О гуманитарных последствиях вооружённого конфликта в сирийской провинции Идлиб

В последние месяцы главный фронт боевых действий в Сирии сместился в провинцию Идлиб, где официальный Дамаск при поддержке России предпринимает усилия по подавлению последнего организованного очага террористической угрозы — аффилированной с «Аль-Каидой» группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в России).

Вооруженные действия в Идлибе к середине 2019 года уже фактически создали ситуацию гуманитарного кризиса, и привели к массовому вынужденному переселению внутри провинции 300 тысяч гражданских лиц, преимущественно женщин и детей, вынужденных мигрировать в более безопасные районы провинции. При этом с учетом постоянной смены географии боевых столкновений, гражданское население обречено по несколько раз менять место локации – в среднем на каждого такого беженца с начала года уже приходится по два-три перемещения. Безусловно, такая ситуация еще более усугубляет гуманитарный кризис и ведет к росту потребностей бенефициаров.

В более долгосрочной перспективе картина тревожная. В связи с очевидным затягиванием военной интервенции Дамаска, которая длится уже более трёх месяцев без ощутимых успехов и пока далека от перелома, гуманитарный кризис грозит перерасти из локального, провинциального в более масштабный, что очевидно создает угрозу нового миграционного кризиса на региональном уровне.

Дело в следующем. Как известно, значительная часть гражданского населения в Идлибе была переселена сюда насильственно в результате «разменов» после поэтапного освобождения сирийскими властями различных территорий страны от террористов. Соответственно в общей массе это население, относящееся к сирийским властям и лично Б.Асаду как минимум с недоверием, и состоит в гражданской оппозиции. О какой-либо лояльности Дамаску речь не идёт. Таким образом, в случае дальнейшей  эскалации вооружённых действий, а также увеличения частоты воздушных и артиллерийских обстрелов, едва ли следует ожидать оттока мигрантов в другие сирийские регионы. Пока все к этому и идёт, и скоро может выясниться что мигрировать им окажется просто некуда, и чуть ли не единственным вариантом станет опция перехода сирийско-турецкой границы и оседания на территории соседней страны. В Идлибе, по различным оценкам, может сегодня находится до 3 млн гражданских лиц, и значительная их часть в случае дальнейшей деградации гуманитарной ситуации может устремится на территории соседнего государства.  При том, что уже сейчас Турция принимает у себя 3.5 млн сирийских беженцев, и адаптироваться к новой массовой волне мигрантов едва ли сможет. Если же рассмотреть опцию, при которой экспансия армии официального Дамаска в Идлибе окажется успешной, можно также с высокой долей вероятности предположить массовый отток в Турцию нескольких сотен тысяч сирийских беженцев.

Разумеется, такого рода миграционные перспективы отнюдь не радуют власти в Анкаре. При реализации такого сценария им в любом случае придется принимать политическое решение насчет того, оставлять ли границу открытой. С учетом этих обстоятельств, Турция с самого начала осудила сирийскую военную кампанию в Идлибе. При этом, помимо миграционной угрозу, турецкие власти опасаются ослабления своих политических позиций в Идлибе и вытеснения учрежденного ими в качестве оплота т.н. «Фронта национального  освобождения», который по сути является главной ударной силой против курдских подразделений в северной Сирии. Более важным политическим минусом станет потеря турецкого контроля над провинцией Идлиб, по крайней мере приграничных с Турцией территорий, которые по сути сегодня автономны от Дамаска и находятся под полным влиянием турецких властей.  Дополнительно, в случае разрастания миграционного кризиса могут обостриться отношения Анкары с Брюсселя, который будет и далее всячески стремиться консервировать присутствие сирийских мигрантов на турецкой территории и заблокировать их отток в Европу. Возможно, пакетное соглашение между Турцией и ЕС по сирийским беженцам будет в этом контексте пересмотрено.

Таким образом, в независимости от различных тактических установок, последствия военной кампании в Идлибе стратегически ведут к новому масштабному гуманитарному и миграционному кризису, который выходит за рамки провинции и вовлекает в свою орбиту ведущих игроков сирийского конфликта, включая Россию, Турцию, Иран, ЕС и США. Очевидно, что водоразделом послужило стратегическое решение Дамаска (одобренное Россией) по полному разгрому пестрого конгломерата террористических и оппозиционных группировок, объединенных в организацию «Хайат Тахрир аш-Шам».  Ранее предложенный Турцией вариант раздробления этого конгломерата на умеренные и экстремистские элементы в целях уничтожения последних и интеграции в орбиту турецкого влияния первых не сработал. А это означает, что в перспективе предстоит полномасштабная военная операция по подавлению Идлиба, и начавшиеся с апреля обстрелы и бомбардировки вероятно являются прелюдией к более крупной наступательной операции по всей линии фронта. Удастся ли Турции убедить Москву и Дамаск сменить ракурс и найти новые опции решения проблемы Идлиба, пока остается под большим вопросом.  В последние недели интенсивность обстрелов Идлиба силами сирийской авиации существенной возросла. По утверждениям Дамаска, данные обстрелы являются точечными, осуществляются исключительно в целях уничтожения связанных с террористической сетью «Аль-Каиды» экстремистских группировок и не направлены против гражданского населения Идлиба. По данным местных оппозиционных правозащитных организаций, с начала военной кампании в провинции Идлиб в 2019 году в результате обстрелов погибло около 2 тысяч человек и десятки тысяч были ранены. Как отмечается международными экспертами, c учетом сложности политической ситуации в Идлибе определить точную принадлежность жертв воздушных атак к умеренным либо радикальным силам оппозиционного движения не представляется возможным. Думается, к сентябрю интенсивность воздушных обстрелов Идлиба будет только возрастать. Очевидно, что решение о полномасштабной сухопутной операции по всей линии фронта пока не принято, но к концу года можно ожидать большей ясности по тактическим моментам. Стратегически- выдавливание оппозиции из Идлиба продолжится, а гуманитарные потребности гражданского населения в этой провинции будут расти нарастающими темпами.

43.48MB | MySQL:87 | 0,699sec