Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (5 — 11 августа 2019 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты различной степени интенсивности продолжаются в Сирии, Афганистане, Йемене, Ливии Ираке и Сомали.

5 августа командование вооруженных сил Сирии объявило о возобновлении боевых действий в Идлибской зоне из-за регулярного нарушения боевиками режима прекращения огня. При этом ответственность за срыв перемирия сирийские военные возложили на Турцию, которая продолжает отказывать поддержку сосредоточенным в Идлибе бандформированиям. В этот же день сирийские правительственные войска возобновили наступление на севере провинции Хама при поддержке авиации ВВС САР и ВКС России. В ходе наступления сирийской армии удалось выбить боевиков экстремистских и террористических группировок из целого ряда населенных пунктов. При этом противник неоднократно контратаковал позиции правительственных сил, но в основном безуспешно. 11 августа подразделения сирийской армии выбили боевиков из стратегически важного города Аль-Хубайт, открыв путь к одному из крупнейших городов провинции Идлиб Хан-Шейхуну.

На минувшей неделе боевики дважды – 5 и 8 августа — обстреливали российскую авиабазу «Хмеймим». База не пострадала, однако есть погибшие и нанесен материальный урон гражданскому населению вблизи «Хмеймима».

Вновь обострилась обстановка в районе Бадия на востоке провинции Хомс и в западной части провинции Дейр-эз-Зор, где террористы «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) сохранили крупные силы, которые в последнее время наносили удары по военным и гражданским объектам. Сирийские войска были вынуждены начать операцию против боевиков ИГ вдоль западной административной линии провинции Дейр-эз-Зор.

Военные Турции и США по итогам переговоров в Анкаре, прошедших 5-7 августа, договорились создать центр проведения совместных операций для реализации мер по созданию на севере Сирии буферной зоны безопасности. В то же время ни турецкая, ни американская сторона не сообщили, смогли ли они преодолеть два основных разногласия. Первое — как далеко будет простираться зона безопасности, второе — кто будет командовать силами, патрулирующими эту территорию. При этом операционный центр будет расположен в Турции. По информации турецких СМИ, зона шириной от 30 до 40 км вдоль сирийско-турецкой границы будет контролироваться Турцией в координации с США. При этом члены курдских вооруженных формирований должны будут покинуть эту территорию и сдать тяжелое вооружение. Президент США Д. Трамп обещал вывести американские силы с севера Сирии, где Турция планирует провести новую военную операцию, заявил 8 августа глава МИД Турции М. Чавушоглу. Он вновь подтвердил принципиальную позицию Анкары о том, что весь север Сирии «должен стать зоной безопасности, и его нужно полностью очистить от [курдских формирований] «Сил народной самообороны», Партии «Демократический союз» и Рабочей партии Курдистана», которые Турция считает террористическими организациями. Процесс создания Центра совместных операций по Сирии будет осуществляться поэтапно, заявили 9 августа в Пентагоне. Турция и США в ходе состоявшихся в Анкаре переговоров достигли значительного прогресса на пути к созданию устойчивого механизма обеспечения безопасности на северо-востоке Сирии, считает госсекретарь США М. Помпео. Власти Сирии выступили категорически против американо-турецкого соглашения по формированию так называемой «безопасной зоны» на северо-востоке САР, поскольку она затрагивает суверенитет страны.

Эксперты полагают, что «Турция отказалась от нового военного вторжения в Сирию. Таков главный результат заключённого 7 августа американо-турецкого соглашения о создании так называемой зоны безопасности на северо-востоке САР». В то же время «американцы, как и в случае с дорожной картой по сирийскому Манбиджу, городу и прилегающему к нему району на северо-востоке провинции Алеппо, настроены затянуть реализацию достигнутых с турками договорённостей. На эту особенность модели поведения администрации Д. Трампа в Сирии ранее обратили внимание в Анкаре, предупредив, что не потерпят повторения «манбиджского прецедента»». «Турция не допустит, чтобы усилия по созданию вместе с США зоны безопасности на северо-востоке Сирии застопорились так же, как это произошло после американо-турецкого соглашения о контроле в районе Манбидж. Об этом 8 августа заявил министр иностранных дел республики М. Чавушоглу.

«Исламское государство» укрепляет свои позиции в Ираке и находится в процессе возрождения в Сирии, заявил в своем очередном докладе генеральный инспектор Минобороны США, готовящий регулярные отчеты о ходе операции «Непоколебимая решимость», которую проводят в Ираке и Сирии силы западной коалиции. В докладе отмечается, что «сокращение присутствия сил США привело к уменьшению поддержки, доступной силам партнеров [США] в Сирии, в тот самый момент, когда им необходимо больше подготовки и оборудования, чтобы дать ответ на возрождение ИГ». В Пентагоне оценивают общую численность боевиков ИГ в Сирии и Ираке в 14.000-18.000 человек, среди которых около 3.000 иностранцев.

Продолжается жесткое противостояние между Ираном и США. Глава МИД ИРИ М. Д. Зариф заявил 5 августа, что его страна никогда не смирится американским экономическим терроризмом и не пойдет на переговоры с США, пока они не отступят от своей политики. Одновременно Зариф предложил региональным лидерам начать диалог и заключить договор о ненападении на фоне снижения доверия к США. Кроме того, по словам министра, Иран больше не будет терпеть морские правонарушения в Персидском заливе. Тегеран готов вести переговоры с Вашингтоном, если американская администрация снимет наложенные на Иран санкции, заявил 6 августа президент Ирана Х. Роухани. Он отметил, что «невозможно требовать допуск в Ормузский пролив британских судов и при этом закрывать Гибралтар для иранских»». В то же время в ходе телефонного разговора с президентом Франции Э. Макроном Роухани заявил, что Иран выступает за свободу судоходства в Ормузском проливе. Иран должен обеспечивать безопасность в Персидском заливе, который он рассматривает как продолжение своей территории, заявил 9 августа представитель МИД ИРИ. Присутствие любых внешних сил в Персидском заливе является источником угрозы для Тегерана, подчеркнул М. Д. Зариф. Тегеран призывал генерального секретаря ООН А. Гутерриша принять меры в связи с введенными США санкциями в отношении М. Д. Зарифа. Власти США напрасно ожидают, что иранские политики позвонят в Белый дом с предложением начать переговоры. Об этом заявил 11 августа представитель МИД Ирана. «Тегеран никогда не сделает первый шаг к переговорам в условиях постоянного давления и нарушения международных норм», — отметили в МИД ИРИ.

Министр энергетики США Р. Перри и министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Х. аль-Фалех договорились вместе противостоять попыткам Ирана дестабилизировать мировой рынок нефти.

Президент Франции Э. Макрон посылает Ирану «противоречивые сигналы», заявил Д. Трамп. Он добавил, что, несмотря на добрые намерения французского лидера, «никто не говорит за США, кроме самих США». Официальный Париж не нуждается в чьем-либо разрешении, чтобы выражать свое мнение по поводу Ирана, заявил глава французского МИД Ж.-И. Ле Дриан, комментируя слова Трампа.

Премьер-министр Великобритании Б. Джонсон заявил 10 августа, что продолжает считать Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе оптимальным средством сдерживания ядерных амбиций Тегерана.

ООН фиксирует случаи гибели простых граждан Ирана из-за недоступности лекарств, причиной которой являются санкции США против этой страны, заявили 10 августа во Всемирной организации.

В Адене, главном городе юга Йемена и временной столице страны, 7 августа вспыхнули бои между силами, лояльными президенту страны А. М. Хади (поддерживается Саудовской Аравией) и вооруженными формированиями сепаратистского Южного переходного совета (ЮПС). Одновременно ЮПС призвал к свержению А. М. Хади, назвав его ставленником исламистской партии «Аль-Ислах» — йеменского филиала ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ). К концу дня 10 августа отряды сепаратистов овладели основными ключевыми точками в Адене, вытеснив проправительственные силы. Затем последовал ультиматум командования коалиции, которую возглавляет КСА, с требованием прекратить огонь с 01:00 мск 11 августа. В противном случае коалиция пригрозила применить военную силу. Ранее, 8 августа, правительство Йемена обратилось к Саудовской Аравии и ОАЭ с просьбой срочно вмешаться в события и остановить конфликт, возложив ответственность за его последствия на сепаратистов. Лидер сепаратистов из ЮПС А. аз-Зубейди принял предложение КСА провести примирительную встречу йеменских политиков в Эр-Рияде и согласился на перемирие после того, как саудовская авиация нанесла удары по ряду ключевых позиций сепаратистов в Адене. В своем заявлении Аз-Зубейди сообщил о согласии вывести формирования ЮПС с территории президентского дворца «Эль-Маашик», а также освободить здания Минобороны, Генштаба и армейские казармы. Сообщается, что сепаратисты уже начали отвод своих сил, несмотря на то, что ранее категорически отказывались это сделать. По предварительной информации ООН, 40 человек погибли, более 250 получили ранения в ходе вооруженных столкновений в Адене.

В Афганистане радикальное движение «Талибан» выступило с угрозой расправы над жителями страны, которые решатся прийти на избирательные участки во время президентских выборов, назначенных на 28 сентября. Кроме того, талибы предупредили иностранцев о недопустимости финансовой поддержки предвыборных кампаний кандидатов в президенты Афганистана. Свои угрозы «Талибан» объясняет тем, что, по его мнению, единственно возможным вариантом компромисса создание временного правительства в стране.

На переговорах в Катаре представители США и движения «Талибан» разрешили все разногласия по переговорам о примирении в Афганистане, выводе американских войск из этой страны и отказу талибов от контактов с другими экстремистскими группировками, сообщил представитель движения.

Турция останется важным членом Североатлантического альянса, несмотря на закупку в России зенитной ракетной системы С-400, которая вызывает серьезную озабоченность НАТО, заявил 7 августа генсек альянса Й. Столтенберг.

Украина и Турция объявили о создании совместного предприятия в сфере высокоточного оружия и аэрокосмических технологий. Одним из первых проектов этого предприятия станет разработка беспилотника нового поколения, который сможет развивать значительную крейсерскую скорость и наносить удары широким спектром высокоточного вооружения.

9 августа в Мавритании утвержден состав нового правительства премьер-министра И. ульд Шейха Сидии. В состав кабинета вошли главы 26 министерств (в прежнем правительстве – 24). В рамках нового правительства создано министерство экономики и промышленности, которое теперь будет отвечать также за вопросы привлечения инвестиций и индустриального развития. Четыре министерских портфеля досталось женщинам.

В Алжире не прекращаются массовые акции протеста с требованием провести в стране реальные демократические реформы, обеспечить независимость судебной системы и организовать честные выборы президента республики. В столице страны и некоторых других городах 9 августа прошли очередные, 25-е по счету, пятничные манифестации. Их участники добиваются отставки всех видных деятелей режима, в первую очередь, временного президента  страны А. Бенсалеха и премьер-министра Н. Бедуи.

       

 

 Приложение

 

 

О военно-промышленном комплексе Турции

(часть I)

 

 

Современный военно-промышленный комплекс Турции является одним из наиболее мощных в регионе Ближнего и Среднего Востока. Политическое и военное руководство страны уделяет постоянное повышенное внимание вопросам совершенствования национального ВПК, расширения базы по выпуску военной продукции различного назначения, освоения новых зарубежных и создания собственных современных военных технологий. В последние годы турецкий ВПК демонстрирует динамичное поступательное развитие, что вызвано возрастающими потребностями национальных вооруженных сил в современных образцах вооружения и военной техники (ВВТ).

В настоящее время военно-промышленный комплекс Турции представляет мощное, широкоразвитое производство. Он представлен предприятиями авиационной, бронетанковой, судостроительной, артиллерийско-стрелковой, боеприпасной, ракетной и радиоэлектронной промышленности. Всего в стране имеется более 230 оборонных предприятий государственной, частной и смешанной форм собственности, на которых занято более 80 тыс. человек.

Развитие национального ВПК во многом обусловлено необходимостью модернизации турецких вооруженных сил, которые на сегодняшний день во многом оснащены устаревшим вооружением и техникой времен холодной войны. Немаловажно и то, что военная промышленность рассматривается в Турции «в качестве важного драйвера для «гражданской» экономики и повышения своего политического влияния в мире». К тому же турецкий ВПК в последние годы заметно увеличивает свой экспортный потенциал.

Начиная с середины 1980-х гг. турецкое правительство последовательно инициировало программы, направленные на модернизацию и оптимизацию национального ВПК, а также на снижение доли импортных ВВТ в вооруженных силах страны. Процесс развития национальной оборонной промышленности получил новый импульс после прихода к власти в стране в 2002 г. Партии справедливости и развития во главе с Р. Т. Эрдоганом.

В итоге в сфере оборонной промышленности удалось достигнуть существенного прорыва. Турция стала в состоянии производить многие современные виды вооружения и техники (в основном пока что по иностранным лицензиям), реализовала либо начала реализовывать ряд амбициозных перспективных военно-промышленных программ (танк Altay, истребитель TF-X и др.). Были разработаны и запущены в производство ряд образцов современных ВВТ для всех видов вооруженных сил, наземные и морские транспортные средства, аэрокосмическая техника, системы связи и электронные системы, системы вооружения, радары и средства радиоэлектронной борьбы. Дальнейшее развитие получили военное приборостроение, артиллерийско-стрелковая отрасль, производство бронетехники на автомобильном шасси. Только в 2018 г. в стране был дан старт реализации целого ряда новых оборонных проектов, целью которых является минимизация зависимости от импорта. К наиболее важным программам в рамках стратегического плана развития вооруженных сил Турции относятся проекты: основного боевого танка, боевого самолета, экспериментальных подводной лодки и легкого вертолета огневой поддержки.

При реализации перспективных национальных программ создания систем вооружений выбирается иностранный партнер для участия в разработке и передачи технологий и опыта. Так, танк Altay создавался при участии южнокорейской компании Hyundai Rotem. При этом в долгосрочных планах большое место отводится локализации и «импортозамещению» изделий и систем в процессе серийного производства.

Еще одним направлением является поощрение турецких оборонных предприятий к участию в международной военно-промышленной кооперации и в иностранных производственных программах. Так, Турция сумела получить весьма значительное место в качестве субподрядчиков в программе производства американских истребителей 5-го поколения F-35. Однако из-за закупки в России ЗРС С-400 США заявили об исключении турок из этого проекта.

По состоянию на 2018 г. Турция занимает 15-е место в мире по расходам на оборонную промышленность, ежегодные расходы Турции на оборонную промышленность составляют 18,2 млрд долларов, что эквивалентно 2% от ВВП. За 10 последних лет объем инвестиций в турецкий ВПК вырос пятикратно. Оборот национальной военной промышленности составляет порядка 6 млрд долларов. На сегодняшний день в Турции реализуются 650 оборонных проектов на сумму в 60 млрд долларов. В целом на сегодняшний день республика удовлетворяет 68% потребностей в оборонной сфере за счет собственного производства.

Президент Турции Р. Т. Эрдоган провозгласил несколько основных приоритетных направлений развития ВПК. Это — постройка военных кораблей, производство тяжелой техники и развитие аэрокосмической промышленностью, что, прежде всего, относится к сфере спутниковой разведки, навигации и связи.

Война в Сирии и события с ней связанные стали мощным импульсом в развитии турецкого ВПК. По информации турецких СМИ, в ходе военных операций в соседней стране применялись только технологии и вооружение отечественных производителей и использовались новые образцы ВВТ национальной разработки. В то же время в ходе сирийского конфликта были выявлены многие недостатки техники, состоящей на вооружении турецкой армии, которые потребовали ее модернизации или создания новых образцов.

Несмотря на то, что Турция добилась серьезных успехов в развитии оборонно-промышленного комплекса и постепенно производит более сложные виды оружия, эти достижения являются только началом. Страна в вопросах технического оснащения своих вооруженных сил продолжает находиться в сильной зависимости от поставок из-за рубежа, что обусловлено все еще недостаточным общим уровнем экономических, материальных и научно-технических возможностей Турции. Основой развития турецкой оборонной индустрии остается активное привлечение иностранного опыта и содействия. Самостоятельные программы по созданию новых видов ВВТ стали реализовываться только в последнее десятилетие, и сталкиваются со значительными сложностями и затягиваниями сроков, что связано с ограниченными возможностями турецких разработчиков и производителей. Как и любая недостаточно развитая в промышленном отношении страна, Турция сталкивается с серьезными проблемами и задержками при переходе от создания штучных опытных образцов к их серийному производству. Это видно на примере вертолета Т129 АТАК и танка Altay. В то же время участие зарубежных поставщиков в производстве турецкого оружия ведет к сохранению зависимости от иностранных партнеров, накладывает определенные ограничения на его экспорт. Многие типы ВВТ Турция полностью импортирует.

Президент Эрдоган поставил амбициозную задачу добиться высокой степени локализации и самодостаточности оборонного комплекса к 2023 г. Однако эксперты сомневаются в успехе ее реализации «по двум причинам: отсутствие серьезного внутреннего ресурса для финансирования такого проекта, традиционной инженерной школы во всех компонентах военного строительства и собственной технологической базы». Так, вызывает сомнения реализуемость создания собственного перспективного истребителя TF-X. Хотя уже заявляется о готовности к самостоятельному созданию широкого спектра самых разнообразных комплексов (зенитные ракетные системы, крылатые и баллистические ракеты, спутники, пассажирские самолеты). «В ряде случаев у турецких оборонщиков (а в большей степени у политического руководства) наблюдается «головокружение от успехов». Говоря о развитии ВПК, нельзя не упомянуть и об общем ухудшении финансового и экономического положения Турции в последнее время. А ведь именно общий рост турецкой экономики в начале нынешнего столетия в значительной степени способствовал успешному развитию национального ВПК. В целом ближайшие годы покажут, насколько оправданными выглядят турецкие амбиции в этой сфере.

Особо следует отметить, что интенсивное развитие национальной оборонной промышленности можно считать одним из доказательств стремления Турции к большей политической независимости от зарубежных партнеров, в том числе США, к проведению более самостоятельной внешней политики.

События последнего времени (ухудшение отношений с Израилем, напряженность и противоречия с США и Евросоюзом) отчетливо демонстрируют необходимость достижения в области ВПК высокой степени самодостаточности с переходом на собственные технологии. К тому же, несмотря на то, что Турция является членом НАТО, это само по себе не гарантирует Анкару от наложения на нее фактического эмбарго в рамках поставок современного вооружения со стороны США и Германии, которые на протяжении длительного времени являются ключевыми партнерами по ВТС. Уже упоминавшийся пример с истребителями F-35 наглядное тому подтверждение.

40.53MB | MySQL:92 | 0,955sec