Сирия: роль Турции в срыве очередного перемирия в Идлибской зоне деэскалации

2 августа в столице Казахстана Нур-Султане Россия, Иран и Турция подписали совместное заявление по итогам 13-го раунда переговоров по сирийскому урегулированию в астанинском формате. Среди прочего в нем содержится пункт по ситуации в Идлибской зоне деэскалации.

Там, в частности, сказано: «… высказали серьезную обеспокоенность в связи с увеличением присутствия террористической организации «Хайят Тахрир аш-Шам» в зоне и подтвердили решимость продолжить сотрудничество в интересах ликвидации ИГИЛ (прежнее название «Исламского государства», запрещено а России — авт.), «Джебхат ан-Нусры»  и всех других лиц, групп, предприятий и организаций, связанных с «Аль-Каидой» или ИГИЛ, и прочих террористических групп, которых признавал таковыми Совет Безопасности ООН».

Кроме того, участники встречи «подчеркнули необходимость установления спокойствия «на земле» путем выполнения всех соглашений по Идлибу, прежде всего Меморандума от 17 сентября 2018 г.».

Здесь речь идет о подписанном Россией и Турцией в Сочи соглашении по обеспечению создания по периметру границ Идлибской зоны деэскалации демилитаризованной зоны глубиной 15 – 20 км, из которой должны были быть выведены тяжелое вооружение и техника.

Тот факт, что по прошествии уже почти что года сочинский меморандум так и не выполнен, объясняется просто. Заявляя о решимости ликвидировать «Хайат Тахрир аш-Шам» — «Джебхат ан-Нусру» (запрещены в России), Турция по факту допустила то самое увеличение ее присутствия в Идлибе, о котором упоминается в итоговой декларации 13-го раунда переговоров в астанинском формате.

Подписанию сочинского меморандума в прошлом году предшествовало установление сторонниками «Джебхат ан-Нусры» почти полного контроля над территорией Идлибской зоны деэскалации. Все оставшиеся там группировки подчинились главарям «Хайат Тахрир аш-Шам», остальные были выведены на север провинции Алеппо, где влились в подконтрольные ВС Турции формирования «Национальной сирийской армии».

Арестовав предварительно не менее полутора тысяч несогласных из числа старейшин, духовенства, гражданских активистов и полевых командиров оппозиции, подконтрольное «Хайат Тахрир аш-Шам» т.н. «Правительство спасения» весной этого года провело выборы в самопровозглашенный парламент «свободных земель» и органы местного самоуправления, выстроив таким образом не только военную, но и гражданскую вертикаль власти на захваченных территориях.

Созданные «Хайат Тахрир аш-Шам» гражданские структуры контролируют медицину и образование, СМИ и коммунальную сферу, а также прием и распределение гуманитарной помощи из-за рубежа. Вся она, кстати, поступает через турецкую территорию. Боевики «Хайат Тахрир аш-Шам» стоят на погранпереходах с Турцией и взимают плату со всех коммерческих грузов. Западные журналисты, приезжающие через Турцию, получают у «Хайат Тахрир аш-Шам» аккредитацию для съемок в «зоне боевых действий».

По сути Запад и Турция де-факто признали «Хайат Тахрир аш-Шам» и ее власть над Идлибом, но при этом Анкара лицемерно заявляет о своей решимости бороться с этой террористической группировкой.

Более того, отряды из состава созданной турками «Национальной сирийской армии» (НСА) принимают непосредственное участие в боестолкновениях с сирийскими правительственными войсками на севере провинции Хама.

Как раз в день завершения 13-го раунда  переговоров в Нур-Султане, 2 августа 2019 г., Абдуссамед Дегюль, военный корреспондент боевиков в Идлибе, дал интервью поддерживающему экстремистов ресурсу катарца Аймана Джавада. В нем он прямо заявил, что тяжелые вооружения, включая РСЗО и пусковые установки противотанковых управляемых ракет «Хайат Тахрир Аш-Шам» получают от НСА (то есть от турок).

А группировка «Джебхат Шамия», одна из основных в составе НСА, еще 6 июня объявила о переброске своих отрядов из кантона Африн на «фронт Северной Хамы» для борьбы с правительственными войсками. И с тех пор регулярно выкладывает на своих страницах в социальных сетях фото- и видеоотчеты об обстрелах и атаках на позиции сирийской армии.

После такого стоит ли удивляться, что буквально через шесть часов после объявления очередного «режима тишины» в Идлибской зоне деэскалации, в 6.45 утра 2 августа реактивные системы залпового огня боевиков обстреляли родовое село президента Сирии в провинции Латакия – Кардаху. Один мирный житель погиб, трое получили ранения.

5 августа около 14.30 в расположенный на 4 км южнее российской авиабазы «Хмеймим» населенный пункт Руайсат-Афиф взорвались еще три снаряда, выпущенных боевиками с территории зоны деэскалации из РСЗО. Четыре местных жителя получили ранения.

Как это уже неоднократно имело место и раньше, боевики «Джебхат ан-Нусры» произвели обстрелы, находясь в непосредственной близости от турецких наблюдательных постов, если не сказать, под их прикрытием.

При этом лидер «Хайат Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммед аль-Джулани сразу после объявления сирийского командования о прекращении огня заявил, что его боевики отводить технику и вооружение из демилитаризованной зоны не собираются и соблюдать перемирие согласны только на условии, что «Джебхат ан-Нусру» признают стороной переговоров.

Понятно, что с террористами ни Россия, ни Сирия дел иметь не будут. После обстрела Руайсат-Афифа сирийское командование объявило о том, что режим прекращения огня сорван террористами и боевые действия возобновлены.

43.63MB | MySQL:92 | 1,056sec