Эволюция конфессиональной карты Вооруженных сил САР: причины и последствия

Сирийский кризис вывел на авансцену внутрисирийской борьбы национальные вооруженные силы и повысил их роль в обществе по сравнению с местными органами безопасности, которые прежде занимали ведущие позиции во всех сферах сирийского социума и государственного управления.

Вооруженные силы САР смогли выдержать начавшиеся в марте 2011 г. события, несмотря на значительные потери своих материальных и людских ресурсов. Одной из главной причин сохранения сирийской армии как важнейшего института государства стала ее поддержка со стороны союзников Сирии — России и Ирана. Существенная роль в этом принадлежала также созданию вспомогательных милицейских формирований, сражавшихся на стороне национальных вооруженных сил.

В тоже время сирийская армия оказалась расколота на два конкурирующих лагеря, которые были связаны с Россией и Ираном. При этом  Москва и Тегеран имели разные взгляды на процесс реструктуризации национальных вооруженных сил.

События в Джиср эш-Шугур в июне 2011 г., в ходе которых атаке повстанцев подверглись элитные части сил госбезопасности, стали поворотным моментом в дальнейшем развитии всех силовых структур сирийского государства. Органам безопасности пришлось уступить главенствующую роль армии, которая вышла на ключевые позиции в управлении кризисом.

В тоже время указанные события возродили прежние конфессиональные настроения в армии и посеяли в ее рядах взаимное недоверие и подозрительность. В условиях кризиса это привело к фракционным процессам  на конфессиональной и этнической основе.

Армейское руководство считало, что сможет быстро подавить оппозицию. Однако усилившиеся накануне кризиса в армейских рядах явления коррупции, непотизма, непрофессионализма, серьезно ослабили боеспособность и эффективность Вооруженных сил САР. К тому же в условиях усиливающейся конфессиональной поляризации, армия столкнулась с проблемой самоидентификации своего личного состава. Поэтому военным фактически не удалось провести быструю мобилизацию свои бойцов в масштабах всей страны, которая оказалась, охвачена восстанием.

Несмотря на то, что армия сохранилась как институт государства, она кардинальным образом трансформировалась в условиях кризиса. Изменился конфессиональный баланс в армейском руководстве.

В результате дезертирства более 3 тыс. офицеров (в основном это были сунниты), образовавшийся вакуум был заполнен алавитами, которые заняли практически все руководящие должности в армейском руководстве. Оставшиеся же офицеры-сунниты были фактически отстранены от командования и изолированы. Им постоянно приходилось доказывать свою лояльность правящему режиму. Разосланный в войска внутренний циркуляр  начальника контрразведки ВВС САР Джамиля Хасана характеризовал суннитских офицеров как опасных заговорщиков и угрозу национальной безопасности страны.

Сравнительный анализ религиозной принадлежности  командного состава армии  и элитных силовых структур и подразделений в период с 2000 по 2019 гг. дает определенное представление о конфессиональной карте руководящего состава сирийских «силовиков».

Так, в указанный период, посты министра обороны (МО) и начальника Генштаба (НГШ) последовательно занимали следующие офицеры.  Мустафа Тлас — суннит, Али Аслан — алавит; Хасан Туркмани (МО и НГШ) — суннит, Али Хабиб (МО И НГШ) — алавит, Дауд Раджха (МО И НГШ) — христианин, Фахд аль-Фрейдж (МО И НГШ) — суннит, Али Айюб (МО и НГШ) — алавит. Место НГШ вакантно с весны 2018 г.

За этот же период Республиканскую гвардию последовательно возглавляли; генерал-майоры Али Махмуд аль-Хасан, Нур эд-Дин Наккар, Мухаммед Шуэйб Али Сулейман, Бади’а Мустафа Али, Талаль Махлюф, Малик Алья — алавиты. Во главе 4-ой дивизии стояли генерал-майоры Мухаммед Аммар, Мухаммед Али Даргам, Захи Диб, Махер Асад — алавиты.

Отдельные спецподразделения возглавляли генерал-майоры Али Хабиб (алавит), Субхи ат-Тайеб (суннит), Раиф Баллюль (алавит), Джума’а аль-Ахмад (алавит), Фуад Хаммуде (алавит).

Во главе контрразведки ВВС находились; генерал-майоры Мухиэддин  Рамадан Мансур (алавит), Рафик Саид (?), Хасан Халиль (алавит), Асеф Шаукат (алавит), Абдель Фаттах  Кудсийя (алавит), Рафик Шехаде (алавит),  Мухаммад Махла (алавит),  Кифах Мильхем (алавит).

Командующие корпусами распределялись по конфессиональному признаку следующим образом.

1-й корпус; Ахмед Абдул Наби (суннит),  Мунир Аданов (алавит), Абдул Кадер аш-Шейх (суннит), Джихад Хаваш  Джабер (исмаилит),  Али Айюб (алавит),  Ахмад Тлас (суннит), Салим Баракат (алавит).

2-ой корпус; Ибрахим Сафи (алавит), Ахмад Ибрахим аль-Али (алавит), Ахмад аль-Джоджо (суннит), Амин Зейдан (алавит), Мваффак аль-Асад (суннит), Изэддин Исса (алавит), Али Даргам (алавит), Али Аслан (алавит), Таляль Махлюф (алавит).

3-й корпус; Шафик Файяд (алавит), Мудар Юсеф (алавит), Фахд Джасем Фрейдж (суннит), Мунир Джбур (алавит), Наим Сулейман (алавит), Важдих Яхья Махмуд (алавит), Ахмад Джамиль Ибрахим (алавит), Луай Ма’алла (алавит), Баракат Баракат (алавит), Мухаммед Хаддур (алавит), Хасан Мухаммед Мухаммед (алавит).

4-ый корпус; Шафки Юсеф (суннит), Хасан Мерхедж (алавит).

5-ый корпус: Абдо Ибрагим (алавит), Заид Салих (алавит).

Из 45 командующих  дивизиями 5 были суннитами (Васель аль-Увейд — 5-я дивизия, Мухаммед Муса Хейрат — 7-я дивизия, Ахмад Тлас — 9-я дивизия, Омар Джибави 10-я дивизия, Аззам аль-Масри — 18-я дивизия), 1 друз (Насиб Абу Хаммуд -11-я дивизия), 1 христианин Исбир Аббуд -1 7-я дивизия. Приблизительные подсчеты показывают, что около 85%  комдивов были алавитами. Добавим к этому, что в этот же период во главе ВМС и ВВС стояло трое алавитов и двое суннитов.

Чтобы компенсировать нехватку офицеров, режим вынужденно прибег к созданию милицейских формирований и вспомогательных сил, формирование которых базировалось на семейных и общинных  союзах и неформальных связях. Эти подразделения были тесно связаны с национальными спецслужбами, Республиканской гвардии  и личной охраной президента.

В этой связи показателен состав выпускников Военной академии САР 2018 г.  Всего из  2400 офицеров только 150 (6%) был в основном суннитами и представителями иных конфессий, а остальные 94% — алавитами.

Попытка инкорпорировать вышеуказанные подразделения в деформированную формальную военную структуру в отсутствии ясной стратегии и достаточных ресурсов, привели на деле к появлению гибридной структуры национальных вооруженных сил, в рамках которой действовали слабо скоординированные регулярные части и милицейские формирования.

Таким образом, в условиях кризиса национальные вооруженные силы претерпели серьезные трансформации. Опора сирийской армии на союзные ей и вспомогательные силы подорвала ее независимость. Роль центрального командования существенно снизилась. Растущая конкуренция и поляризации внутри армии нередко выражалась в участившихся в последнее время столкновениях между различными вспомогательными силами.

Среди личного состава Вооруженных сил САР усилился раскол на сторонников России и Ирана, который происходил на фоне по сути конъюнктурных кадровых перестановок внутри армии и спецслужб. Национальная идентичность личного состава сирийских силовых структур подверглась серьезной эрозии. Внутри армии и служб безопасности усиливался раскол по конфессиональным линиям.

Офицеры-сунниты оказались фактически в изоляции. После дезертирства значительного числа офицеров-суннитов, их численность и влияние в армии стало заметно снижаться. Их должности оказались замещены алавитами, которые встали во главе всех ключевых боевых подразделений.

В тоже время офицеры-алавиты уже не являются как прежде единой конфессиональной группой, а расколоты по региональным, племенным признакам и степени лояльности, основным союзникам режима.

Ряд факторов свидетельствует о смещении ядра алавитской общины из их традиционного центра в Латакии в другие районы. Это ведет к разрыву прежде устойчивой социальной ткани алавитской общины, сформированной Хафезом Асадом на конфессиональной основе и взаимных обязательствах, родственных принципах лояльности.

В конечном итоге это может привести к формированию внутри офицерского корпуса различных блоков по образцу 40-50-60-х. гг. XX века и  серии военных переворотов.

43.54MB | MySQL:87 | 1,022sec