О Территории племен федерального управления Пакистана

Территория племен федерального управления (ТПФУ) является специфическим административным субъектом на северо-западе Пакистана, состоящим из семи более мелких административных образований – политических агентств: Баджаур, Куррам, Моманд, Оракзай, Северный и Южный Вазиристан, Хайбер, а также шести пограничных районов, которые граничат с одноименными административными единицами Северо-Западной пограничной провинции: Банну, Дераисмаилхан, Кохат, Лакки, Марват, Пешавар и Танк. Площадь ТПФУ составляет чуть более 27 тыс. кв. км при населении немногим более 4 млн человек. Уровень грамотности чрезвычайно низкий – 17,4% (по стране – 56%), среди женщин – всего 3% (32,6%). Население в основном занято в сельском хозяйстве (50% ферм площадью менее 1 га), в основном натурального плана. Более 60% населения живет ниже черты бедности, более половины не имеет доступа к питьевой воде. Процветают торговля оружием, наркобизнес и контрабанда товаров через границу с Афганистаном. Сохраняется влияние родоплеменных институтов, в том числе пуштунского кодекса чести «Пуштунвали».

В соответствии с положениями конституции Пакистана, Территория племен имеет специальный статус, предоставляющий исключительные права на управление этой административной единицей президенту, без специального указания которого акты законодательного органа страны на данной территории не действуют. Глава государства обладает исключительными полномочиями издавать отдельные нормативно-правовые документы, поскольку юрисдикция судебных органов страны на ТПФУ также не распространяется.

Непосредственное управление территорией осуществляется специальным федеральным Министерством по делам пограничных территорий, наделенным весьма многочисленными полномочиями. Функционально за ним закреплены: административная деятельность, контроль за соблюдением применяемых в ТПФУ правовых норм, реализация мер по инкорпорированию территории в единое социально-политическое, экономическое и правовое поле страны, взаимодействие с профильными комитетами парламента страны, подготовка и реализация планов и целевых программ по развитию, заключение и обеспечение соблюдения соглашений с племенами, противодействие подрывным элементам, урегулирование проблем пребывания племен афганских беженцев, назначение на местные должности чиновников из федерального центра и др.

Вместе с тем, несмотря на вышеприведенный достаточно обширный набор задач, которые призвано решать данное министерство, оно не может быть названо целиком самостоятельным, поскольку по существу является промежуточной государственной структурой. Губернатор Северо-Западной пограничной провинции, по сути, выполняет роль представителя президента страны в делах ТПФУ, занимаясь от его имени действиями властного характера. Из Секретариата СЗПП еще в 2002 году был выделен отдельный Секретариат, штаб-квартира которого находится в Пешаваре. Главным чиновником более мелкой административной единицы — политического агентства — является политический агент, в распоряжении которого находится отдельный аппарат. Он обладает всей полнотой исполнительной и судебной власти.

Четко функционирует система поддержания правопорядка: политическому агенту подчиняются вооруженные отряды, которые сформированы из представителей местных племен (общая их численность составляет около 25 тыс. человек). Отряды хассадаров (являющихся потомственными стражами порядка и служащих со своим личным оружием) де-факто находятся на службе своего племени, хотя и получают жалованье из госбюджета.

Другая группа, состоящая из так называемых леви, формируется, исходя из их личных, в основном физических, качеств. Основные функции подобных отрядов, несущих дежурство вахтовым методом (в среднем до месяца), это: оперативное информирование властей о криминогенной ситуации, борьба с преступностью и поддержание общего правопорядка, сопровождение госчиновников в ходе их поездок в подконтрольном районе, поиск похищенных людей, а также предотвращение посягательств на государственную и иную собственность. Под косвенным контролем политагентов проходят службу военизированные подразделения скаутов, рейнджеров, а также пограничные войска федерального подчинения. Данный госчиновник обладает широкими судебными полномочиями, которые закреплены в принятом еще в начале прошлого века «Уложении о борьбе с преступлениями в пограничных районах». Для решения каких-либо «глобальных» и затрагивающих большинство населения вопросов он может выйти с инициативой созыва совета старейшин (джирги), решения которого (подлежащие в конечном счете утверждению агента), по сути, соответствуют постановлениям суда низшей инстанции. Помимо этого глава местной администрации наделен правом конфискации собственности и превентивного ареста (на срок до трех лет), освобождения заключенных под залог и сноса домов обвиняемых, что, наверное, является одним из самых действенных способов влияния на ситуацию на данной территории, поскольку наказание, затрагивающее семьи преступников, по существу, подразумевает коллективную ответственность. Широко используется так называемая система патроната, когда представитель власти оказывает покровительство племенным вождям и старейшинам, получающим за сотрудничество с властями вознаграждение.

Вместе с тем стоит отметить, что в ТПФУ мало-помалу набирает обороты процесс талибанизации, сопровождаемый постепенным размыванием традиционных родоплеменных институтов и реально ведущий к распространению исламизма радикального толка, на что власти зачастую смотрят сквозь пальцы. Реально ими мало что делается, а политика «умиротворения», которая подразумевает борьбу лишь с иностранными террористами и переговоры с «доморощенными» талибами, вряд ли позволяет надеяться на какой-либо существенный прорыв на данном направлении. Местные исламисты-радикалы, по сути, получившие в результате заключения такого рода мирных договоренностей (например, в Северном Вазиристане – сентябрь 2006 года) значительное время для передышки, используемое в том числе и для перегруппировки своих сил, проводят различные мероприятия по ужесточению быта и социальной жизни. Делается это путем введения (естественно, нелегально) запретов на «неугодные Аллаху дела», в том числе на бритье бород и ношение западной одежды. Клерикалами предпринимаются попытки подменить традиционный кодекс чести «Пуштунвали» значительно более строгими нормами шариата. Нередки случаи проведения публичной казни лиц, обвиняемых в пособничестве «врагам веры», в частности, с 2002 года таким образом были казнены или попросту отстрелены около 200 лояльных центральным властям старейшин племен.

Последние годы стали свидетелями определенного отчуждения местного населения ТПФУ, и в первую очередь молодежи, от остальной территории Пакистана. Причин для этого, как представляется, несколько: высокий уровень безработицы, неудовлетворительные темпы осуществления федеральных социально-экономических проектов развития территории, введение с началом операции против иностранных боевиков, укрывающихся в ТПФУ, регулярных войск, а также в целом кардинально изменившийся после событий 11 сентября 2001 года курс Исламабада в отношении талибов.

Неэффективность действий властей приводит к тому, что влияние местных талибских авторитетов среди населения растет, а «талибанизация» достаточно быстро расширяет свой ареал, перекочевывая за границы ТПФУ в соседнюю Северо-Западную пограничную провинцию.

Трудно сделать прогноз на будущее, но, видимо, вышеназванные процессы будут развиваться и дальше, поскольку вряд ли в скором времени стоит ожидать какой-либо активизации со стороны центральной власти, лишь на словах заявляющей о готовности начать в ТПФУ широкие реформы. На деле, произошла лишь незначительная перестройка бюрократического аппарата, не сопровождаемая какими-либо изменениями социально-экономического характера, чего в нынешних условиях явно недостаточно.

31.15MB | MySQL:67 | 0,776sec