Экономические перспективы Алжира в условиях затянувшегося политического кризиса

Отсутствие устойчивой развязки затянувшегося после отставки президента А.Бутефлика политического кризиса начинают прямым образом воздействовать на парадигму экономического развития Алжира. К началу августа становится очевидно, что захватившая власть военная элита не планирует в своих сценариях проведения общенациональных выборов в обозримой перспективе. Перенос намеченных ранее на 4 июля президентских выборов с санкции Конституционного суда на «неопределенный срок», который все чаще в оценках местных экспертов обозначается как «не ранее 2021 года» подразумевает по сути неизменность проводимого ныне внутриполитического курса. В свою очередь, такая позиция фактически ставит крест на ожиданиях оппозиционных партий и течений относительно проведения широких и структурных экономических реформ и либеральных преобразований в социальной сфере. К этому добавилось недавнее политическое решение об отстранении от руля главы ключевой государственной корпорации — нефтяной корпорации Sonatrach, что сигнализирует о начале силовиками мер по переделу сфер влияния внутри системы государственного управления.

В отсутствие единого оппозиционного фронта в стране и проявляющихся все чаще внутренних противоречий среди оппозиционных лидеров, cледует ожидать дальнейшего ослабления протестного движения. В среднесрочной перспективе, по всей вероятности, властные полномочия будут стабильно удерживаться в руках правящей военной верхушки и местного истеблишмента в регионах. Таким образом, прогноз перспектив экономического развития складывается достаточно неблагоприятный – назревшие экономические реформы будут вновь отодвинуты на неопределенный срок.

Нестабильность политической власти и внутриполитической ситуации будет держать на расстоянии перспективных внешних инвесторов и доноров, которые предпочтут не рисковать и будут воздерживаться от поощрения прямых капиталовложений в алжирский бизнес и экономику, особенно в столь нуждающиеся в поддержке ненефтяные сектора национальной экономики. Весьма показательно, что несмотря на предпринимаемые меры сегодня, как и в 1970-е гг. 98% национального дохода страны формируется от продажи энергоресурсов, прежде всего нефти и газа.

Показательным в этом контексте стало вышеназванная отставка в апреле с.г. – под эгидой масштабной антикоррупционной кампании — главы нефтяной корпорации Sonatrach А.Ульд Каддура, что во внутриполитической жизни Алжира означает по сути блокировку инициированного Каддуром нового законопроекта по углеводородам, который был нацелен на привлечение внешних инвесторов в управление этой стратегической отраслью. Временное руководство компании было доверено Р.Хашиши, весьма компетентному, но техническому менеджеру, у которого отсутствует широкое стратегическое видение перспектив развития энергетического сектора и партнерства с инвесторами. Ранее Хашиши отвечал исключительно за производственный цикл.

Таким образом, намечаемый курс по диверсификации экономической системы и ослаблению зависимости от монопольного энергетического сектора может вновь существенно забуксовать. А это в свою очередь будет вести к новому витку финансового дефицита, девальвации национальной валюты и росту цен на основные виды номенклатуры, включая продовольствие, и основных услуг. Автоматически ухудшение финансовых и бюджетных показателей бумерангом ударит по социальной сфере и приведет к дальнейшему росту социальной напряженности, которая будет и далее расшатывать без того нестабильную политическую систему страны. Таким образом, получается замкнутый круг, в котором дальнейшее закручивание гаек правящей верхушкой будет вести неминуемо к ослаблению ее позиций внутри алжирского общества.

В подтверждение этого прогноза, ведущие экономисты и аналитики по Алжиру уже прогнозируют сохранение высокого уровня бюджетного дефицита на период 2019-2023 гг. Несмотря на предпринимаемые правительством активные контрмеры, в среднем он сохранится на уровне 6.5-7% в ближайшие годы и его сокращение станет возможным только после 2021 года. Аналогичный тренд прогнозируется экспертами по реальному росту ВВП Алжира, который в ближайшие годы будет на уровне 1.5-2%, и лишь начиная с 2021 года может разогнаться до 3-3.5%. Следует при этом иметь в виду, что данные прогнозы, в которых 2021 год служит неким водоразделом, даются исходя из предположения, что именно в этот период в стране состоятся-таки общенациональные президентские выборы, по итогам которых ожидается существенное улучшение политического климата и старт долгожданных экономических преобразований. При этом построение растущей траектории ВПП основано на ожиданиях значительного прироста доходов от нефтяного и газового секторов с 2021 года, но никак не связано с ростом альтернативных энергетике источников пополнения национального бюджета. Для поддержания стабильности, правительство вынуждено активно расходовать ранее накопленные нефтедолларовые резервы, которые с 2014 года сократились вдвое (в твердой валюте).

В отношении перспектив наращивания инвестиций частного сектора значительная часть экспертного сообщества проявляет сдержанность – на этом направлении каких-либо заметных прорывов не ожидается даже после 2021 года. Среди наиболее негативных сценариев эксперты отмечают последовательный рост государственного долга в ближайшие пять лет, в независимости от политических потрясений и сценариев, а также существенное ослабление национальной валюты и ее девальвацию с нынешних 116 алжирских динаров за 1 доллар США до 131 динара в 2023 году (12%).  При этом уровень безработицы в стране не должен сильно измениться и будет вероятнее всего оставаться на уровне 11% в течение ближайших пяти лет. Этот показатель достиг своих пиковых уровней в 2015-2016 гг. (почти 13%) и затем приступил к плавному снижению.

Думается, экономика Алжира сегодня стала главной жертвой затянувшегося политического кризиса в стране, тормозящего ожидаемые реформенные инициативы. Военная верхушка в стремлении обеспечить политическую стабильность в стране и избежать новых социальных потрясений и революций, явно перестаралась с закручиванием гаек. Государственные инвестиции в промышленность и сельское хозяйство сейчас практически заморожены. В строительном секторе в результате сворачивания деятельности с начала 2019 года 270 тысяч сотрудников лишились рабочих мест. Многие ведущие бизнесмены и руководители госкорпораций были арестованы в последние месяцы, что послужило серьезным сигналом для дальнейшего оттока капиталов из страны. Запрет на создание венчурных предприятий и другие формы партнерства с зарубежными компаниями и инвесторами также крайне негативно воздействует на инвестиционный климат в стране. Перманентные риски, спровоцированные политической ситуацией в стране ведут таким образом к дальнейшей деградации социально-экономического развития, что в отсутствие управленческого опыта и четкой экономической стратегии у военной верхушки создает высокие риски нового политического кризиса до намеченных на 2021 год президентских выборов.

44.12MB | MySQL:92 | 0,965sec