуров, как самостоятельную военную силу в Идлибе, безусловно отвечает интересам  Анкары в рамках поддержания необходимого себе военного баланса на севере Сирии, что встречает противостояние со стороны Москвы, которая настаивает на выводе уйгурских боевиков из Сирии.
  2. Пекин не только наблюдает за развитием ситуации с минимизацией влияния уйгуров в Сирии, но и активно этому процессу содействует по разным направлениям. Те же эксперты полагают, что этот вопрос стоял среди одной из важных тем переговоров, который вел в Пекине министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем с 16 по 21 июня. Отметим, что  это второй такого уровня сирийского чиновника  визит в Китай с начала кризиса, и он был осуществлен в ответ на приглашение министра иностранных дел Китая Ван И.  Китайские власти объединят усилия с правительством Сирии для восстановления этой страны и призывают международное сообщество сыграть положительную роль в данном процессе. Об этом заявил во вторник 18 июня глава МИД КНР Ван И. «Международное сообщество должно уделять пристальное внимание и оказывать поддержку деятельности по восстановлению Сирии, помочь сирийскому народу вернуться к нормальной жизни и хозяйственной деятельности, — отметил он на совместной пресс-конференции со своим сирийским коллегой Валидом Муаллемом. — Китай соблюдает нормы международного законодательства и считает, что сирийская проблема должна решаться политическими мерами, и путь для дальнейшего развития Сирии должен выбирать сам сирийский народ. Необходимо запустить устойчивый процесс восстановления Сирии».  Валид Муаллем подчеркнул, что власти Сирии намерены при поддержке Китая преодолеть негативные последствия от «экономического терроризма» США, в сложнейшей международной ситуации осуществляющих политику односторонних санкций. Он напомнил, что Вашингтон усиливает давление не только на Сирию, но и на Венесуэлу, Иран. «Международное сообщество должно противостоять подобному экономическому терроризму. Мы надеемся заимствовать опыт развития Китая, активизировать с ним экономическое сотрудничество, а также на то, что Пекин поможет нам восстановить нашу страну», — подытожил сирийский дипломат. Таким образом, одним из главных итогов этих переговоров следует считать «зеленый свет» для китайских компаний в рамках экономического восстановления Сирии, от чего ранее Пекин вежливо дистанцировался.  По словам китайского дипломата, Пекин будет неизменно оказывать содействие Дамаску для защиты суверенитета и территориальной целостности, стабильности на сирийской территории, а также в борьбе с терроризмом.

Вот на этом моменте надо остановится подробнее, поскольку следует понимать формы и методы, с помощью которых собственно Пекин собирает оказывать поддержку Дамаску в области безопасности. При этом отметим, что говорить о полномасштабной поддержке китайцев в рамках всей Сирии не приходится, речь идет естественно о совместных действиях в точечных операциях против уйгуров. Ранее приходила информация о том, что в Сирии уже действует китайский спецназ, который целенаправленно охотиться на уйгурских боевиков. В этой связи отметим, что до сих пор никаких реальных доказательств этого получено не было, что заставляет предположить, что речь идет в этом контексте, о максимум, группе советников при штабе сирийской армии в Дамаске. И их основная задача до сего момента был очень конкретной: они вели переговоры как с сирийскими властями, так и с умеренной оппозицией о передаче им пленных уйгуров для экстрадиции их на родину и преданию суду. По ряду данных эмиссары  Пекина  провели два месяца назад переговоры с «Силами демократической Сирии» (СДС), состоящими в основном из курдов, и с некоторыми членами коалиции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), чтобы обсудить с ними эту тему. При этом вопрос стоит в сумме выкупа, который требуют курды за передачу пленных уйгуров. Кстати говоря, именно разногласия сторон по финансовой стороне этой сделки привела к ее срыву в рамках аналогичных попыток китайцев в ходе переговоров в Багдаде в мае с.г.

Судя по всему, переговоры на уровне министров иностранных дел КНР и Сирии придают такому сотрудничеству в сфере безопасности в новый импульс. Некоторые источники говорят о том, что  китайские гражданские морские суда начали перебрасывать из Ирана через Суэцкий канал отряды афганских ополченцев-хазарейцев.  После их прибытия в порт Тартус они перебрасываются автобусами на фронты в сельской местности в Латакии. При этом другая часть хазарейцев самолетами через аэропорт города Габала перебрасывается в распоряжение штаба иранского КСИР в сельской местности провинции Хама.

Помимо этого роль Пекина прослеживается и в налаживании партнерских связей между Дамаском и Пхеньяном.  По ряду данных,  северокорейская делегация, прибывшая в Дамаск в конце января с.г., находится там для оценки программ сирийского Научно-исследовательского центра и сирийского военно-исследовательского комплекса (SSSRC). Его объекты в Джамрайе и Барзе подверглись израильским авиаударам в прошлом году. Тогда были серьезно повреждены заводы по производству ракет 340 SSM и 702-SSM, которые управляли проектами «99» — разработка «Скадов» и «111» — разработка ракет класса «земля-воздух», а также алюминиевой пудры.  В рамках переговоров обсуждались планы реконструкции этих объектов с целью их перемещения в более глубокие  подземные бункеры, которые северокорейцы готовы построить в разных частях страны. Там планируется разместить  наиболее важные стратегические подразделения SSSRC. Такие, как проект «99», который специализируется на модернизации ракет типа «Скад», а также департаменты «1000» и «2000», которые производят системы наведения и ракетные пусковые установки. При этом финансировать такие работы должны иранцы, куда соответствующие рекомендации по итогам консультаций должны быть направлены. Одновременно с этим иранцы достигли договоренностей в отношении участия северокорейских инженеров в строительстве подземных ракетных и оружейных заводов, а также командных пунктов  в Ливане в интересах ливанской партии «Хизбалла». В рамках этих договоренностей инженеры из Пхеньяна были в Бейруте 20 января, в сопровождении иранских советников, где они проводили соответствующие консультации со своими ливанскими партнерами. Несколько уточним эту информацию. Северокорейцы предложили восстановить подземный завод не в Джамрайе, а в другом месте с повышенными мерами защиты от возможных воздушных ударов ВВС Израиля. При этом этот завод будет выполнять весь цикл производства модернизированных ракет «Скад», включая системы запуска и наведения.  Кстати, в Ливане северокорейцы также будут строить аналогичный завод в интересах ливанской «Хизбаллы». Отметим также, что технологическую часть этой программы обеспечивают специалисты из «Белпромсервиса» и северокорейской компании  Tangun Trading Corporation. Они должны наладить на этих заводах производство ракет типа М600 SSM и Scud D, и, опираясь на опыт Северной Кореи, разведывательных ракет (Scud MD) .

43.48MB | MySQL:87 | 0,706sec