Ситуация в Ливии: июнь 2019 г.

В июне основные события в Ливии продолжали развертываться вокруг боевых действий к югу от Триполи между Ливийской национальной армией (ЛНА) восточного правительства страны и силами, поддерживавшими правительство национального согласия (ПНС, Триполи).

Напомним, что ЛНА во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром начала наступление на Триполи 4 апреля с.г. с целью «очистить от террористов их последний оплот в Ливии» — на стороне ПНС воюет ряд исламистских формирований. Ожесточенные бои, постепенно ставшие спорадическими, шли с того времени в густонаселенных южных предместьях ливийской столицы. Необходимо признать, что силы ПНС не допустили блицкрига со стороны ЛНА. Между ними сформировалась линия фронта протяженностью примерно 100 км.

Тут же на помощь сторонам конфликта бросились поддерживающие их зарубежные игроки. ЛНА опиралась на помощь Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии, ПНС помогали Турция и Катар. Оба протагониста концентрировали силы, готовясь к решающей схватке. По состоянию на начало июня в первую очередь ожидалось контрнаступление сил ПНС. В стане последних особо выделялись бригады из Мисураты и Зинтана, сыгравшие заметную роль в ликвидации оплота «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в Сирте.

Показательно, что командование сил ПНС открыло свои позиции для десятков иностранных журналистов. Состояние дел в стане ЛНА оставалось все это время неизвестным. Проблемами для сил Х.Хафтара стало то, что они оказались оторванными от их баз, находящихся в тысяче километров к востоку в Бенгази, а также то, что им противостояли бойцы, ранее победившие ИГ в Ливии. Обе стороны категорически отказывались от каких-либо переговоров о прекращении огня, рассматривая боевые действия как борьбу за их существование. В частности, ПНС выдвинуло в качестве условия возобновления переговоров возвращение сил ЛНА на позиции, которые они занимали до 4 апреля. По данным ВОЗ, за два месяца боев в них погибли свыше 600 человек, 3200 получили ранения.

6 июня авиация ЛНА нанесла удар по аэродрому Митига – единственному действующему в районе Триполи, через который выполнялись гражданские рейсы. Удар не причинил вреда взлетно-посадочной полосе. Он даже не приостановил воздушное движение. Со своей стороны ЛНА пояснила, что удар наносился по турецкому ударному беспилотнику, приземлившемуся в Митиге.

7 июня вице премьер-министр ПНС Ахмед Майтыг заявил по итогам визита в США, что получил гарантии Вашингтона в части, касающейся поддержки Триполи. До этого, в середине апреля, президент США Дональд Трамп подал ряд сигналов в поддержку Х.Хафтара. В частности, состоялся телефонный разговор между ними, после которого Белый дом заговорил о «совместном видении» двух политиков в отношении событий в Ливии.

«До нашего приезда сюда было много слухов, согласно которым США не поддерживают наше правительство», — признал А.Майтыг после встреч в госдепе и с американскими парламентариями. «Я возвращаюсь домой с другим посланием: США поддерживают нас в качестве законного правительства Ливии», — сказал он.

Госдеп в заявлении по итогам визита А.Майтыга был более сдержанным. Он ограничился призывами к «стабилизации» Ливии, «прекращению огня в Триполи и окрестностях», а также к возобновлению переговоров между главой ПНС Ф.Сараджем и Х.Хафтаром.

10 июня Совет Безопасности ООН единогласно продлил на один год эмбарго на поставки оружия в Ливию. При этом некоторые члены Совбеза выразили сожаление в связи с поставками оружия в эту страну, совершенными за предыдущие два месяца. При этом не предлагалось каких-либо мер по улучшению мер контроля за соблюдением эмбарго. Хотя ЮАР выразила сожаление в связи с тем, что оружие продолжает поступать в Ливию «по морским и наземным путям».

С момента начала операции ЛНА были зафиксированы несколько поставок вооружений турецкого и иорданского производства силам ПНС. Речь шла также о возможной причастности ОАЭ к поставкам, в частности, противотанковых ракет, силам Х.Хафтара.

11 июня в Триполи эмиссар ООН в Ливии Гасан Саламе на переговорах с представителями ПНС попытался вновь запустить политический процесс в этой стране, находящийся в тупике после начала наступления ЛНА. Он провел, в частности, раздельные встречи с Ф.Сараджем и А.Майтыгом. О результатах этих встреч не сообщалось.

12 июня собравшиеся в Тунисе главы МИД Туниса, Алжира и Египта в совместном заявлении осудили продолжающийся поток в Ливию оружия «от региональных и других сторон» и «иностранных боевиков – террористов».

Возможно, как следствие переговоров с Г.Саламе, 16 июля Ф.Сарадж объявил о политической инициативе, предусматривающей, в частности, проведение до конца 2019 года всеобщих выборов. До этого предусматривалось проведение некоего «ливийского форума» с участием «влиятельных национальных сил – сторонников мирного и демократического решения». Он также утверждал, что наступление ЛНА на Триполи обречено на провал.

20 июня Х.Хафтар заявил, что принял решение о продолжении наступления на Триполи, отвергнув таким образом инициативу ПНС. В интервью ливийским информационным сайтам The Addres и The Observer он сообщил, что наступление ЛНА будет прекращено только после достижения всех его целей. Только после этого планируется политическая фаза урегулирования конфликта с учреждением на переходный период очередного «правительства национального единства». Говоря про предложения своего визави, он назвал их нереализуемыми до тех пор, пока в стране играют заглавные роли «террористы, «Братья-мусульмане», вооруженные милиции, преступные сети и коррупция».

21 июня из-за обстрела реактивными снарядами была приостановлена работа аэродрома Митига. ПНС возложило ответственность за этот обстрел на ЛНА.

26 июня ЛНА объявила, что передала властям США пилота сбитого в начале мая самолета ВВС ПНС «Мираж Ф1», который сначала назвался португальцем, но затем признался, что является американским гражданином. 31-летний Джами Споногль был завербован на работу в США, а затем через Турцию прибыл в Мисурату.

В тот же день командование сил ПНС объявило, что проправительстенные формирования отбили у ЛНА город Гарьян в 100 км к юго-западу от Триполи. До этого в Гарьяне находился передовой КП ЛНА. Там были взяты в плен до 150 бойцов ЛНА, захвачены бронемашины производства ОАЭ.

По данным ЛНА, был утерян контроль только над частью города, По ее версии, этому способствовали «спящие ячейки» сил, поддерживающих ПНС. Командование ЛНА утверждало, что ситуация в городе находится «под контролем».

28 июня последовала дальнейшая эскалация конфликта, когда Х.Хафтар приказал своим силам рассматривать как цели для ударов турецкие суда и  интересы в Ливии. Он также поставил под запрет воздушное сообщение с этой страной, а также пребывание граждан Турции на ливийской территории. Тогда же его представитель генерал Ахмед аль-Мисмари фактически признал потерю контроля над городом Гарьян. Похоже, он был вынужден это сделать, поскольку ПНС пригласило засвидетельствовать взятие города представителей международных СМИ. Он же обвинил Турцию в прямом вмешательстве в ход боевых действий путем задействования турецких солдат, авиации и кораблей.

Сразу же разгорелся международный скандал, поскольку в Гарьяне силы ПНС обнаружили противотанковые ракеты ЛНА «Джавелин», которые они первоначально назвали американскими. Однако на ящиках с ракетами можно было прочитать, что ранее они принадлежали Вооруженным силам ОАЭ. Одна такая ракета стоит 170 тысяч долларов. Их поставка в ОАЭ была осуществлена в 2008 г.

Другой скандал был менее раскручен. Он касался того, как в распоряжении ЛНА оказались зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь», поставленные ОАЭ. Таким образом, в прах превратились все заверения ФСВТС России относительно того, что эта служба якобы что-то контролирует, а именно – непопадание поставленного российского оружия в распоряжение третьих стран.

В любом случае, похоже, силам ЛНА удалось приостановить дальнейшее продвижение противника. Тогда же стало известно, что тезис о турецком вмешательстве в Ливии не лишен оснований – Анкара признала, что в плену у ЛНА оказались 6 граждан Турции, и они вряд ли были гражданскими лицами.

30 июня ЛНА объявила об уничтожении на аэродроме Митига турецкого беспилотника типа «Байрактар» при его взлете, а также повреждении взлетно-посадочной полосы. Подтверждением последнего стало немедленное приостановление взлетов и посадок гражданских самолетов.

3 июня глава лояльной Триполи ливийской национальной нефтяной компании NOC Мустафа Саналла предупредил, что хотя добыча нефти после начала наступления ЛНА сохранилась на уровне свыше 1 млн баррелей в день, этот показатель мог рухнуть «в любой момент». По его оценке, объем добычи мог сократиться на 95% при том, что значительное число объектов инфраструктуры на востоке Ливии контролировалось «параллельной NOC», подчинявшейся восточному правительству Ливии (Тобрук) и начавшей продавать нефть на мировом рынке. Отметив «нейтралитет» NOC в конфликте вокруг Триполи, М.Саналла призвал стороны конфликта «оставить компанию вне его».

Тем не менее уже 18 июня самолеты противников ПНС нанесли удар по складу связанной с NOC нефтедобывающей компании «Меллита». В результате удара ранения получили 3 сотрудника компании. Склад полностью сгорел. Это была четвертая атака на объекты NOC с начала наступления ЛНА.

Примерно в это же время спикер международно признанного, но работающего на востоке Ливии парламента страны Акила Салех призвал приостановить добычу на нефтяных полях, находящихся под контролем ЛНА. Свой призыв он пояснил тем, что доходы от добычи нефти на этих полях получает NOC в Триполи, а затем они идут на содержание милицейских формирований, составляющих основу сил ПНС.

В любом случае потеря контроля над Гарьяном стала сильнейшим ударом по имиджу ЛНА. Вместе с командным пунктом она потеряла большое число раненых, запасы боеприпасов и продовольствия, а также лишилась части своих амбиций. В то же время резко обострились противоречия между названными выше странами, кто извне поддерживает стороны ливийского конфликта. И это в будущем чревато самыми непредсказуемыми последствиями.

42.8MB | MySQL:87 | 0,734sec