Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (15 — 21 июля 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с обострением ситуации в зоне Персидского залива и продолжением конфликта между США и Ираном.

Обстановка вокруг Ирана и в зоне Персидского залива обострилась после задержания 19 июля в Ормузском проливе силами иранского КСИР британского танкера «Стена имперо». По версии Тегерана, судно было задержано в территориальных водах Ирана «из-за нарушения международного морского законодательства». Глава МИД ИРИ М. Д. Зариф заявил 20 июля, что «все действия, совершаемые Ираном в Персидском заливе, соответствуют международному морскому праву». В то же время представитель Совета стражей конституции Ирана сообщил, что захват танкера «Стена Имперо» под британским флагом является ответом на задержание в начале июля иранского танкера «Грейс 1» в Гибралтаре. Ранее, 16 июля, верховный лидер ИРИ А. Хаменеи заявил, что Тегеран не оставит без ответа инициированное властями Гибралтара задержание танкера, перевозившего иранскую нефть.

Отметим, что помимо танкера «Стена Имперо» иранский КСИР задержал 17 июля еще один иностранный танкер под панамским флагом, якобы перевозивший контрабандное топливо.

Правительство Великобритании заявило, что Иран столкнется с серьезными последствиями, если не освободит задержанный в Ормузском проливе британский танкер. Сообщается, что Великобритания готовится вести санкции в отношении Ирана в связи с задержанием танкера, в то же время британские власти заявляют о нежелании эскалации конфликта. В Лондоне утверждают, что танкер «Стена имперо» во время своего задержания иранцами находился в водах не Ирана, а Омана. Действия иранских властей вызывали резкое осуждение в США, ведущих стран Евросоюза, а также НАТО, которые требуют отпустить задержанный корабль и его команду.

В связи с последними событиями администрация США обвинила Иран в эскалации насилия в районе Персидского залива. Центральное командование ВС США сообщило о разработке международной военной операции «Страж», с целью обеспечения свободы судоходства в регионе Персидского залива, однако для ее успеха «необходимо активное участие международных партнеров США». Король Саудовской Аравии Сальман 19 июля заявил о готовности разместить в королевстве американский военный контингент «для укрепления безопасности в регионе». После этого заявления исполняющий обязанности главы Пентагона Р. Спенсер одобрил размещение дополнительного контингента американских войск в КСА. Ранее сообщалось, что США намерены направить 500 военнослужащих на авиабазу «Принц Султан», расположенную к востоку от Эр-Рияда в качестве «дополнительного  сдерживающего фактора» в отношении сторон, угрожающих Америке и ее союзникам.

18 июля президент США Д. Трамп сообщил, что корабль ВМС США сбил в Ормузском проливе иранский беспилотник. В Тегеране эту информацию категорически опровергают.

Президент России В. Путин выразил обеспокоенность конфронтацией между США и Ираном, которая «может дестабилизировать ситуацию вокруг Ирана, затронуть некоторые страны, с которыми у нас очень тесные, близкие отношения, вызвать дополнительные волны беженцев в большом количестве, может нанести существенный ущерб мировой экономике и мировой энергетике». Путин подчеркнул, что Россия приветствовала бы любое движение вперед навстречу друг другу между Вашингтоном и Тегераном, так как нагнетание обстановки никому на пользу не пойдет, и самим США в том числе.

На минувшей неделе продолжалось обсуждение ситуации, сложившейся вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Верховный лидер ИРИ А. Хаменеи заявил 16 июля, что Тегеран намерен продолжить сокращать обязательства по СВПД. По его словам, в отличие от европейских участников ядерной сделки «Иран исполнял свою часть соглашений». Иран на сегодняшний день не увеличивает уровень обогащения урана больше 4,5%, заявил представитель Организации по атомной энергии ИРИ. Он добавил, что «запасы фторида урана в стране превышают 300 кг и что Тегеран наращивает темпы обогащения». Ирану не нужно выходить из ядерной сделки, но степень ее выполнения будет варьироваться в зависимости от действий партнеров, заявил 18 июля глава МИД ИРИ М. Д. Зариф. «Мы полны решимости оставить все двери открытыми, чтобы сохранить ядерную сделку», но «европейцам следует активизировать свои усилия, чтобы спасти договор», — сказал президент Ирана Х. Роухани в ходе телефонного разговора с президентом Франции Э. Макроном, добавив, что «иранцы и европейцы должны стремиться делать последовательные шаги ради спасения СВПД». Тегеран предлагает Вашингтону в обмен на снятие экономических санкций предоставить расширенный доступ к иранским ядерным объектам для проведения инспекций, сообщил 18 июля М. Д. Зариф. США не намерены рассматривать предложение Зарифа в связи с отсутствием у иранского дипломата достаточных полномочий, заявили в Вашингтоне.

15 июля глава европейской дипломатии Ф. Могерини по итогам заседания министров иностранных дел 28 стран Евросоюза сообщила, что межбанковский механизм расчетов с Ираном INSTEX открыт для стран, не входящих в ЕС и европейцы намерены сделать его более оперативным и функциональным. Могерини также отметила, что никто из участников СВПД не считает сокращение Ираном своих обязательств в рамках сделки значительным. Глава МИД РФ С. Лавров сообщил 17 июля, что Россия совместно с партнерами по СВПД будет добиваться, чтобы были найдены «не символические, а реальные пути обеспечения Ирану экономических благ, которые являются неотъемлемой частью, как сейчас принято говорить, сделки». Россия считает, что ЕС необходимо занять более четкую позицию в связи с тем, что США мешают выполнять остальным участникам СВПД свои обязательства, отметил Лавров. По его мнению, ошибочно возлагать ответственность за ситуацию вокруг СВПД только на Иран. США следует пойти навстречу Ирану и отменить антииранские санкции, откликнувшись на предложение Тегерана о предоставлении расширенного доступа к иранским ядерным объектам, заявили 19 июля в МИД КНР.

На прошедшей неделе продолжались поставки в Турцию компонентов закупленной в России ЗРС С-400. В Анкаре подчеркивают, что эта система не представляют какой-либо угрозы для НАТО. В ответ в Белом доме 17 июля заявили, что решение Анкары купить С-400 делает невозможным ее дальнейшее участие в американской программе истребителей 5-го поколения F-35 и несовместима с поставками Анкаре этих самолетов, а также подрывает обязательства Турции в рамках НАТО. Все это будет иметь «пагубные последствия» для Анкары. В то же время США по-прежнему высоко ценят стратегические отношения с Турцией. «Как союзники по НАТО, наши отношения многослойны и не сосредоточены исключительно на F-35. Наши военные отношения крепкие, и мы будем продолжать активно сотрудничать с Турцией, учитывая ограничения, связанные с наличием системы С-400 в Турции». В Пентагоне сообщили, что финансовые потери Турции от исключения из программы создания F-35 составят около 9 млрд долларов. МИД Турции обратился 18 июля к США с призывом отказаться от решения об исключении республики из программы по созданию F-35. Госсекретарь США М. Помпео 20 июля в телефонном разговоре выразил главе МИД Турции М. Чавушоглу разочарование в связи с покупкой Анкарой С-400. Помпео также подтвердил приверженность США решению проблем безопасности Турции на турецко-сирийской границе и обязательства Вашингтона обеспечить защиту местных партнеров, работающих с США и международной коалицией по борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Госкорпорация «Ростех» готова поставить российские истребители Су-35 Турции в случае соответствующего интереса с турецкой стороны, заявил 18 июля глава «Ростеха» С. Чемезов.

Главы МИД стран Евросоюза одобрили 15 июля введение санкций против Турции за геологоразведку запасов углеводородов в водах Кипра. Так, ЕС сократит финансовую поддержку Анкары и приостановит переговоры по соглашению о воздушных перевозках. Страны ЕС готовы рассмотреть и другие виды ограничительных мер, если Турция продолжит нарушать суверенные права Кипра. Санкции могут быть введены против компаний и физических лиц, причастных к бурению. Турция заявила, что, несмотря на санкции Евросоюза, намерена активизировать геологоразведочную деятельность в районе Кипра. В России отрицательно отнеслись к решению ЕС о введении санкций в отношении Турции.

На северо-западе Сирии на границах «Большого Идлиба» не прекращаются боевые действий между правительственными войсками и боевиками незаконных бандформирований. По военным целям боевиков активно действовала авиация ВКС России и ВВС САР. В Минобороны РФ опровергли утверждения об участии «сухопутных войск» и «специальных подразделений» России в боевых действиях в Идлибе.

17 июля глава МИД России С. Лавров заявил, что США хотят сохранить террористическую организацию «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ)  в Идлибе, чтобы потом превратить группировку в участника политического процесса в Сирии.

США наращивают численность сотрудников частных военных компаний в Сирии на фоне планируемого вывода своих войск из этой страны, заявили в МИД РФ. Сообщается, что численность персонала ЧВК в Сирии превышает 4000 человек. Тем временем Пентагон выступил с заявлением, в котором выразил обеспокоенность по поводу концентрации вооруженных сил Турции на северо-восточной границе с Сирией. В Пентагоне подчеркнули, что любые односторонние действия в северо-восточной части Сирии, особенно если они будут направлены против американского персонала, присутствующего в этом районе, являются «неприемлемыми» для США.

21 июля президент России В. Путин поздравил президента САР Б. Асада с 75-летием установления дипломатических отношений между нашими странами, подчеркнув, что РФ продолжит оказывать сирийскому государству содействие в защите его суверенитета и территориальной целостности.

Переходный военный совет Судана (ПВС) и основная оппозиционная сила — альянс «За свободу и перемены» — подписали 17 июля политическое соглашение, касающиеся переходного периода в стране, но пункты соглашения не затрагивают Конституционной декларации. Лидеры суданской оппозиции заявили 19 июля, что переговоры с ПВС по Конституционной декларации отложены на неопределенный срок из-за разногласий между различными группами оппозиции.

16 июля США, Египет, Франция, Великобритания, Италия и ОАЭ в совместном заявлении вновь подтвердили свою глубокую обеспокоенность в связи с продолжающимися военными действиями в столице Ливии Триполи, призывали к немедленной деэскалации и прекращению боевых действий. В заявлении также содержится призыв к скорейшему возвращению к политическому урегулированию под эгидой ООН и подчеркнуто, что кризис в Ливии не может быть решен военным путем.

Представители правительства Йемена и мятежного движения «Ансар Аллах» (хоуситы) 15 июля согласовали механизм прекращения огня и контроля за перемирием в зоне порта Ходейда на Красном море. Также достигнуты договоренности «по техническим аспектам передислокации вооруженных формирований и армейских отрядов противоборствующих сторон». Между тем боевые действия в Йемене продолжаются. Хоуситы не прекращают удары беспилотниками по саудовской территории, а коалиция во главе с КСА наносит авиаудары по территории, контролируемой противником.

Решение о выводе войск США и НАТО из Афганистана будет принято на коллективной основе и в зависимости от исхода мирных переговоров с движением «Талибан» (запрещено в РФ), пока поднимать вопрос о сроках преждевременно, заявил 17 июля генсек альянса Й. Столтенберг.

 

 

Приложение

 

 

О внешнеполитическом курсе Эритреи

 

 

Конституция Эритреи (ст. 13) провозглашает, что внешняя политика этого государства, расположенного на Африканском Роге, «основывается на уважении к государственному суверенитету и независимости, а также на укреплении интересов регионального и межнационального мира, сотрудничества, стабильности и развития». Вместе с тем, до недавнего времени практика внешнеполитической деятельности эритрейского руководства демонстрировала по большей части враждебность и агрессивные действия по отношению к соседним странам (Эфиопии, Судану, Джибути, Сомали), попытки вмешательства в их внутренние дела и выдвижение территориальных претензий. Такой курс в итоге привел к международной изоляции Эритреи, введению Советом Безопасности ООН в отношении Асмэры санкций, что ухудшило и без того очень тяжелую социально-экономическую ситуацию в стране. В этих условиях руководство Эритреи стало налаживать отношения с соседями, прекращать практику оказания поддержки оппозиционным группировкам, в том числе вооруженным, действующим в сопредельных государствах. Одновременно был взят курс на развитие связей с аравийскими монархиями, в первую очередь, с Саудовской Аравией и ОАЭ.

Наиболее сложные отношения сложились у Эритреи с Эфиопией, в состав которой она входила до 1993 г. В 1998-2000 гг. между двумя странами произошел масштабный вооруженный конфликт, который с трудом был приостановлен, причем стороны формально продолжали находиться в состоянии войны. Эритрейско-эфиопские отношения в 2000–2018 гг. характеризовалось как «относительный» или «нестабильный мир между двумя врагами, регулярно нарушаемый столкновениями низкой интенсивности». Обе страны все эти годы готовились к неизбежному продолжению противостояния, наращивали свой военный потенциал, укрепляли собственные границы. Официально в основе конфликта лежал спор о принадлежности некоторых приграничных территорий, однако, если смотреть глубже, «его корни – в длительном процессе общего и раздельного развития территорий, составляющих ныне два независимых государства, в проблемах внутреннего политического и экономического развития обеих стран».

Ситуация стала кардинально меняться после прихода к власти в Эфиопии в апреле 2018 г. премьер-министра А. Ахмеда, который инициировал процесс примирении между двумя странами. Что касается президента Эритреи И. Афеворки, то он, скорее всего, рассматривал возможность достижения мира с Эфиопией «как самый надежный способ сохранить власть».

8 июля 2018 г. А. Ахмед прибыл в эритрейскую столицу Асмэру, где провел переговоры с президентом И. Афеворки, а 9 июля два лидера подписали совместную декларацию о мире и дружбе. Основные положения этого документа сводились к следующему: состояние войны между Эфиопией и Эритреей закончилось. «Наступила новая эра мира и дружбы». Оба правительства приложат все усилия для укрепления тесного политического, экономического, социального, культурного, военного сотрудничества. Возобновляются транспортные, торговые, телекоммуникационные связи между двумя странами, а также дипломатические отношения. «Будут воплощены в жизнь принятые решения о границах между двумя странами (в этом вопросе Эфиопия пошла на уступки Эритрее, отказавшись от претензий на спорные районы). Было заявлено, что «обе стороны будут работать вместе, чтобы обеспечить мир, развитие и сотрудничество во всем регионе». В Асмэре назвали визит эфиопского премьера «историческим». 14 июля И. Афеворки прибыл в эфиопскую столицу Аддис-Абебу с ответным визитом. В августе 2018 г. Эритрея вновь открыла свое посольство в Аддис-Абебе, а в сентябре Эфиопия возобновила работу своей дипмиссии в Асмэре. В этом же месяце были открыты пропускные пункты на границе между двумя странами.

16 сентября 2018 г. президент Эритреи И. Афеворки и премьер-министр Эфиопии А. Ахмед подписали в саудовской Джидде мирный договор, официально положивший конец конфликту между двумя странами. Церемония прошла под патронажем короля Саудовской Аравии Сальмана. На ней присутствовали наследный принц КСА М. бен Сальман, глава МИД ОАЭ шейх А. бен Заид Аль Нахайян и генеральный секретарь ООН А. Гуттериш. По имеющейся информации, мирное соглашение между Эфиопией и Эритреей было подписано после обещания получения кредитов от КСА и ОАЭ.

В связи с подписанием мирного договора между Эритреей и Эфиопией Совет Безопасности ООН в ноябре 2018 г. принял решение снять эмбарго на поставки в Эритрею оружия, отменить запрет на поездки в страну и замораживание активов, введенные резолюциями Совбеза в 2009 — 2013 гг.

Отметим, что эфиопы и эритрейцы воспринимают примирение меду двумя странами неоднозначно. Да и сам этот процесс идет не всегда гладко.

Сложные отношения сохраняются между Эритреей и Суданом. В 1994 г. две страны подписали декларацию об обеспечении невмешательства во внутренние дела друг друга, которую Асмэра неоднократно нарушала, поддерживая суданскую оппозицию. В 1999 г. страны возобновили мирные отношения, однако Судан позволил ВС Эфиопии использовать свою территорию и воздушное пространство во время эфиопо-эритрейского конфликта, а Эритрея возобновила поддержку суданской оппозиции. В 2000-х гг. отношения между странами серьёзно улучшились. В октябре 2011 г. тогдашний президент Судана О. аль-Башир официально объявил о прекращении враждебности в отношениях между двумя странами. В 2013-2014 гг. стороны подписали ряд соглашений в сфере торговли и экономического сотрудничества.

Отношения Эритреи с Джибути пока не нормализовались, хотя Асмэра отказалась от территориальных претензий к своему восточному соседу, что неоднократно приводило к пограничным конфликтам.

После начала в марте 2015 г. коалицией во главе с Саудовской Аравией военной операции в Йемене против сторонников движения «Ансар Алла» (хоуситов) КСА и ОАЭ предприняли шаги по перетягиванию Эритреи, которая активно контактировала с хоуситами, на свою сторону. Это было сделано путем предложения выгодных экономических преференций. Так, в Эритрею была налажена доставка дешевого саудовского топлива и оказана срочная финансовая помощь (по оценкам экспертов, речь идет о сотнях миллионов долларов). На территории Эритреи была размещена база ВМС КСА, что стало возможным после подписания президентом И. Афеворки в апреле 2016 г. соглашения о военном партнерстве с саудовским королем М. бен Сальманом. Что касается ОАЭ, то эта страна получила возможность использования на правах аренды сроком на 30 лет порт Асэб и аэродром вблизи него для обеспечения логистики и материально-технического снабжения сил коалиции в Йемене. К настоящему времени ОАЭ закончили реконструкцию порта Асэб, и создали на территории аэропорта Асэб военную базу. Боевая авиация ВВС ОАЭ систематически использует эту базу для нанесения ударов по целям на юге Йемена и в Ливии. Возводится пункт материально-технического обеспечения ВМС ОАЭ. В целом КСА и ОАЭ планируют закрепиться в Эритрее надолго, а их присутствие не связано только лишь с йеменским кризисом.

Эритрея налаживает отношения с Сомали. Осенью 2018 г. президент Сомали М. А. Махамед посетил Асмэру, а в декабре 2018 г. в Могадишо с визитом находился президент Эритреи И Афеворки. По итогам этого визита президенты двух стран заявили о намерении сотрудничать в вопросах борьбы с терроризмом, а также договорились о развитии двусторонней торговли. Ранее власти Сомали обвиняли Эритрею в поддержке действующего в стране и связанного с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) экстремистского исламистского движения «Аш-Шабаб».

Одновременно с развитием отношений с официальными властями Сомали Эритрея поддерживает контакты с самопровозглашенным государственным образованием Сомалиленд. В марте 2019 г. эритрейская делегация, состоящая из главы МИД страны О. С. Мохаммеда и советника президента И. Афеворки Й. Гебреаба посетила столицу Сомалиленд, где заявила, что Эритрея стремится развивать более тесное сотрудничество с правительством с этой территории. Эксперты полагают, что «за этим визитом и обменом «любезностями» четко прослеживается незримое дипломатическое присутствие КСА и ОАЭ, которые таким образом реагируют на усиление влияния Катара в Сомали и в качестве противовеса разыгрывают карту сближения Эритреи с Сомалилендом. То есть, с прямым конкурентом Могадишо».

Активно развивается сотрудничество Эритреи с Египтом. Египетский военный контингент находится в Эритрее с января 2018 г. Тогда же президент И. Афеворки посетил Каир, где провел переговоры с президентом АРЕ А. Ф. ас-Сиси. Обсуждались главным образом вопросы расширения торгово-инвестиционных связей между двумя странами, а также региональные и международные вопросы. В Каире отмечают, что «расположение Эритреи возле южного входа в Красное море делает ее очень важной страной для Египта, и именно поэтому египетское присутствие в Эритрее является необходимостью национальной безопасности, а не вопросом выбора».

39.96MB | MySQL:86 | 0,859sec