Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (29 июля – 4 августа 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией, где 2 августа вступила в силу договоренность о прекращении огня Идлибской зоне между правительственными войсками и незаконными вооруженными формированиями.

При этом власти САР обусловили прекращение огня отводом отрядов боевиков и тяжелой техники на расстояние 20 км от линии соприкосновения. Кроме того, в Дамаске настаивали создании демилитаризованной зоны глубиной 20 км. В то же время правительственные войска со своих позиций отходить не будут.

Отмечается, что со времени вступления в силу перемирия в Идлибской зоне снизилось количество боестолкновений между радикальными группировками и сирийской армией. Тем не менее, продолжаются его нарушения со стороны незаконных вооруженных формирований. В ответ ВС САР обстреливают боевиков. Перемирие в Идлибе не распространяется на террористов, это предусматривает еще Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 г.

Сирийская «умеренная» оппозиция согласилось на перемирие, заявив, что отведет тяжелую технику под Идлибом, если также поступит и правительство. В то же время террористы из «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), которые контролируют большую часть Идлибской зоны и чьи вооруженные формирования составляют большинство противостоящих правительству САР сил, заявили об отказе вывести свои отряды из демилитаризованной зоны. Об этом заявил главарь группировки А. М. аль-Джулани. Таким образом, судьба нынешнего перемирия тоже остается под вопросом.

Отметим, что в последние дни перед вступлением в силу режима прекращения огня сирийская армия и ополченцы достигли некоторых успехов в боях с противником, отвоевав у боевиков несколько важных высот и деревень на северо-западе провинции Хама.

1-2 августа в столице Казахстана Нур-Султане прошла 13-я международная встреча высокого уровня по Сирии. В ней участвовали делегации стран-гарантов (России, Ирана и Турции), правительства Сирии и сирийской вооруженной оппозиции. В качестве наблюдателей присутствовали представители ООН, Иордании, а также Ливана и Ирака, которые впервые приняли участие в астанинском переговорном процессе.

Основным итогом нынешнего раунда межсирийских переговоров считается объявление Дамаском о прекращении огня в Идлибе. На политическом фронте прорыва достичь не удалось. В совместном итоговом заявлении России, Ирана и Турции в общих фразах говорится о необходимости предпринять конкретные шаги по защите мирного населения в Идлибе, отвергаются «все попытки создать новые реалии на земле, под предлогом борьбы с терроризмом, включая незаконные инициативы по самоуправлению» на северо-востоке Сирии» (курды), выражена «решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии». В Нур-Султане не удалось договориться о начале работы сирийского конституционного комитета. Спецпредставитель президента РФ по Сирии А. Лаврентьев заявил, что создание комитета «зависит от того, насколько Педерсен (спецпредставитель генсека ООН по Сирии) готов принять такое решение. Если он самостоятелен, то примет решение, потому что нет каких-либо препятствий к созыву конституционного комитета. Если нет, то этот процесс будет затягиваться и дальше». Было объявлено, что саммит России, Ирана и Турции по ситуации в Сирии запланирован на середину сентября, этого года, а14-я международная встреча по урегулированию ситуации в Сирии пройдет в октябре в столице Казахстана.

Генеральный секретарь ООН А. Гутерриш решил учредить комиссию по расследованию воздушных атак на объекты гражданской инфраструктуры в Идлибе после получения соответствующего запроса от 10 стран-членов Совбеза международной организации (Великобритания, Франция, США, Германия, Бельгия, Перу, Польша, Кувейт, Доминиканская Республика, Индонезия). Россия заявила, что сожалеет о решении Гутерриша о проведении расследования в отношении авиаударов в Идлибе и считает его ошибочным. В МИД РФ было заявлено, что Гутерриш принял это решение под давлением со стороны ряда государств и генсек ООН не имел полномочий на создание комиссии по расследованию. При этом Москва не исключает, что расследование ООН инцидентов в Идлибе нужно Западу для новых обвинений в адрес России и Сирии. Сам же Гутерриш заявил, что расследование комиссией ООН авиаударов по провинции Идлиб будет полностью объективным.

В южной провинции Дераа и провинции Дамаск продолжают действовать подпольные группы и отдельные отряды сирийской вооруженной оппозиции. Регулярно совершаются нападения на правительственные силы и мирных жителей. Военнослужащие сирийской армии проводят обследование территорий этих регионов с целью их зачистки от присутствия антиправительственных бандгрупп. По имеющейся информации, командование ВС САР готовит войсковую операцию против боевиков в провинции Дераа. В рамках ее подготовки армейские подразделения оцепили город Санамейн в северной части региона.

Полеты российской авиации в Сирии сокращены до минимального количества в рамках боевой подготовки и доразведки обстановки, сообщил 29 июля начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал С. Рудской. «Численный состав российской группировки войск сокращен и доведен до установленного штата баз, достаточного для выполнения задач». Российская авиация поражает в Сирии лишь заранее разведанные цели, все удары носят только прицельный и точечный характер, заявил С. Рудской.

1 августа израильская армия нанесла ракетный удар по району Телль-Брейка на сирийской части Голанских высот.

4 августа Переходный военный совет (ПВС) Судана и основная оппозиционная сила — альянс «За свободу и перемены» — парафировали Конституционную декларацию, которая должна обеспечить возможность постепенного перехода власти в стране от военных к гражданским представителям. В документе перечислены органы власти, которые будут действовать во время переходного периода, и прописаны отношения между ними, определены властные полномочия совместного переходного правительства из представителей армии и оппозиции. Так, Суверенный совет будет состоять из 11 гражданских и военных представителей. В его состав войдут пять человек, избранных ПВС и пять гражданских лиц, которых выберет альянс «За свободу и перемены». Кандидатура еще одного человека должна быть одобрена обеими сторонами. После формирования Суверенного совета, который будет действовать как минимум три года, ПВС должен быть распущен. Декларация также регулирует вопросы размещения сил охраны порядка и амнистии для высокопоставленных военных в связи с насильственными разгонами демонстраций оппозиции. Документ определяет роль службы разведки и Сил быстрой поддержки — наиболее влиятельного военизированного формирования — во время переходного периода, что являлось основным предметом разногласий между ПВС и оппозиционными силами. Согласно Конституционной декларации, служба разведки будет подчиняться правительству и Суверенному совету, а Силы быстрого реагирования будет контролировать главное командование вооруженных сил. Сообщается, что ПВС Судана и альянс «За свободу и перемены» подпишут Конституционную декларацию 17 августа.

Сложная ситуация сохраняется вокруг Ирана и в зоне Персидского залива. Иран ожидает от Евросоюза нормализации отношений в нефтяной и банковской сфере, заявил 30 июля президент ИРИ Х. Роухани в ходе телефонного разговора с президентом Франции Э. Макроном. Иран приступит к третьему этапу сокращений своих обязательств по ядерной сделке, если европейские страны не предоставят Тегерану гарантий по защите от санкций США, заявил 31 июля глава МИД Ирана М. Д. Зариф. Он добавил, что «на данный момент меры, принятые европейцами, абсолютно не соответствуют их обещаниям». М. Д. Зариф также заявил о готовности Тегерана к диалогу с Эр-Риядом, «но только на обоюдной основе».

США ввели санкции в отношении министра иностранных дел Ирана М. Д. Зарифа, заявив, что он «стоит во главе распространения пропаганды и дезинформации в поддержку ядерной программы Тегерана, создания баллистических ракет и террористических сетей», а также «защищает преследования со стороны режима в отношении иранского народа». Заявлено, что США не считают М. Д. Зарифа партнером по потенциальному диалогу и хотят вести переговоры с представителями иранских властей более высокого ранга. Правительство США намерено изучать запросы Зарифа на выдачу ему въездных виз США на индивидуальной основе. В то же время введенные США санкции не будут препятствовать тому, чтобы переговоры с Зарифом продолжали вести американские законодатели. В этой связи президент Ирана Х. Роухани жестко заявил, что «если американцы хотят диалога, то должны понимать, что он будет осуществляться через министерство иностранных дел и его главу». В Евросоюзе заявили, что продолжит работать и вести диалог с М. Д. Зарифом. Франция не поддержала решение США ввести санкции против М. Д. Зарифа.

Иранские власти ответили отказом на предложение президента США Д. Трампа встретиться с М. Д. Зарифом в Овальном кабинете Белого дома во время его визита в середине июля в Нью-Йорк.

На прошедшей неделе по итогам визита в Тегеран военной делегации ОАЭ две страны подписали меморандум о взаимопонимании с целью укрепления безопасности морских границ.

Формирование коалиции для обеспечения свободы судоходства в зоне Персидского залива потребует больше времени, чем считали в Вашингтоне, признал госсекретарь США М. Помпео. Союзники по НАТО внимательно отслеживают ситуацию с безопасностью судоходства в районе Ормузского пролива, но запроса на миссию альянса не было, заявил 31 июля генсек НАТО Й. Столтенберг. Германия не будет участвовать в инициированной США коалиции в Ормузском проливе, заявил глава МИД ФРГ Х. Маас.

Госсекретарь США М. Помпео заявил 31 июля, что четких сроков вывода американских войск из Афганистана нет, но в Вашингтоне намерены сделать это как можно скорее. По словам госсекретаря, сокращение военного присутствия США в Афганистане должно соответствовать задачам, «заключающимся в том, чтобы обеспечить наличие адекватного плана» по устранению терроризма на территории этой страны.

США намерены продолжить вывод войск из Афганистана, рассчитывая на как можно более скорое завершение присутствия, заявил 1 августа президент Д. Трамп.

Представители США на переговорах с талибами близки к соглашению о мире в Афганистане, заявил 31 июля спецпредставитель США по Афганистану З. Халилзад.

До сих пор афганские силы не в состоянии самостоятельно справляться с обеспечением должного уровня безопасности в стране в отсутствие внешней поддержки, заявил специальный генеральный инспектор по восстановлению Афганистана (SIGAR) Дж. Сопко. Он выразил мнение, что даже в случае мира с движением «Талибан» (запрещено в РФ) местные силовики не справятся с задачей обеспечения безопасности в стране. «Афганские силы не смогут существовать без внешней донорской поддержки, как финансовой, так и технической», — считает Дж. Сопко.

Ситуация вокруг приобретения Анкарой российских ЗРС С-400 не влияет на отношения Турции с НАТО, заявил 30 июля глава МИД республики М. Чавушоглу. НАТО не планирует интегрировать купленные Турцией у РФ системы С-400 в систему ПРО и ПВО альянса, заявил 2 августа генсек НАТО Й. Столтенберг.

В Йемене шиитские мятежники-хоуситы нанесли 1 августа ракетный удар в Адене – временной столиц страны — по месту, где проходил военный парад. В результате ракетного обстрела погибли 40 человек, 15 человек получили ранения. Сообщается, что «в комплексном нападении на военный парад в Адене участвовали баллистическая ракета и беспилотник».

Приложение

О состоянии вооруженных сил Джибути

Республика Джибути расположена на Африканском Роге вблизи Баб-эль-Мандебского пролива и Аденского залива Аравийского моря – регионе, для которого характерна хроническая военно-политическая нестабильность и не прекращающиеся на протяжении многих лет вооруженные конфликты различного масштаба и интенсивности. Страна имеет сложные отношения с соседними государствами, а внутриполитическая ситуация в республике периодически обостряется. В этих условиях руководство Джибути уделяет повышенное внимание укреплению национальных вооруженных сил, рассматривая их как важный инструмент охраны государственных границ и поддержания внутриполитической стабильности. Вместе с тем, учитывая крайне ограниченные людские, финансовые и экономические возможности страны, Джибути не в состоянии создать крупную армию, способную самостоятельно решать задачи по защите государства от внешних угроз.

Изначально в деле защиты суверенитета и территориальной целостности страны и решения задач строительства национальных вооруженных сил руководство Джибути сделало выбор в пользу опоры на помощь со стороны крупных мировых держав. На первом этапе это была бывшая метрополия – Франция. В день провозглашения независимости — 27 июня 1977 г. — Джибути и Франция подписали договор о дружбе и сотрудничестве, который предусматривал оказание французской стороной военной помощи в случае, если республика подвергнется внешней агрессии. Одновременно было заключено соглашение об оказании Францией помощи в создании и обучении джибутийской армии. В январе 2011 г. две страны взамен договора 1977 г. подписали новое соглашение о сотрудничестве в области обороны, предусматривающее тесные военные связи между Францией и Джибути. При этом документ исключает французское военное вмешательство во внутренние дела африканского государства. Вместе с тем, недостаточно четко прописаны и меры, которые смогут принять французские военные в случае прямой угрозы территориальной целостности Джибути.

С начала нынешнего столетия в вопросах обеспечения внешней безопасности руководство Джибути, при сохранении тесных связей с Францией, во все большей степени опирается на сотрудничество с США. «Стратегически расположенное на Африканском Роге Джибути — ключевой партнер США в области безопасности, региональной стабильности и гуманитарных усилий во всем регионе», — подчеркнул глава Африканского командования ВС США генерал Т. Вальдхаузер при посещении республики в январе 2019 г.

Развиваются военно-политические связи с Китаем, европейскими странами, Японией, рядом соседних африканских государств. Так, в 2015 г. Бурунди, Джибути, Коморские острова, Кения, Руанда, Сейшельские острова, Сомали, Судан, Уганда и Эфиопия приняли решение о создании Восточноафриканских сил постоянной готовности (EASF — East African Standby Force) для обеспечения региональной безопасности и поддержки миротворческих операций.

Вооруженные силы Джибути (10,45 тыс. человек) состоят из сухопутных войск, ВВС, ВМС и жандармерии. Мобилизационные ресурсы составляют около 110 тыс. человек, в том числе годных к военной службе порядка 65 тыс. человек.

Верховным главнокомандующим ВС является президент республики. Высшим военно-политическим органом страны считается Национальный совет обороны, который вырабатывает рекомендации по вопросам военной политики, строительства вооруженных сил и их использования, военного сотрудничества с иностранными государствами. Президент осуществляет общее руководство ВС через министерство обороны и генеральный штаб. Министр обороны (гражданское лицо) несет ответственность перед президентом и правительством за боевую готовность ВС, их строительство, финансирование, материально-техническое обеспечение и снабжение. Министр руководит армией через Генеральный штаб, который осуществляет оперативное руководство войсками, отвечает за разработку планов оперативного и мобилизационного развертывания ВС, боевую подготовку и использование армии. Начальник генштаба одновременно является командующим сухопутными войсками, ему подчинены начальники штабов (командующие) ВВС и ВМС.

В военно-административном отношении территория Джибути разделена на четыре военных района (командования): Обок, Таджура, Али-Сабие и Диккиль, что соответствует административному делению страны на округа.

Сухопутные войска (8000 чел.) являются основным видом ВС. В последние годы в них были сформированы новые подразделения, получено новое вооружение. В боевом составе армии имеются: бронеполк, четыре пехотных полка (по одному в каждом военном районе), батальоны быстрого реагирования и Республиканской гвардии, артиллерийский полк, роты связи и саперная, информационно-компьютерная секция, батальон обеспечения и ремонтная рота. На вооружении состоит 16 гаубиц, в том числе 10 самоходных, 12 РСЗО БМ-21 «Град», 45 минометов, 5 боевых машин с тяжелым вооружением, 67 бронемашин различных типов, 61 бронетранспортер, 15 зенитных установок.

В последние годы для армии закупаются за рубежом современные виды оружия. По оценкам зарубежных военных экспертов, армия Джибути «хорошо натренирована и обучена».

Военно-воздушные силы (250 человек) состоят из транспортной и вертолетной эскадрилий. На вооружении имеется 3 боевых вертолета (Ми-35 – 1, Ми-24 – 2), 9 многоцелевых и транспортных вертолетов, 7 транспортных самолетов. Основной задачей ВВС является переброска войск, военных грузов и патрулирование, а также борьба с повстанцами.

Корабельный состав военно-морских сил (200 человек) представлен 17 катерами (патрульных – 16, десантных – 1). Военно-морская база – Джибути.

Национальная жандармерия (2000 чел.) является составной частью ВС и непосредственно подчинена министру обороны. Жандармские подразделения размещены по всей территории республики и предназначены для обеспечения безопасности и поддержания общественного порядка, несут службу по охране президента Джибути, важных государственных и военных объектов. Национальная жандармерия выполняет также функции военной и пограничной полиции. Жандармские органы ведут учет личного состава резервистов. В случае объявления мобилизации жандармерия становится резервом и базой формирования новых частей для вооруженных сил.

Помимо вооруженных сил в Джибути имеются военизированные формирования войск национальной безопасности МВД (2500 человек).

В стране продолжают действовать боевики вооруженного крыла сепаратистского Фронта за восстановление единства и демократии (ФВЕД), причем правительственные войска в ходе войсковых операций против ФВЕД испытывают нехватку вертолетов.

Республика не располагает военной промышленностью. Имеются мастерские по ремонту бронетехники. В порту Джибути есть судоремонтные мастерские, где можно ремонтировать малые боевые корабли и катера.

Основными партнерами Джибути в области военно-технического сотрудничества являются США и Франция, которые наряду с поставкой оружия занимаются обучением джибутийских военнослужащих. Связи по линии ВТС поддерживаются с Китаем и рядом других стран.

Подразделения армии Джибути (до 1600 человек) действуют в составе миротворческого контингента Африканского союза в Сомали (АМИСОМ).

Комплектование национальных вооруженных сил личным составом производится путем набора добровольцев из числа холостяков в возрасте от 20 до 26 лет. При наборе контрактников особое внимание уделяется лояльности кандидатов правящему режиму. Новобранцы проходят в течение 3-6 месяцев начальную подготовку в специальном учебном центре, а затем направляются в воинские части. Офицеров и сержантов готовят в военном училище в Джибути. Часть офицеров проходит подготовку за рубежом.

Участие армии в политической жизни республики носит ограниченный характер. Военнослужащим законодательно запрещено заниматься политической деятельностью, состоять в партиях, общественных и профсоюзных организациях.

Джибути называют «страной военных баз». На сегодняшний день на территории республики находятся военные базы пяти государств: США, Франции, Китая, Японии и Италии. Кроме того, на территории французской базы дислоцированы военнослужащие Германии и Испании. Общая численность иностранных военнослужащих в Джибути составляет примерно 10 тыс. человек. На территории базы «Кэмп-Лемоньер» расположен штаб Объединенного тактического командования американских вооруженных сил в районе Африканского Рога, подчиненного Африканскому командованию ВС США. Кроме того, в Джибути находится региональный антитеррористический центр США.

62.44MB | MySQL:101 | 0,483sec